Достоверность описания (?, ЧА)

    Экзот

    Элефантерия
    Натан Захарий,
    Так я и думал. Но остаюсь при своём предложении. Это не фамильярность. Просто напрягает при неформальном общении.

    Про "глушить сигнал" я и не говорил. Пусть себе выдаёт в эфир - никто просто не успеет помочь.

    Вот Che давно выкладывал полный вид "Звена".
     

    Экзот

    Элефантерия
    Натан Захарий, да я ж не в порядке критиканства.
    К тому ж, если верить Михаилу Пухову, кол-во "вечных сюжетов" и сюжетных ходов довольно ограниченно.
    Как писали Стругацкие про "усреднённое" приключенческое произведение - "В первых 2/3 сюжета бьют положительных героев, в последней трети - они дают сдачи и ещё добавляют сверху".
    Т.ч. надо бояться не реминсценций, а собственной бездарности - если с талантом всё в порядке - дерзай. Удачи, Алексей.
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Экзот, а сколько такая "система" в воздухе держалась? Поиск "торговца", который к тому же может соблюдать радиомолчание, порой затягивается, а запасы топлива небезграничны...
     

    Экзот

    Элефантерия
    Натан Захарий, читай выше - до 6,5 часов. А, если заняться фантастикой и придумать полуутопленные "рейдеры" , то и дольше.
    ТБ-3 при полной заправке (правда не с полной полезной нагрузкой) в воздухе мог провисеть до 10...15часов.

    А радиомолчание...
    Врядли. Не знаком со спецификой тогдашних дальних полётов, но на таких рейсах летали бизнесмены, которым просто позарез нужна связь с внешним миром и во время путешествия. Во-вторых, потребности радионавигации: не знаю, как у "них", но "у нас" в то время радиомаяки, ЕМНИП, работали по запросу - а это выход в эфир.
    В-третьих, возможности радиокомпасов на больших дальностях ограничены - обычной практикой было следующее: борт запрашивает три пеленгатора, даёт "нажатие" (долгое нажатие ключа), пеленгаторы ловят сигнал, передают пеленг борта на борт (стационарные установки по определению чувствительнее и точнее). Тот определяет своё место. Перехватить отзыв пеленгатора - раз плюнуть.
     
    A

    В те древние времена штурманы дирижаблей пользовались секстантом если
    был полёт на большом удалении.
     

    Экзот

    Элефантерия
    Угу, туда брали тех, кто не прошёл профотбор на самолётного штурмана и потому, из за своего тупоумия, не знавшим о радионавигации.
    Но потом они оказывались достаточно умными чтобы пользоваться секстаном при 10балльной облачности, ночью, и т.д.
    Книга от 1940г.
    Наличие и точность СВЖ по радиомаякам.
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Вопрос ко всем, кто знает (знают, безусловно, все, кто это читает):
    ЧТО ТАКОЕ МОТОГОНДОЛЫ У САМОЛЕТА? Я в общем-то понимаю, но русским языком не могу объяснить (в смысле, цензурно)... Объясните, пожалуйста, а то не выходит с описанием прототипа "пиратского крейсера"!!! А без этого описания все идет насмарку...
     

    Экзот

    Элефантерия
    Натан Захарий, "гондола" - обтекаемый корпус для выведенного за очертания планера необтекаемого агрегата.
    Мотогондола, соответственно, для двигателя.
    Либо отсек для размещения чего либо, но недотягивающий до понятия "фюзеляж".
    Например, "Лайтнинг".
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Экзот, а можно ли применить к Аэрокуде такое описание ( в смысле, внятно ли оно будет передавать основные ее особенности?): "... Двухмоторная машина была с виду не совсем обычной; даже неискушенный в авиации человек заметил бы это. Обтекаемый, «зализанный» металлический корпус, расположенные не впереди, а позади крыльев воздушные винты, а также остекленные носовые части мотогондол, - обтекатели установленных на крыльях двигателей, - откуда торчали пучки металлических трубок... Мистер Хо подошел поближе и понял ,что это – всего-навсего стволы пулеметов разного калибра, а за остеклением скрываются кабины стрелков..."
    Чего-то, кажись ,неуклюже выглядит, но это я сразу из головы отпечатал.
     

    Экзот

    Элефантерия
    Натан Захарий,
    мотогондол, - обтекатели установленных на крыльях двигателей
    Смотря на кого ты ориентируешься - если на сокурсниц-филологинь - нормально. Для человека, хоть как то интересующегося авиацией, расшифровка слова "мотогондола" откровением не будет, а текст загромождает.
    расположенные не впереди, а позади крыльев воздушные винты
    Да, к тому времени толкающие винты стали скорее редкостью чем нет.
    пучки металлических трубок
    Даже "неискушённый человек" никогда не перепутает ствол с "трубкой". К тому ж... Не знаю как у нормальных людей, а у меня словосочетание "торчащий пучок" вызывает ассоциацию с чем то бесформенным и неаккуратным - типа старого веника с торчащими в разные стороны ветками.
    Да и "пучком" и назвать сложно, т.к. ...
    это – всего-навсего стволы пулеметов разного калибра
    ...ЕМНИП, там был два ствола - спаренные 1х37мм пушка и 1х12,7мм пулемёт.
    Остальное, вроде, нормально.
    Скорее уж,
    "из лобовых частей гондол (по аналогии с танками Mk.1 можно, наверное, назвать ещё и "спонсонами") хищно глядели спаренные стволы пушки и крупнокалиберного пулемёта - изящные и грозные".

    Вид у машины, и правда, был необычный. Но не для тех, кто видел, скажем, АНТ-7 (и аналоги) с торчащими отовсюду стволами (у АНТ-7 - из фюзеляжа выдвигалась башня необычного вида; АНТ-42 с его подшассийными стрелками.
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    b]Пролог повести с несколько пафосным названием "Кровь на облаках".
    Июль 1937 года. Город Нью-Йорк. [/b]

    В одно летнее утро тучи вдруг закрыли солнце, что едва успело подняться из-за горизонта и осветить мир, а затем из этих туч хлынул проливной дождь. Потоки грязной воды наперегонки мчались по улицам большого города, волоча с собой всяческий мусор, который город прячет от брезгливых жителей в глубине самого себя, где-нибудь в проржавевших мусорных баках, в захламленных двориках... Льющаяся с неба вода моментально промачивала одежду до нитки, стоило лишь человеку высунуться на улицу... даже зонт не спасал... Улицы мгновенно опустели, едва свинцово-серые тучи закрыли небо, и лишь редкие машины потом прошмыгивали сквозь плотную пелену дождя... Порой в небе сверкала ветвистая молния, а следом сердито ударял гром.
    - Небо явно за что-то разгневалось на город, раз наслало такую грозу... – сделав большие глаза, шептала старая бабушка своим внукам, а те, испуганно скуксившись, старались закутаться в одеяло, будто оно могло спасти от грома и молнии. За окнами маленькой бабушкиной квартирки однообразно шумел дождь...
    ...Дождь шумел весь день без перерыва... утих он только под вечер... Тучи как-то сразу рассеялись, и небо очистилось... но солнце уже село, и настала ночь... Город уснул... все молчит... только изредка слышно ворчание бродяги, устраивающегося на ночлег на парковой скамейке... да раздаются шаги какого-нибудь припозднившегося прохожего... молчание, темнота, покой... так будет до утра... до самого утра...

    ...В час, когда небо стало чистым, по окраинным улочкам города пронесся черный бронированный лимузин. Машина мелькнула и исчезла в сумраке, окутавшем почти пустые улицы, столь быстро, что никто из малочисленных прохожих толком не успел разглядеть ее... Кое-кто из этих людей даже склонен был приписывать машине сверхъестественное происхождение, ибо обычные машины с такой сверхъестественной быстротой не двигаются...
    Но лимузин, конечно, был самым настоящим. Запутывая следы, шофер колесил по узким улочкам, едва не цепляя бортами грязные стены домов. Иногда машина выезжала на большие оживленные улицы и там терялась в потоке других автомобилей. Так продолжалось довольно долго; за окном уже стемнело, и шофер зажег фары. Шумел мотор, мелькали за окном яркие огни реклам, вспыхивали на мгновение фары встречных машин, а три одетых в строгие костюмы пассажира, вольготно разместившихся на заднем сиденье лимузина, не обращали на это никакого внимания... Им давно прискучила поездка; к тому же в машине было жарко.
    Наконец, шофер счел, что слежка, если она и была, уже потеряла их. Он притормозил и, обернувшись, спросил:
    - Мистер Хо, куда теперь?
    - Езжай в аэропорт, - спокойно отозвался мистер Хо, грузный пожилой китаец; несмотря на годы, в холодных серо-стальных глазах его, как и в юности, горел задорный огонек. Такой бывает иногда заметен в глазах авантюристов, когда речь идет об очередном предприятии...
    - Да, босс!

