Аэродромная техника

Реклама
Реклама
Fencer

Fencer

Старожил
Fencer, нас никому не победить!
Вспомнил свою первую подвеску ФАБ-250 54 на внешнюю подвеску Ту-22м2 лейтенантом.
Курсантами нас на кафедре применения АСП учили: - бомбы не ронять, по бомбам не стучать, и т.д.
ПКК во время подвески оружия числится старшим расчёта по подвеске оружия.
Толку от него мало, но он числится старшим.
В расчёт по подвеске ФАБ-250 входило 8 человек. Из них 4 человека - технический экипаж Ту-22м2, правый лётчик (ПКК) и штурман-оператор, один человек из группы обслуживания, и один специалист из группы авиационного вооружения.
Всю ответственную работу делает специалист из Группы вооружения, а ПКК изображает старшего, чтобы было с кого спросить...
Проку от лейтенанта ПКК никакого, кроме физической силы.
36 ФАБ-250 подкатили из хранилища, растарили и подвесили на внешнюю подвеску Ту-22м2.
Закрепили упорами, взрыватели не вворачивали, экипажи эскадрильи заняли готовность, доложили...
Приехала комиссия, проверила подвеску, закрепление упорами, записала время и уехала - ОТБОЙ.
Привести всё в исходное.
Раскрепить, снять, затарить, укатить в хранилище, поставить бомбы в бомботаре в хранилище на попа.
А жопа в мыле давно уже от одной только подвески. Круглое катить тоже трудно, спина трещит. А тут надо всё снимать...
И тут начался цирк, от которого у меня, впервые это видевшего, глаза на лоб вылезли и шапка на волосах поднялась.
Я просто офигел от ужаса - мы взорвёмся!
Бомбы затаривали просто.
Бомботару подставляли под балочный держатель, выверяя её с будущей траекторией полёта бомбы.
Потом спец из группы АВ тыкал отвёрткой в замок балочного держателя.
Бомба срывалась с замков и падала точно в ложе половинки от бомботары.
Бомботара пружинила и вторая половина тары накрывала бомбу, лежащую уже в первой половине.
Оставалось только вставить болты, фиксирующие половины бомботары, и откатывай...
Видя такое безобразие в первый раз, я потребовал от вооружейника снимать бомбы лебёдкой.
На что меня тут же послали в эротическое путешествие - лейтенант, не мешай. И не путайся под ногами.
Конечно я с ужасом ожидал - когда всё это взорвётся?
Но наблюдая за тем как спокойно остальные члены расчёта тарят бомбы,
и как точно так же работают на другом самолёте в нашем капонире, я еле успокоился.
Потом мы метлой смели щепки с бетона, и наша задача была выполнена.
Сколько потом ни довелось подвешивать по тревоге ФАБ-250, снимали всегда их "методом падения".
Кстати.
На нижние станции МБД бомбы подвешивали тоже не лебёдкой.
Одну бомботару половинили.
На половинке бомботары бомбу ФАБ-250 расчёт по подвеске по счёту раз-два легко поднимал до нижних замков, щёлкали замки и бомба висела.
С боковыми замками было сложней.
Если на боковые станции подфюзеляжных МБД повесить на раз-два получалось,
то на подкрыльевые МБД такое не прокатывало.
Было высоко. И пару у расчёта не хватало на вытянутых вверх руках поднять бомбу.
На боковые станции подкрыльевых МБД бомбы подвешивали только лебёдкой.
 
Реклама
gourry

gourry

Местный
Вспомнил свою первую подвеску ФАБ-250 54 на внешнюю подвеску Ту-22м2 лейтенантом.
Курсантами нас на кафедре применения АСП учили: - бомбы не ронять, по бомбам не стучать, и т.д.
ПКК во время подвески оружия числится старшим расчёта по подвеске оружия.
Толку от него мало, но он числится старшим.
В расчёт по подвеске ФАБ-250 входило 8 человек. Из них 4 человека - технический экипаж Ту-22м2, правый лётчик (ПКК) и штурман-оператор, один человек из группы обслуживания, и один специалист из группы авиационного вооружения.
Всю ответственную работу делает специалист из Группы вооружения, а ПКК изображает старшего, чтобы было с кого спросить...
Проку от лейтенанта ПКК никакого, кроме физической силы.
36 ФАБ-250 подкатили из хранилища, растарили и подвесили на внешнюю подвеску Ту-22м2.
Закрепили упорами, взрыватели не вворачивали, экипажи эскадрильи заняли готовность, доложили...
Приехала комиссия, проверила подвеску, закрепление упорами, записала время и уехала - ОТБОЙ.
Привести всё в исходное.
Раскрепить, снять, затарить, укатить в хранилище, поставить бомбы в бомботаре в хранилище на попа.
А жопа в мыле давно уже от одной только подвески. Круглое катить тоже трудно, спина трещит. А тут надо всё снимать...
И тут начался цирк, от которого у меня, впервые это видевшего, глаза на лоб вылезли и шапка на волосах поднялась.
Я просто офигел от ужаса - мы взорвёмся!
Бомбы затаривали просто.
Бомботару подставляли под балочный держатель, выверяя её с будущей траекторией полёта бомбы.
Потом спец из группы АВ тыкал отвёрткой в замок балочного держателя.
Бомба срывалась с замков и падала точно в ложе половинки от бомботары.
Бомботара пружинила и вторая половина тары накрывала бомбу, лежащую уже в первой половине.
Оставалось только вставить болты, фиксирующие половины бомботары, и откатывай...
Видя такое безобразие в первый раз, я потребовал от вооружейника снимать бомбы лебёдкой.
На что меня тут же послали в эротическое путешествие - лейтенант, не мешай. И не путайся под ногами.
Конечно я с ужасом ожидал - когда всё это взорвётся?
Но наблюдая за тем как спокойно остальные члены расчёта тарят бомбы,
и как точно так же работают на другом самолёте в нашем капонире, я еле успокоился.
Потом мы метлой смели щепки с бетона, и наша задача была выполнена.
Сколько потом ни довелось подвешивать по тревоге ФАБ-250, снимали всегда их "методом падения".
Кстати.
На нижние станции МБД бомбы подвешивали тоже не лебёдкой.
Одну бомботару половинили.
На половинке бомботары бомбу ФАБ-250 расчёт по подвеске по счёту раз-два легко поднимал до нижних замков, щёлкали замки и бомба висела.
С боковыми замками было сложней.
Если на боковые станции подфюзеляжных МБД повесить на раз-два получалось,
то на подкрыльевые МБД такое не прокатывало.
Было высоко. И пару у расчёта не хватало на вытянутых вверх руках поднять бомбу.
На боковые станции подкрыльевых МБД бомбы подвешивали только лебёдкой.
Вспомнил американцев, которые вилочником ставили на место движок на ДС-10, и угробили борт в итоге.