    Пока машина мчалась в аэропорт, между пассажирами завязался разговор.
    - Ли, как там наш воздушный крейсер? – спросил вдруг мистер Хо.
    - Машина уже перегнана с завода в аэропорт, и сейчас в арендованном вами ангаре механики заканчивают его подготовку к сделке, - тотчас ответил Ли, молодцеватый подтянутый парень, очень похожий лицом на своего босса. – Устанавливают вооружение, заправляют, проверяют приборы, ну и все такое прочее...
    - Так, а что с охраной?
    - Мышь не проскользнет!
    - Эээ... простите, а полиция не сможет нам помешать? – робко осведомился третий, румяный толстяк. Он вообще несколько нервничал последние часы, хотя старался это скрыть.
    - Полиция? Нет, мистер Хаакен, они встанут на уши только в том случае, если кто-то помешает мне, - сказал мистер Хо. – Они... как бы это сказать... получают от меня прибавку к жалованью, и поэтому можно надеяться, что все пройдет гладко...
    - Мистер Хо... а конкуренты?
    - А с конкурентами, которые окажутся настолько глупы, что сунут свое рыло в мои дела, разберутся ребята Ли, - несколько резко ответил мистер Хо. – Еще ни одна моя сделка по продаже оружия не срывалась из-за конкурентов...
    На некоторое время в машине снова воцарилось молчание. Пристыженный мистер Хаакен отвернулся к окну, мистер Хо снова углубился в документы, а Ли... Ли просто размышлял о вечности, глядя в пространство невидящим взором.
    Наконец, мистер Хаакен решился задать остальные мучающие его вопросы, а мистер Хо отложил папку с документами, и, следовательно, оказался без дела. Поэтому разговор возобновился:
    - Мистер Хо... вы хоть раз продавали до этого самолеты?
    - Продавал ли я самолеты? Мистер Хаакен, вы так желаете узнать обо мне побольше? зачем?
    - Просто интересно узнать, кому мистер Гроувер доверил самолеты! – неожиданно дерзко ответил толстяк.
    - Вы порой становитесь совсем другим, мистер Хаакен! – мистер Хо был само бесстрастие. – Люди имеют шанс получить мое доверие, если только могут меня удивить чем-то. Не деньгами, не способностями... скорее, своим внутренним содержанием... Что ж, я отвечу на ваш вопрос: я никогда доселе не продавал самолеты, только автоматы и прочую стреляющую дребедень... На них я сделал себе состояние и имя крупнейшего торговца оружием в Америке... Вот, пожалуй, и все!
    - Так... а покупатель видел машину в действии?
    - Она... покупатель видел самолет только на кинопленке и фотографиях, которые мистер Гроувер любезно предоставил мне...
    - Она? Покупатель – женщина? – поразился Хаакен.
    - М-да... раз уж проговорился, придется раскрыть карты... – усмехнулся мистер Хо. – Да, она женщина. Самая опасная в мире, на мой взгляд...
    - Кто же она?
    - Ну... ее имя вряд ли что-то скажет вам... Вот прозвище у нее действительно говорящее: Леди Ураган.
    - Леди Ураган? Самая успешная воздушная пиратка мира? – побледнел мистер Хаакен. – Черт, да по ней же веревка плачет чуть ли не в половине стран мира... А если откроется, что мы продали ей сверхсовременный самолет, по нам заплачет... нет, зарыдает электрический стул...
    - Успокойтесь, мистер Хаакен! – холодно улыбнулся китаец. – Секретность сделки – моя забота. Ваше дело – проследить за ее ходом, получить долю мистера Гроувера и всех остальных парней, знающих о сделке, а потом передать им деньги... вспомнили?
    - Да... да... конечно... – пролепетал толстяк.
    - Я продаю Леди Ураган, - да будет вам известно, что так ее прозвали за молниеносность действий и полное пренебрежение к встающим на ее пути людям и препятствиям, - вооружение для ее абордажных команд и самолетов уже лет пять, с того самого момента, как она подалась в пираты... И ни разу она меня не обманула. Так будет и сегодня! – закончил мистер Хо. – Деньги уже почти наши, дело за ней.
    - С... сколько она должна передать вам за самолет?
    - Я думал, директор авиазавода сказал эту цифру своему поверенному...
    - Даже он не знает, за какую сумму вы собираетесь продать самолет...
    - Леди Ураган пообещала мне заплатить в полтора раза больше, чем скряги из военно-морского флота США, которые и заказывали вашей фирме разработку этого самолета... Следовательно, раз флот обещал по полмиллиона долларов за каждый новый самолет, то пираты раскошелятся на семьсот пятьдесят тысяч... – заглянул в бумаги торговец.
    - Так... значит, триста тысяч я должен отвезти мистеру Гроуверу... Это большие деньги, очень большие...
    - Можете не беспокоиться, мои ребята сопроводят вас до самого кабинета мистера Гроувера, - мистер Хо легко догадался, чего теперь боится Хаакен, - ответственности за баснословные деньги. – Если сделка пройдет удачно, Леди Ураган, возможно, закажет еще четыре самолета. Они окажутся просто незаменимы для ее дел...
    - Вам легко говорить! – воскликнул Хаакен, утирая со лба пот. Ночная прохлада осталась там, за бронированным стеклом, ради безопасности заделанным намертво, а в салоне было ужасно душно и жарко. Поэтому толстяк расстегнул пиджак и начал перечислять, загибая пальцы:
    - Завод военный, – раз! Поэтому следят за нами - будь здоров! Самолеты собирались многими рабочими из неучтенных деталей, которые не проходят ни по каким документам! Плати им еще за внеурочную работу, за молчание, за создание этих деталей, за конспирацию, - два! Наконец, наши нервы...
    - Это все? – поинтересовался мистер Хо.
    - Ну... вы должны понять, что я не требую еще денег за все вышеназванное... Я просто рассказал вам, с какими трудностями нам пришлось столкнуться при создании именно этого самолета! – пояснил Хаакен. – Поэтому создание еще четырех машин... как бы это... потребует некоторых расходов с вашей стороны...
    - Ну, так что с того? Поторгуемся, и ваша фирма предоставит нам еще четыре машины! Заплатим за молчание и за все остальное! А деньги потекут рекой! Не засветитесь с ними для финансовой полиции, - все будет тип-топ! Что вам этот флот, который готов удавиться из-за копейки?
    - Ну... слова ваши, конечно, верные... однако трудности есть, и от них никуда не деться! – туманно пояснил Хаакен.

    ...Машина въехала в аэропорт. Промелькнул слева ярко освещенный аэровокзал, возле которого стоял пассажирский самолет; потом он остался позади, а перед машиной расстилалось только взлетное поле, на другой стороне которого был арендованный мистером Хо ангар. Свет фар лимузина выхватывал из темноты лишь небольшой кусок поля, сразу же убегавший под колеса и исчезавший позади. В небе смутно угадывались очертания пассажирского дирижабля, прибывшего пару часов назад из Берлина и теперь ожидающего отправки в эллинг. Луч прожектора вдруг разрезал темноту и осветил летающую громаду; цеппелин начал медленно двигаться к эллингам.
    Впереди уже виднелся ангар, у въезда в который стояло несколько машин, - еще три лимузина плюс автомобиль-заправщик и какой-то грузовик. У машин замерли вооруженные автоматами люди в темных плащах и надвинутых на глаза шляпах. Они даже не пошевелились, когда лимузин подъехал к ангару. Холодные, бесстрастные взгляды, пальцы на спусковых крючках, зловещий блеск вороненой стали...
    - Это наше прикрытие! – успокоил вновь занервничавшего Хаакена мистер Хо. – Я схожу в ангар, чтобы посмотреть, как там идут дела, вы не составите мне компанию?
    - Эээ...
    - Ну, не хотите, - не надо. Ждите здесь!
    Мистер Хо распахнул дверцу автомобиля, и в салон проникла освежающая прохлада, слегка разбавленная запахом бензина и оружейной смазки. Шофер заглушил мотор машины, и теперь почти полная тишина окружала наших героев.
    Прислушавшись, - нет ли чего подозрительного? – мистер Хо вылез из машины, оставив дверцу открытой, чтобы проветрить салон. Хаакен и не собирался вылезать из-под надежной брони машины, и китаец подумал в сердцах: «Ну и черт с ним! Тоже мне, менеджер от авиации! Боится каждого чиха!».
    Он неторопливым шагом направился в ангар. Ворота ангара были закрыли изнутри, но попасть внутрь можно было еще через небольшую дверь сбоку от ворот; у нее дежурили двое громил из команды Ли. Увидев босса, они беспрепятственно пропустили его внутрь. Ли, словно тень, молча следовал сзади.
    Глазам торговца предстал тот самый самолет, о котором они с Хаакеном говорили по дороге в аэропорт. Двухмоторная машина замерла в самом центре ангара; возле нее, негромко переговариваясь, возились механики.
    Как истинный философ, мистер Хо искал прекрасное там, где другие его не видели или не хотели видеть. Вот и сейчас при виде самолета он замер в восхищении, хотя не смыслил в авиации ровным счетом ничего. Просто его зачаровал сам вид машины...
    Может быть ты, читатель, и не знаешь, почему летает самолет и как им управлять, но, наверно, тебе это не мешает восхищаться его своеобразной красотой и когда он стоит на земле, и когда в небе, повинуясь воле летчика, выполняет сложнейшие фигуры пилотажа... Если это так, то ты поймешь, что почувствовал мистер Хо при виде почти приготовленного к полету самолета...

    ... Мистер Хо с изумлением оглядывал самолет, который вот-вот должен был принести ему о-о-огромные деньги... Конечно, они видел его и раньше, но только на фотографиях да на кинопленке, отснятой на испытаниях. А чтобы вот так близко... нет, это было впервые.
    - Как же он все-таки отличается от своих собратьев! – негромко сказал мистер Хо. Ли не проронил ни слова, ибо хозяин обращался не к нему: у великих свои причуды. Хочет порассуждать вслух, - ради бога!
    Да, самолет и в самом деле сильно отличался от других тогдашних машин: полностью металлический, с обтекаемым, «зализанным» фюзеляжем и расположенными позади крыльев винтами... В довершение всего кабины бортстрелков располагались в остекленных носовых частях мотогондол, - так называют обтекатели установленных на крыльях двигателей. Это мистер Хо определил по торчащим оттуда пулеметным стволам. Нет, машина положительно была необычной... к тому же большинство самолетов той поры имело стойку шасси в хвосте, а у этого она располагалась в носу, и самолет, таким образом, стоял почти параллельно земле, а не под углом к ней.
    Он выглядел весьма и весьма внушительно, действительно внешне напоминая стремительный и грозный крейсер. Два мотора позволяли ему с легкостью догонять самолеты и дирижабли, а при необходимости – и улетать от них с поразительной скоростью. Мощное вооружение давало преимущество почти перед любым противником, а хорошая броня могла спасти от смертоносных пулевых дождей, столь частых в небе, где идет война не на жизнь, а на смерть...
    - Мистер Хо, - подскочил к нему старший механик, - самолет почти готов! Нам нужно еще двадцать минут!
    Мистер Хо взглянул на часы: половина двенадцатого. «Встреча в полночь, уложатся!», - успокоил он себя и предупредил механика:
    - Только чтобы ни минутой больше! И приберите здесь потом...
    - Да, мистер Хо! – механик ушел к самолету.

    - Мистер Хо, - тронул его за плечо Ли, - я на всякий случай проверю охрану...
    - Да, конечно, ступай! – когда Ли исчез, мистер Хо, заложив руки за спину, прошелся вокруг самолета, придирчиво осматривая его. Его интересовало, нет ли где на механизмах грязи или повреждений, - остальное он по незнанию проконтролировать не мог.
    Механик доложил, что машина готова, остается лишь прогреть двигатели. Мистер Хо собрался уже ответить: «Да, прогревайте!», как вдруг заметил, что маленький кусочек крыла выделяется более темным цветом, чем вся остальная обшивка. Самолет был еще на заводе выкрашен в незатейливый серый цвет, и этот темный квадратик виднелся на сером фоне весьма и весьма отчетливо. Это насторожило мистера Хо, и он спросил механика, почему так вышло. В голове торговца уже мелькнула мысль о том, что это просто огрех рабочего, красившего машину, но интуитивно он понял, что здесь не все так просто.
    - Мистер Хо, - сказал механик, осмотрев крыло в указанном месте, - мы с краской не работали, а всего лишь устанавливали вооружение и проверяли приборы. Все работает нормально. А что там может быть под краской, не знаю...
    - Да, спасибо, Джонс... но хотя бы предположения есть?
    - Может, какую-то маркировку закрасили... Или рабочие при окраске дважды окрасили это место... – ответил Джонс. – Прогревать двигатели?
    - Да, конечно. Самолет должен быть уже готов к приезду покупателя. ты же знаешь, Джонс. Я буду снаружи.
    - Да, конечно...

    Когда мистер Хо захлопнул дверь, в ангаре взревели прогреваемые моторы «воздушного крейсера».
    Торговец, отойдя от бензовоза, закурил большущую сигару и задумался. Так ли уж безобиден этот дефект покраски на крыле? «Может, кто-то все же пронюхал о том, что я хочу продать самолет пиратам, и поэтому нанес какую-то маркировку, или, что еще хуже, установил внутри радиомаяк? Или бомбу?», - размышлял мистер Хо, выпуская кольцо дыма. «Как же это проверить? А, ладно, черт с ним, все равно через десять минут самолет будет не моим... Свалим эту головную боль на Леди Ураган!».
    От аэровокзала приближалась к ангару какая-то машина. Охранники вокруг насторожились, но Ли знаком приказал им не стрелять, - он узнал машину Леди Ураган.
    Автомобиль подъехал ближе и остановился в десятке метров от машин мистера Хо. Из него выбралась удивительно миловидная женщина, - высокая, стройная, с длинными темными волосами и глазами медового цвета, глубокими как океан. На ней была надета удобная летная куртка, не стесняющая движения в кабине самолета, и бриджи. Завершали ее гардероб мягкие сапоги и плотно облегающие запястье кожаные перчатки. В руках женщина держала чемоданчик, в котором, вероятно, и лежали предназначенные мистеру Хо деньги. Это и была та самая Леди Ураган, по которой «веревка плакала», по выражению Хаакена...
    Следом за ней из машины вылез крепко сбитый парень, который, впрочем, едва доставал своей начальнице до плеча. Он был одет примерно так же, как и Леди Ураган, но, в отличие от нее, вооружен компактным автоматом, который и взял тут же наперевес.
    Леди Ураган с охранником неспешным шагом направилась к мистеру Хо. Тот, заложив руки за спину, ждал их у входа в ангар. Когда пиратка приблизилась к нему на достаточное расстояние, торговец произнес:
    - Добрый вечер, Леди Ураган! Рад вас снова видеть!
    - И я вас тоже, мистер Хо! – звонким голосом ответила женщина. – Я прибыла за своим небесным скакуном...
    - Конечно, так и было договорено! Пройдемте в ангар, там вы осмотрите самолет, - мистер Хо распахнул дверь, жестом приглашая Леди Ураган и ее охранника пройти внутрь. При этом он бросил свирепый взгляд на Хаакена, выбиравшегося из машины с таким видом, будто его вели на смерть: мол, поторапливайся, толстяк!
    Мимо них прошли к своему грузовику механики, и Джонс доложил ему, что самолет полностью готов. Торговец кивнул в ответ и сказал механику, куда теперь ехать и кому обратиться, чтобы получить причитающиеся деньги.
    Когда он с Хаакеном вошел в ангар, Леди Ураган уже сидела в кабине и оценивала управление самолетом. Повинуясь нажатию педалей, двигались элероны на крыльях, потом ожил руль. Пиратка присматривалась к приборам; торговец заметил, что сиденье пилота она сразу отрегулировала под себя.
    Освоившись в кабине пилота, Леди Ураган перебралась на место одного из стрелков, где тоже ознакомилась со всем, что попалось ей на глаза, а затем спустилась на бетонный пол ангара.
    - Леди Ураган, этот человек – представитель завода, где был построен самолет. Можете называть его мистер Хаакен! – сказал торговец, похлопав Хаакена по плечу.
    - Очень приятно! – ответила Леди Ураган. – Мистер Хо, расскажите мне вкратце о машине, пожалуйста...
    - Ну... на сегодняшний день этот самолет, который мы назвали «Барракуда», самый скоростной, обладает очень мощным вооружением, но, к сожалению, он не такой маневренный, как хотелось бы... Впрочем, даже истребителям он способен дать жару, если на борту есть умелые стрелки и опытный пилот... Короче, для ограбления дирижаблей – самое оно...
    – Мистер Хо, машина вроде бы отличная... как раз для меня... но только вот, боюсь, столько денег у меня сейчас не будет... семьсот пятьдесят тысяч – это очень много даже для меня...
    - А сколько у вас есть денег, позвольте полюбопытствовать?
    - Все, что были, я отдала своему охраннику... чтобы он сопровождал меня! - мило улыбнулась Леди Ураган. В ее руках неожиданно возник пистолет, и его ствол уперся прямо в лоб торговцу. Мистер Хо от неожиданности поднял руки, давая понять, что он безоружен. Охранник же ее поудобнее перехватил автомат и прицелился в оставшегося внешне равнодушным Ли, который уже тянулся к своей кобуре. Хаакен, разинув рот, непонимающе взирал на всех остальных.
    Их в ангаре было только пятеро. Мистер Хо, Ли, Хаакен, Леди Ураган и ее телохранитель. Все... другие остались там, снаружи...
    - Рыпнешься – отправлю на тот свет сразу! – предупредила пиратка торговца. – Прости, мистер Хо, но ты действительно заломил непомерную цену... Я заберу этот самолет даром...
    - Ты что? Леди Ураган, убери пушку, и останемся друзьями! – попробовал было мистер Хо урезонить женщину.
    - Еще чего! Я...
    Ли вдруг прыгнул к Леди Ураган, выхватывая из рукава нож; блеснуло лезвие, прогремела очередь, и охранник мистера Хо рухнул на пол, - уже мертвый. Звякнул откатившийся в сторону нож, а телохранитель Леди Ураган на всякий случай еще раз выстрелил в затылок Ли.
    - Вот теперь придется кончать всех! – философски заметил он.
    - Рокс... – выдохнула Леди Ураган. – Прикрой, я пока что заведу моторы! Вот ублюдок твой охранник! – крикнула она в лицо мистеру Хо, и тот даже отшатнулся: женщина вмиг превратилась в разъяренную кошку.
    - Значит, так, сукин сын! – вдруг успокоилась пиратка. – Сейчас ты под прицелом автомата приоткроешь дверь и прикажешь своим людям очистить проезд. Сделай лицо, как будто ничего и не было! Если что не так, Рокс пристрелит тебя как собаку... Понадобится, - мы проложим себе дорогу по трупам, но уйдем отсюда с самолетом...
    - С... с... – сжав зубы, шипел в злобе китаец. – Су...
    Ствол пистолета еще нежнее прижался к его лбу. Мистер Хо зажмурился, ожидая, что сейчас свинец вышибет ему мозги, нов выстрела не последовало.
    - Я прощаю тебе то, что ты попытался сравнить меня с самкой животного, - сказала пиратка. – Пошел!
    Мистер Хо шел к двери, чувствуя, как Рокс подталкивает его в спину стволом автомата. Первый раз его так вероломно «кинули», - и это со сделкой, которая должна была принести ему не просто деньги, а... деньжищи, что ли Черная злоба переполняла его, но выплеснуть ее он не мог.
    О, как бы он хотел сейчас пристрелить эту подлую женщину, задушить ее, четвертовать... короче, казнить! Но нет, все пока на ее стороне: удача, сила, даже авиация...

    Дежурившие снаружи охранники мистера Хо услышали несколько слабых хлопков, донесшихся из ангара, но не придали им значения. Стреляют и стреляют... ну и черт с ними! Шеф же сказал: в ангар не соваться! Вот и не будем!
    Потом дверь неожиданно распахнулась, и мистер Хо собственной персоной несколько взволнованным голосом велел убрать машины от въезда.
    - Все в порядке, мистер Хо? – на всякий случай спросил один из гангстеров.
    - Быстро им соври что-нибудь! – велел Рокс пленнику. – Ну!
    - Да... в порядке... мы броню испытывали! – солгал торговец. Охранники не поняли по голосу босса, что он в беде, и стали выполнять его приказ. Заработали моторы машин, лимузины стали отъезжать от ворот.
    Рокс втащил мистера Хо обратно в ангар и подтолкнул к воротам.
    - Теперь открывай их, и не вздумай рыпаться! А не то ляжешь рядом! – он кивнул на лежащий у стены труп Ли и стал пятиться к самолету, направив автомат в сторону мистера Хо.

    ...Леди Ураган тем временем уже забралась в кабину «крейсера», пристегнулась и теперь соображала, как заставить «птичку» взлететь... Все же таким самолетом она еще не управляла!
    - Ладно! – сказала она сама себе. – В конце концов, самолет есть самолет...
    Защелкали под ее пальцами выключатели, покорно задвигались рычаги; стрелки приборов дрогнули под стеклами, закрывающими шкалы. Еще секунда-другая, - и все готово!
    Моторы прогреты; это хорошо: не надо тратить драгоценное время на их заведение... магнето... подкачать топлива в двигатель... Так, вот она, кнопка запуска, теперь...
    - От винта!
    - Есть от винта!
    ...нажимаем!
    Где-то в недрах самолета родилось глухое рычание, - так, наверно, рычит разбуженный зверь, - и моторы, чихнув, заработали. Оглянувшись назад, пиратка видела, как вращаются винты: медленно... быстрее... все быстрее и быстрее... вот лопастей уже не видно, так стремительно вращение!
    Рокс выбил колодки из-под колес, и теперь Леди Ураган удерживала машину, рвущуюся вперед, одними лишь тормозами. Впереди медленно расходились створки огромных ворот, освобождая путь.
    Рокс уже собрался закрыть все лючки и люки, что не успели задраить в спешке, а потом залезть через последний люк на место одного из стрелков, как вдруг Хаакен, доселе с ужасом взиравший на происходящее, упал перед ним на колени:
    - Сжальтесь! Они меня убьют! Спасите! У вас есть еще несколько мест на самолете, возьмите меня с собой! Я не займу много места, и вы высадите меня где-нибудь! Я навсегда забуду про подпольный бизнес... я могу быть вам полезен, ибо много знаю про этот самолет! – причитал он, обнимая руками ногу Рокса.
    - Отстань, скотина! – заорал Рокс, перекрывая шум моторов. – Отвали!
    - Пожалуйста... – молил Хаакен.
    Рокс оглянулся на Леди Ураган: она утвердительно кивнула. «Черт, вот еще она беда на нашу голову...», - подумал Рокс. Вслух же он сказал:
    - Ладно, полезай в правую кабину! Видишь во-он тот люк? Сейчас я подсажу тебя и помогу пристегнуть парашют... Высадим над городом, идет?
    Хаакен уже настолько живо представил расправу над собой, что даже перспектива прыгнуть ночью с парашютом не пугала его. Гораздо больше он страшился теперь, что мистер Хо или мистер Гроувер убьют его за провал сделки.
    Пока ворота открывались, все трое расселись по местам. Хаакен пугливо осматривал непонятные приборы, ручки, кнопки, стараясь не дотрагиваться до них. Он взглянул влево, на кабину машины, где Леди Ураган надевала на голову какие-то наушники. Заметив такие же у себя в кабине, Хаакен внезапно осмелел и нацепил их. В уши сразу ворвался решительный голос Рокса:
    -... парашют я к толстяку приделал, выбросим его над Нью-Йорком в паре километров отсюда! Приземлится, как миленький, не развалится, а впечатлений будет! у-у-у-у!
    - Рокс, поменьше болтай, побольше делай! – перебила его Леди Ураган. – Берись за свое оружие и отгоняй от самолета бандитов мистера Хо! кстати, где он?
    - Он нам ворота отпирал...
    - И сбежал! Рокс, сказала же внятно, - пристукнуть!
    - Далеко не уйдет! – заверил начальницу стрелок. – Стукнем обязательно!
    Самолет начал медленно двигаться вперед, к выезду из ангара, но гангстеры под руководством мистера Хо, улизнувшего под шумок от бдительного надзора Рокса, попытались преградить путь автомобилями, заодно начав обстреливать его из автоматов.
    Снопы искр, высекаемые пулями, отлетали от машины заодно с пулями. Рикошетящие кусочки свинца с противным визгом летали над головами людей. Пули не повреждали самолет, но Леди Ураган прекрасно понимала: пробей хоть одна пуля колесо – и конец! Полный! Взлететь уже будет нереально... не уезжать же на самолете отсюда!
    Застучали пулеметы Рокса, и несколько самых отчаянных вояк, прошитых очередями, отбросило от машин. Остальные предпочли убраться с дороги. Рокс стал дырявить и сами автомобили, но это оказалось бесполезным делом: машины не взрывались, а только постепенно превращались в подобие решета.
    Тогда Леди Ураган выпустила по преграде несколько ракетных снарядов, что были подвешены под крыльями самолета. Оставив дымные следы, снаряды почти мгновенно достигли расположенные почти в сотне метров от них машины...
    ...Автомобили, стоявшие на пути самолета, частью разнесло на части, а частью просто раскидало взрывом в стороны. Теперь-то ничто не мешало Леди Ураган вырулить из ангара и добраться до взлетной полосы.
    Пока бандиты очухались от взрывов, самолет уже готовился взлетать.
    - Скорее, за ними! – заорал мистер Хо. Куда делась его грузность? он запрыгнул за руль машины Леди Ураган, единственной, что осталась на ходу, и завел мотор.
    Два или три бандита залезли следом; у одного был даже ручной пулемет. Мистер Хо дал газу и стал догонять самолет, уже берущий разгон по полосе. Он пристроился прямо позади взлетающего самолета, и бандиты стали стрелять по колесам, но из-за тряски и неудобного положения, - попробуйте высунуться на большой скорости в окно, и вы поймете их, - не попадали. Все выстрелы оказались зряшными...
    - Черт, тысячи долларов улетают от меня! – ругался мистер Хо, утапливая педаль газа в пол машины. – Мои тысячи! У-убью, ведьма!
    Самолет медленно, но верно отрывался от погони.
    Пламя костров, в которые превратились машины бандитов, подожженные снарядами, освещало все вокруг настолько ярко, что Леди Ураган даже не стала включать фары. Стрелка указателя скорости ползла по шкале: пятьдесят километров в час... шестьдесят... семьдесят... полоса стелилась под колеса самолета, а на горизонте уходили назад огни города, словно это не самолет мчался по полосе, а они ехали куда-то...
    - У нас хвост! – предупредил Рокс, когда строчка светящихся пуль обогнала их самолет. – Они еще не успокоились.
    - Так успокоятся! Рокс, что там такое справа от полосы, в восьмистах метрах впереди?
    - Какая-то машина пересекает полосу, видимо, хочет срезать путь через аэродром... наш взлет внеплановый, так что они могут и не догадываться об опасности! – доложил Рокс.
    - Плевать! Останови ее из пулеметов, когда он будет на полосе! Мы-то взлетим раньше, чем врежемся в нее, а вот тем, кто позади нас точно будет каюк! Давай!
    Рокс, не ответив, припал к пулемету. Более зоркий, чем Леди Ураган, он видел, как первая же его меткая очередь разнесла пробиравшемуся через поле бензовозу передок, заставив остановиться на полосе и преградить дорогу самолету. Водитель, перепуганный донельзя, выскочил из кабины и бросился наутек. Стрелять в него пират не стал: зачем? Достаточно и машины...
    - Да! Да! Есть! – крикнула Леди Ураган, отрывая самолет от полосы и уводя его в ночное небо. – Взлетели, Рокс, взлетели!
    До замершего на полосе бензовоза осталось метров десять, не более.
    - Поздравляю, мэм! Те, что ехали за нами, тоже взлетели...
    - Куда?
    - Само собой, на воздух!

    В тот самый момент, когда «Барракуда» Леди Ураган взлетела, мистер Хо увидел преграду на пути. С истошным воплем он крутанул руль влево, пытаясь избежать столкновения, но этого оказалось мало. Легковушка врезалась в бензовоз, и сразу же прогремел мощный взрыв, настолько мощный, что даже «Барракуду» тряхнуло в небе...

    - Чао, мистер Хо! Простите, не знаю ,как это будет по-китайски... – с усмешкой сказал Леди Ураган, разворачивая самолет на юг.
    - Мэм... вы чудо! – произнес Рокс.
    - Спасибо!
    - Эй, Хаакен, приготовьтесь к высадке! - предупредил толсятка Рокс.
    - Не хочу! – сказал перепуганный Хаакен.
    - А кто тебя спрашивать будет?...
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    b]Пролог повести с несколько пафосным названием "Кровь на облаках".
    Июль 1937 года. Город Нью-Йорк. [/b]

    В одно летнее утро тучи вдруг закрыли солнце, что едва успело подняться из-за горизонта и осветить мир, а затем из этих туч хлынул проливной дождь. Потоки грязной воды наперегонки мчались по улицам большого города, волоча с собой всяческий мусор, который город прячет от брезгливых жителей в глубине самого себя, где-нибудь в проржавевших мусорных баках, в захламленных двориках... Льющаяся с неба вода моментально промачивала одежду до нитки, стоило лишь человеку высунуться на улицу... даже зонт не спасал... Улицы мгновенно опустели, едва свинцово-серые тучи закрыли небо, и лишь редкие машины потом прошмыгивали сквозь плотную пелену дождя... Порой в небе сверкала ветвистая молния, а следом сердито ударял гром.
    - Небо явно за что-то разгневалось на город, раз наслало такую грозу... – сделав большие глаза, шептала старая бабушка своим внукам, а те, испуганно скуксившись, старались закутаться в одеяло, будто оно могло спасти от грома и молнии. За окнами маленькой бабушкиной квартирки однообразно шумел дождь...
    ...Дождь шумел весь день без перерыва... утих он только под вечер... Тучи как-то сразу рассеялись, и небо очистилось... но солнце уже село, и настала ночь... Город уснул... все молчит... только изредка слышно ворчание бродяги, устраивающегося на ночлег на парковой скамейке... да раздаются шаги какого-нибудь припозднившегося прохожего... молчание, темнота, покой... так будет до утра... до самого утра...

    ...В час, когда небо стало чистым, по окраинным улочкам города пронесся черный бронированный лимузин. Машина мелькнула и исчезла в сумраке, окутавшем почти пустые улицы, столь быстро, что никто из малочисленных прохожих толком не успел разглядеть ее... Кое-кто из этих людей даже склонен был приписывать машине сверхъестественное происхождение, ибо обычные машины с такой сверхъестественной быстротой не двигаются...
    Но лимузин, конечно, был самым настоящим. Запутывая следы, шофер колесил по узким улочкам, едва не цепляя бортами грязные стены домов. Иногда машина выезжала на большие оживленные улицы и там терялась в потоке других автомобилей. Так продолжалось довольно долго; за окном уже стемнело, и шофер зажег фары. Шумел мотор, мелькали за окном яркие огни реклам, вспыхивали на мгновение фары встречных машин, а три одетых в строгие костюмы пассажира, вольготно разместившихся на заднем сиденье лимузина, не обращали на это никакого внимания... Им давно прискучила поездка; к тому же в машине было жарко.
    Наконец, шофер счел, что слежка, если она и была, уже потеряла их. Он притормозил и, обернувшись, спросил:
    - Мистер Хо, куда теперь?
    - Езжай в аэропорт, - спокойно отозвался мистер Хо, грузный пожилой китаец; несмотря на годы, в холодных серо-стальных глазах его, как и в юности, горел задорный огонек. Такой бывает иногда заметен в глазах авантюристов, когда речь идет об очередном предприятии...
    - Да, босс!

    Пока машина мчалась в аэропорт, между пассажирами завязался разговор.
    - Ли, как там наш воздушный крейсер? – спросил вдруг мистер Хо.
    - Машина уже перегнана с завода в аэропорт, и сейчас в арендованном вами ангаре механики заканчивают его подготовку к сделке, - тотчас ответил Ли, молодцеватый подтянутый парень, очень похожий лицом на своего босса. – Устанавливают вооружение, заправляют, проверяют приборы, ну и все такое прочее...
    - Так, а что с охраной?
    - Мышь не проскользнет!
    - Эээ... простите, а полиция не сможет нам помешать? – робко осведомился третий, румяный толстяк. Он вообще несколько нервничал последние часы, хотя старался это скрыть.
    - Полиция? Нет, мистер Хаакен, они встанут на уши только в том случае, если кто-то помешает мне, - сказал мистер Хо. – Они... как бы это сказать... получают от меня прибавку к жалованью, и поэтому можно надеяться, что все пройдет гладко...
    - Мистер Хо... а конкуренты?
    - А с конкурентами, которые окажутся настолько глупы, что сунут свое рыло в мои дела, разберутся ребята Ли, - несколько резко ответил мистер Хо. – Еще ни одна моя сделка по продаже оружия не срывалась из-за конкурентов...
    На некоторое время в машине снова воцарилось молчание. Пристыженный мистер Хаакен отвернулся к окну, мистер Хо снова углубился в документы, а Ли... Ли просто размышлял о вечности, глядя в пространство невидящим взором.
    Наконец, мистер Хаакен решился задать остальные мучающие его вопросы, а мистер Хо отложил папку с документами, и, следовательно, оказался без дела. Поэтому разговор возобновился:
    - Мистер Хо... вы хоть раз продавали до этого самолеты?
    - Продавал ли я самолеты? Мистер Хаакен, вы так желаете узнать обо мне побольше? зачем?
    - Просто интересно узнать, кому мистер Гроувер доверил самолеты! – неожиданно дерзко ответил толстяк.
    - Вы порой становитесь совсем другим, мистер Хаакен! – мистер Хо был само бесстрастие. – Люди имеют шанс получить мое доверие, если только могут меня удивить чем-то. Не деньгами, не способностями... скорее, своим внутренним содержанием... Что ж, я отвечу на ваш вопрос: я никогда доселе не продавал самолеты, только автоматы и прочую стреляющую дребедень... На них я сделал себе состояние и имя крупнейшего торговца оружием в Америке... Вот, пожалуй, и все!
    - Так... а покупатель видел машину в действии?
    - Она... покупатель видел самолет только на кинопленке и фотографиях, которые мистер Гроувер любезно предоставил мне...
    - Она? Покупатель – женщина? – поразился Хаакен.
    - М-да... раз уж проговорился, придется раскрыть карты... – усмехнулся мистер Хо. – Да, она женщина. Самая опасная в мире, на мой взгляд...
    - Кто же она?
    - Ну... ее имя вряд ли что-то скажет вам... Вот прозвище у нее действительно говорящее: Леди Ураган.
    - Леди Ураган? Самая успешная воздушная пиратка мира? – побледнел мистер Хаакен. – Черт, да по ней же веревка плачет чуть ли не в половине стран мира... А если откроется, что мы продали ей сверхсовременный самолет, по нам заплачет... нет, зарыдает электрический стул...
    - Успокойтесь, мистер Хаакен! – холодно улыбнулся китаец. – Секретность сделки – моя забота. Ваше дело – проследить за ее ходом, получить долю мистера Гроувера и всех остальных парней, знающих о сделке, а потом передать им деньги... вспомнили?
    - Да... да... конечно... – пролепетал толстяк.
    - Я продаю Леди Ураган, - да будет вам известно, что так ее прозвали за молниеносность действий и полное пренебрежение к встающим на ее пути людям и препятствиям, - вооружение для ее абордажных команд и самолетов уже лет пять, с того самого момента, как она подалась в пираты... И ни разу она меня не обманула. Так будет и сегодня! – закончил мистер Хо. – Деньги уже почти наши, дело за ней.
    - С... сколько она должна передать вам за самолет?
    - Я думал, директор авиазавода сказал эту цифру своему поверенному...
    - Даже он не знает, за какую сумму вы собираетесь продать самолет...
    - Леди Ураган пообещала мне заплатить в полтора раза больше, чем скряги из военно-морского флота США, которые и заказывали вашей фирме разработку этого самолета... Следовательно, раз флот обещал по полмиллиона долларов за каждый новый самолет, то пираты раскошелятся на семьсот пятьдесят тысяч... – заглянул в бумаги торговец.
    - Так... значит, триста тысяч я должен отвезти мистеру Гроуверу... Это большие деньги, очень большие...
    - Можете не беспокоиться, мои ребята сопроводят вас до самого кабинета мистера Гроувера, - мистер Хо легко догадался, чего теперь боится Хаакен, - ответственности за баснословные деньги. – Если сделка пройдет удачно, Леди Ураган, возможно, закажет еще четыре самолета. Они окажутся просто незаменимы для ее дел...
    - Вам легко говорить! – воскликнул Хаакен, утирая со лба пот. Ночная прохлада осталась там, за бронированным стеклом, ради безопасности заделанным намертво, а в салоне было ужасно душно и жарко. Поэтому толстяк расстегнул пиджак и начал перечислять, загибая пальцы:
    - Завод военный, – раз! Поэтому следят за нами - будь здоров! Самолеты собирались многими рабочими из неучтенных деталей, которые не проходят ни по каким документам! Плати им еще за внеурочную работу, за молчание, за создание этих деталей, за конспирацию, - два! Наконец, наши нервы...
    - Это все? – поинтересовался мистер Хо.
    - Ну... вы должны понять, что я не требую еще денег за все вышеназванное... Я просто рассказал вам, с какими трудностями нам пришлось столкнуться при создании именно этого самолета! – пояснил Хаакен. – Поэтому создание еще четырех машин... как бы это... потребует некоторых расходов с вашей стороны...
    - Ну, так что с того? Поторгуемся, и ваша фирма предоставит нам еще четыре машины! Заплатим за молчание и за все остальное! А деньги потекут рекой! Не засветитесь с ними для финансовой полиции, - все будет тип-топ! Что вам этот флот, который готов удавиться из-за копейки?
    - Ну... слова ваши, конечно, верные... однако трудности есть, и от них никуда не деться! – туманно пояснил Хаакен.

    ...Машина въехала в аэропорт. Промелькнул слева ярко освещенный аэровокзал, возле которого стоял пассажирский самолет; потом он остался позади, а перед машиной расстилалось только взлетное поле, на другой стороне которого был арендованный мистером Хо ангар. Свет фар лимузина выхватывал из темноты лишь небольшой кусок поля, сразу же убегавший под колеса и исчезавший позади. В небе смутно угадывались очертания пассажирского дирижабля, прибывшего пару часов назад из Берлина и теперь ожидающего отправки в эллинг. Луч прожектора вдруг разрезал темноту и осветил летающую громаду; цеппелин начал медленно двигаться к эллингам.
    Впереди уже виднелся ангар, у въезда в который стояло несколько машин, - еще три лимузина плюс автомобиль-заправщик и какой-то грузовик. У машин замерли вооруженные автоматами люди в темных плащах и надвинутых на глаза шляпах. Они даже не пошевелились, когда лимузин подъехал к ангару. Холодные, бесстрастные взгляды, пальцы на спусковых крючках, зловещий блеск вороненой стали...
    - Это наше прикрытие! – успокоил вновь занервничавшего Хаакена мистер Хо. – Я схожу в ангар, чтобы посмотреть, как там идут дела, вы не составите мне компанию?
    - Эээ...
    - Ну, не хотите, - не надо. Ждите здесь!
    Мистер Хо распахнул дверцу автомобиля, и в салон проникла освежающая прохлада, слегка разбавленная запахом бензина и оружейной смазки. Шофер заглушил мотор машины, и теперь почти полная тишина окружала наших героев.
    Прислушавшись, - нет ли чего подозрительного? – мистер Хо вылез из машины, оставив дверцу открытой, чтобы проветрить салон. Хаакен и не собирался вылезать из-под надежной брони машины, и китаец подумал в сердцах: «Ну и черт с ним! Тоже мне, менеджер от авиации! Боится каждого чиха!».
    Он неторопливым шагом направился в ангар. Ворота ангара были закрыли изнутри, но попасть внутрь можно было еще через небольшую дверь сбоку от ворот; у нее дежурили двое громил из команды Ли. Увидев босса, они беспрепятственно пропустили его внутрь. Ли, словно тень, молча следовал сзади.
    Глазам торговца предстал тот самый самолет, о котором они с Хаакеном говорили по дороге в аэропорт. Двухмоторная машина замерла в самом центре ангара; возле нее, негромко переговариваясь, возились механики.
    Как истинный философ, мистер Хо искал прекрасное там, где другие его не видели или не хотели видеть. Вот и сейчас при виде самолета он замер в восхищении, хотя не смыслил в авиации ровным счетом ничего. Просто его зачаровал сам вид машины...
    Может быть ты, читатель, и не знаешь, почему летает самолет и как им управлять, но, наверно, тебе это не мешает восхищаться его своеобразной красотой и когда он стоит на земле, и когда в небе, повинуясь воле летчика, выполняет сложнейшие фигуры пилотажа... Если это так, то ты поймешь, что почувствовал мистер Хо при виде почти приготовленного к полету самолета...

    ... Мистер Хо с изумлением оглядывал самолет, который вот-вот должен был принести ему о-о-огромные деньги... Конечно, они видел его и раньше, но только на фотографиях да на кинопленке, отснятой на испытаниях. А чтобы вот так близко... нет, это было впервые.
    - Как же он все-таки отличается от своих собратьев! – негромко сказал мистер Хо. Ли не проронил ни слова, ибо хозяин обращался не к нему: у великих свои причуды. Хочет порассуждать вслух, - ради бога!
    Да, самолет и в самом деле сильно отличался от других тогдашних машин: полностью металлический, с обтекаемым, «зализанным» фюзеляжем и расположенными позади крыльев винтами... В довершение всего кабины бортстрелков располагались в остекленных носовых частях мотогондол, - так называют обтекатели установленных на крыльях двигателей. Это мистер Хо определил по торчащим оттуда пулеметным стволам. Нет, машина положительно была необычной... к тому же большинство самолетов той поры имело стойку шасси в хвосте, а у этого она располагалась в носу, и самолет, таким образом, стоял почти параллельно земле, а не под углом к ней.
    Он выглядел весьма и весьма внушительно, действительно внешне напоминая стремительный и грозный крейсер. Два мотора позволяли ему с легкостью догонять самолеты и дирижабли, а при необходимости – и улетать от них с поразительной скоростью. Мощное вооружение давало преимущество почти перед любым противником, а хорошая броня могла спасти от смертоносных пулевых дождей, столь частых в небе, где идет война не на жизнь, а на смерть...
    - Мистер Хо, - подскочил к нему старший механик, - самолет почти готов! Нам нужно еще двадцать минут!
    Мистер Хо взглянул на часы: половина двенадцатого. «Встреча в полночь, уложатся!», - успокоил он себя и предупредил механика:
    - Только чтобы ни минутой больше! И приберите здесь потом...
    - Да, мистер Хо! – механик ушел к самолету.

    - Мистер Хо, - тронул его за плечо Ли, - я на всякий случай проверю охрану...
    - Да, конечно, ступай! – когда Ли исчез, мистер Хо, заложив руки за спину, прошелся вокруг самолета, придирчиво осматривая его. Его интересовало, нет ли где на механизмах грязи или повреждений, - остальное он по незнанию проконтролировать не мог.
    Механик доложил, что машина готова, остается лишь прогреть двигатели. Мистер Хо собрался уже ответить: «Да, прогревайте!», как вдруг заметил, что маленький кусочек крыла выделяется более темным цветом, чем вся остальная обшивка. Самолет был еще на заводе выкрашен в незатейливый серый цвет, и этот темный квадратик виднелся на сером фоне весьма и весьма отчетливо. Это насторожило мистера Хо, и он спросил механика, почему так вышло. В голове торговца уже мелькнула мысль о том, что это просто огрех рабочего, красившего машину, но интуитивно он понял, что здесь не все так просто.
    - Мистер Хо, - сказал механик, осмотрев крыло в указанном месте, - мы с краской не работали, а всего лишь устанавливали вооружение и проверяли приборы. Все работает нормально. А что там может быть под краской, не знаю...
    - Да, спасибо, Джонс... но хотя бы предположения есть?
    - Может, какую-то маркировку закрасили... Или рабочие при окраске дважды окрасили это место... – ответил Джонс. – Прогревать двигатели?
    - Да, конечно. Самолет должен быть уже готов к приезду покупателя. ты же знаешь, Джонс. Я буду снаружи.
    - Да, конечно...

    Когда мистер Хо захлопнул дверь, в ангаре взревели прогреваемые моторы «воздушного крейсера».
    Торговец, отойдя от бензовоза, закурил большущую сигару и задумался. Так ли уж безобиден этот дефект покраски на крыле? «Может, кто-то все же пронюхал о том, что я хочу продать самолет пиратам, и поэтому нанес какую-то маркировку, или, что еще хуже, установил внутри радиомаяк? Или бомбу?», - размышлял мистер Хо, выпуская кольцо дыма. «Как же это проверить? А, ладно, черт с ним, все равно через десять минут самолет будет не моим... Свалим эту головную боль на Леди Ураган!».
    От аэровокзала приближалась к ангару какая-то машина. Охранники вокруг насторожились, но Ли знаком приказал им не стрелять, - он узнал машину Леди Ураган.
    Автомобиль подъехал ближе и остановился в десятке метров от машин мистера Хо. Из него выбралась удивительно миловидная женщина, - высокая, стройная, с длинными темными волосами и глазами медового цвета, глубокими как океан. На ней была надета удобная летная куртка, не стесняющая движения в кабине самолета, и бриджи. Завершали ее гардероб мягкие сапоги и плотно облегающие запястье кожаные перчатки. В руках женщина держала чемоданчик, в котором, вероятно, и лежали предназначенные мистеру Хо деньги. Это и была та самая Леди Ураган, по которой «веревка плакала», по выражению Хаакена...
    Следом за ней из машины вылез крепко сбитый парень, который, впрочем, едва доставал своей начальнице до плеча. Он был одет примерно так же, как и Леди Ураган, но, в отличие от нее, вооружен компактным автоматом, который и взял тут же наперевес.
    Леди Ураган с охранником неспешным шагом направилась к мистеру Хо. Тот, заложив руки за спину, ждал их у входа в ангар. Когда пиратка приблизилась к нему на достаточное расстояние, торговец произнес:
    - Добрый вечер, Леди Ураган! Рад вас снова видеть!
    - И я вас тоже, мистер Хо! – звонким голосом ответила женщина. – Я прибыла за своим небесным скакуном...
    - Конечно, так и было договорено! Пройдемте в ангар, там вы осмотрите самолет, - мистер Хо распахнул дверь, жестом приглашая Леди Ураган и ее охранника пройти внутрь. При этом он бросил свирепый взгляд на Хаакена, выбиравшегося из машины с таким видом, будто его вели на смерть: мол, поторапливайся, толстяк!
    Мимо них прошли к своему грузовику механики, и Джонс доложил ему, что самолет полностью готов. Торговец кивнул в ответ и сказал механику, куда теперь ехать и кому обратиться, чтобы получить причитающиеся деньги.
    Когда он с Хаакеном вошел в ангар, Леди Ураган уже сидела в кабине и оценивала управление самолетом. Повинуясь нажатию педалей, двигались элероны на крыльях, потом ожил руль. Пиратка присматривалась к приборам; торговец заметил, что сиденье пилота она сразу отрегулировала под себя.
    Освоившись в кабине пилота, Леди Ураган перебралась на место одного из стрелков, где тоже ознакомилась со всем, что попалось ей на глаза, а затем спустилась на бетонный пол ангара.
    - Леди Ураган, этот человек – представитель завода, где был построен самолет. Можете называть его мистер Хаакен! – сказал торговец, похлопав Хаакена по плечу.
    - Очень приятно! – ответила Леди Ураган. – Мистер Хо, расскажите мне вкратце о машине, пожалуйста...
    - Ну... на сегодняшний день этот самолет, который мы назвали «Барракуда», самый скоростной, обладает очень мощным вооружением, но, к сожалению, он не такой маневренный, как хотелось бы... Впрочем, даже истребителям он способен дать жару, если на борту есть умелые стрелки и опытный пилот... Короче, для ограбления дирижаблей – самое оно...
    – Мистер Хо, машина вроде бы отличная... как раз для меня... но только вот, боюсь, столько денег у меня сейчас не будет... семьсот пятьдесят тысяч – это очень много даже для меня...
    - А сколько у вас есть денег, позвольте полюбопытствовать?
    - Все, что были, я отдала своему охраннику... чтобы он сопровождал меня! - мило улыбнулась Леди Ураган. В ее руках неожиданно возник пистолет, и его ствол уперся прямо в лоб торговцу. Мистер Хо от неожиданности поднял руки, давая понять, что он безоружен. Охранник же ее поудобнее перехватил автомат и прицелился в оставшегося внешне равнодушным Ли, который уже тянулся к своей кобуре. Хаакен, разинув рот, непонимающе взирал на всех остальных.
    Их в ангаре было только пятеро. Мистер Хо, Ли, Хаакен, Леди Ураган и ее телохранитель. Все... другие остались там, снаружи...
    - Рыпнешься – отправлю на тот свет сразу! – предупредила пиратка торговца. – Прости, мистер Хо, но ты действительно заломил непомерную цену... Я заберу этот самолет даром...
    - Ты что? Леди Ураган, убери пушку, и останемся друзьями! – попробовал было мистер Хо урезонить женщину.
    - Еще чего! Я...
    Ли вдруг прыгнул к Леди Ураган, выхватывая из рукава нож; блеснуло лезвие, прогремела очередь, и охранник мистера Хо рухнул на пол, - уже мертвый. Звякнул откатившийся в сторону нож, а телохранитель Леди Ураган на всякий случай еще раз выстрелил в затылок Ли.
    - Вот теперь придется кончать всех! – философски заметил он.
    - Рокс... – выдохнула Леди Ураган. – Прикрой, я пока что заведу моторы! Вот ублюдок твой охранник! – крикнула она в лицо мистеру Хо, и тот даже отшатнулся: женщина вмиг превратилась в разъяренную кошку.
    - Значит, так, сукин сын! – вдруг успокоилась пиратка. – Сейчас ты под прицелом автомата приоткроешь дверь и прикажешь своим людям очистить проезд. Сделай лицо, как будто ничего и не было! Если что не так, Рокс пристрелит тебя как собаку... Понадобится, - мы проложим себе дорогу по трупам, но уйдем отсюда с самолетом...
    - С... с... – сжав зубы, шипел в злобе китаец. – Су...
    Ствол пистолета еще нежнее прижался к его лбу. Мистер Хо зажмурился, ожидая, что сейчас свинец вышибет ему мозги, нов выстрела не последовало.
    - Я прощаю тебе то, что ты попытался сравнить меня с самкой животного, - сказала пиратка. – Пошел!
    Мистер Хо шел к двери, чувствуя, как Рокс подталкивает его в спину стволом автомата. Первый раз его так вероломно «кинули», - и это со сделкой, которая должна была принести ему не просто деньги, а... деньжищи, что ли Черная злоба переполняла его, но выплеснуть ее он не мог.
    О, как бы он хотел сейчас пристрелить эту подлую женщину, задушить ее, четвертовать... короче, казнить! Но нет, все пока на ее стороне: удача, сила, даже авиация...

    Дежурившие снаружи охранники мистера Хо услышали несколько слабых хлопков, донесшихся из ангара, но не придали им значения. Стреляют и стреляют... ну и черт с ними! Шеф же сказал: в ангар не соваться! Вот и не будем!
    Потом дверь неожиданно распахнулась, и мистер Хо собственной персоной несколько взволнованным голосом велел убрать машины от въезда.
    - Все в порядке, мистер Хо? – на всякий случай спросил один из гангстеров.
    - Быстро им соври что-нибудь! – велел Рокс пленнику. – Ну!
    - Да... в порядке... мы броню испытывали! – солгал торговец. Охранники не поняли по голосу босса, что он в беде, и стали выполнять его приказ. Заработали моторы машин, лимузины стали отъезжать от ворот.
    Рокс втащил мистера Хо обратно в ангар и подтолкнул к воротам.
    - Теперь открывай их, и не вздумай рыпаться! А не то ляжешь рядом! – он кивнул на лежащий у стены труп Ли и стал пятиться к самолету, направив автомат в сторону мистера Хо.

    ...Леди Ураган тем временем уже забралась в кабину «крейсера», пристегнулась и теперь соображала, как заставить «птичку» взлететь... Все же таким самолетом она еще не управляла!
    - Ладно! – сказала она сама себе. – В конце концов, самолет есть самолет...
    Защелкали под ее пальцами выключатели, покорно задвигались рычаги; стрелки приборов дрогнули под стеклами, закрывающими шкалы. Еще секунда-другая, - и все готово!
    Моторы прогреты; это хорошо: не надо тратить драгоценное время на их заведение... магнето... подкачать топлива в двигатель... Так, вот она, кнопка запуска, теперь...
    - От винта!
    - Есть от винта!
    ...нажимаем!
    Где-то в недрах самолета родилось глухое рычание, - так, наверно, рычит разбуженный зверь, - и моторы, чихнув, заработали. Оглянувшись назад, пиратка видела, как вращаются винты: медленно... быстрее... все быстрее и быстрее... вот лопастей уже не видно, так стремительно вращение!
    Рокс выбил колодки из-под колес, и теперь Леди Ураган удерживала машину, рвущуюся вперед, одними лишь тормозами. Впереди медленно расходились створки огромных ворот, освобождая путь.
    Рокс уже собрался закрыть все лючки и люки, что не успели задраить в спешке, а потом залезть через последний люк на место одного из стрелков, как вдруг Хаакен, доселе с ужасом взиравший на происходящее, упал перед ним на колени:
    - Сжальтесь! Они меня убьют! Спасите! У вас есть еще несколько мест на самолете, возьмите меня с собой! Я не займу много места, и вы высадите меня где-нибудь! Я навсегда забуду про подпольный бизнес... я могу быть вам полезен, ибо много знаю про этот самолет! – причитал он, обнимая руками ногу Рокса.
    - Отстань, скотина! – заорал Рокс, перекрывая шум моторов. – Отвали!
    - Пожалуйста... – молил Хаакен.
    Рокс оглянулся на Леди Ураган: она утвердительно кивнула. «Черт, вот еще она беда на нашу голову...», - подумал Рокс. Вслух же он сказал:
    - Ладно, полезай в правую кабину! Видишь во-он тот люк? Сейчас я подсажу тебя и помогу пристегнуть парашют... Высадим над городом, идет?
    Хаакен уже настолько живо представил расправу над собой, что даже перспектива прыгнуть ночью с парашютом не пугала его. Гораздо больше он страшился теперь, что мистер Хо или мистер Гроувер убьют его за провал сделки.
    Пока ворота открывались, все трое расселись по местам. Хаакен пугливо осматривал непонятные приборы, ручки, кнопки, стараясь не дотрагиваться до них. Он взглянул влево, на кабину машины, где Леди Ураган надевала на голову какие-то наушники. Заметив такие же у себя в кабине, Хаакен внезапно осмелел и нацепил их. В уши сразу ворвался решительный голос Рокса:
    -... парашют я к толстяку приделал, выбросим его над Нью-Йорком в паре километров отсюда! Приземлится, как миленький, не развалится, а впечатлений будет! у-у-у-у!
    - Рокс, поменьше болтай, побольше делай! – перебила его Леди Ураган. – Берись за свое оружие и отгоняй от самолета бандитов мистера Хо! кстати, где он?
    - Он нам ворота отпирал...
    - И сбежал! Рокс, сказала же внятно, - пристукнуть!
    - Далеко не уйдет! – заверил начальницу стрелок. – Стукнем обязательно!
    Самолет начал медленно двигаться вперед, к выезду из ангара, но гангстеры под руководством мистера Хо, улизнувшего под шумок от бдительного надзора Рокса, попытались преградить путь автомобилями, заодно начав обстреливать его из автоматов.
    Снопы искр, высекаемые пулями, отлетали от машины заодно с пулями. Рикошетящие кусочки свинца с противным визгом летали над головами людей. Пули не повреждали самолет, но Леди Ураган прекрасно понимала: пробей хоть одна пуля колесо – и конец! Полный! Взлететь уже будет нереально... не уезжать же на самолете отсюда!
    Застучали пулеметы Рокса, и несколько самых отчаянных вояк, прошитых очередями, отбросило от машин. Остальные предпочли убраться с дороги. Рокс стал дырявить и сами автомобили, но это оказалось бесполезным делом: машины не взрывались, а только постепенно превращались в подобие решета.
    Тогда Леди Ураган выпустила по преграде несколько ракетных снарядов, что были подвешены под крыльями самолета. Оставив дымные следы, снаряды почти мгновенно достигли расположенные почти в сотне метров от них машины...
    ...Автомобили, стоявшие на пути самолета, частью разнесло на части, а частью просто раскидало взрывом в стороны. Теперь-то ничто не мешало Леди Ураган вырулить из ангара и добраться до взлетной полосы.
    Пока бандиты очухались от взрывов, самолет уже готовился взлетать.
    - Скорее, за ними! – заорал мистер Хо. Куда делась его грузность? он запрыгнул за руль машины Леди Ураган, единственной, что осталась на ходу, и завел мотор.
    Два или три бандита залезли следом; у одного был даже ручной пулемет. Мистер Хо дал газу и стал догонять самолет, уже берущий разгон по полосе. Он пристроился прямо позади взлетающего самолета, и бандиты стали стрелять по колесам, но из-за тряски и неудобного положения, - попробуйте высунуться на большой скорости в окно, и вы поймете их, - не попадали. Все выстрелы оказались зряшными...
    - Черт, тысячи долларов улетают от меня! – ругался мистер Хо, утапливая педаль газа в пол машины. – Мои тысячи! У-убью, ведьма!
    Самолет медленно, но верно отрывался от погони.
    Пламя костров, в которые превратились машины бандитов, подожженные снарядами, освещало все вокруг настолько ярко, что Леди Ураган даже не стала включать фары. Стрелка указателя скорости ползла по шкале: пятьдесят километров в час... шестьдесят... семьдесят... полоса стелилась под колеса самолета, а на горизонте уходили назад огни города, словно это не самолет мчался по полосе, а они ехали куда-то...
    - У нас хвост! – предупредил Рокс, когда строчка светящихся пуль обогнала их самолет. – Они еще не успокоились.
    - Так успокоятся! Рокс, что там такое справа от полосы, в восьмистах метрах впереди?
    - Какая-то машина пересекает полосу, видимо, хочет срезать путь через аэродром... наш взлет внеплановый, так что они могут и не догадываться об опасности! – доложил Рокс.
    - Плевать! Останови ее из пулеметов, когда он будет на полосе! Мы-то взлетим раньше, чем врежемся в нее, а вот тем, кто позади нас точно будет каюк! Давай!
    Рокс, не ответив, припал к пулемету. Более зоркий, чем Леди Ураган, он видел, как первая же его меткая очередь разнесла пробиравшемуся через поле бензовозу передок, заставив остановиться на полосе и преградить дорогу самолету. Водитель, перепуганный донельзя, выскочил из кабины и бросился наутек. Стрелять в него пират не стал: зачем? Достаточно и машины...
    - Да! Да! Есть! – крикнула Леди Ураган, отрывая самолет от полосы и уводя его в ночное небо. – Взлетели, Рокс, взлетели!
    До замершего на полосе бензовоза осталось метров десять, не более.
    - Поздравляю, мэм! Те, что ехали за нами, тоже взлетели...
    - Куда?
    - Само собой, на воздух!

    В тот самый момент, когда «Барракуда» Леди Ураган взлетела, мистер Хо увидел преграду на пути. С истошным воплем он крутанул руль влево, пытаясь избежать столкновения, но этого оказалось мало. Легковушка врезалась в бензовоз, и сразу же прогремел мощный взрыв, настолько мощный, что даже «Барракуду» тряхнуло в небе...

    - Чао, мистер Хо! Простите, не знаю ,как это будет по-китайски... – с усмешкой сказал Леди Ураган, разворачивая самолет на юг.
    - Мэм... вы чудо! – произнес Рокс.
    - Спасибо!
    - Эй, Хаакен, приготовьтесь к высадке! - предупредил толсятка Рокс.
    - Не хочу! – сказал перепуганный Хаакен.
    - А кто тебя спрашивать будет?...
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Экзот, я все же пришел к выводу (это после прочтения некоторых книг, имеющих статус научно-фантастических, но похоже относящихся к разряду техникческих), что просто не надо сверхподробного описания... Достаточно сказатЬ ,что такое мотогондола, - и человек поймет. Это Несведущий. Сведущий же пропустит и будет читать дальше. Книгу я ведь писал не для того, чтобы с авиацией читателя знакомить, а чтобы просто читатель отдохнул, поахал, поохал, поплакал, быть может... :D ...кому что!
     

    Экзот

    Элефантерия
    Элероны педалями не управляются. Правда, я читал, что на некоторых ультралайтах есть и такое, но сие нетипично.
    Педалями двигают РН - руль направления (для "аромата 1930ых" можно называть "рулём поворота"). А элероны управляются поперечными движениями ручки управления или наклоном штурвала в поперечной плоскости. Наклоном ручки или штурвальной колонки в продольном направлении управляется руль высоты ("глубины" как ещё часто тогда говорили)
    Во-вторых, в "пиковой" ситуации - ладно, но, насколько мне известно, в повседневной жизни в ангаре движки (даже поршневые) не гоняют.
    В-третьих, штатовский самолёт не может быть градуирован в СИ. Дюймы, статутные мили в час, узлы, футы, и т.п.
    Далее, бронирование самолёта отнюдь не означает, что его обшивку нельзя пробить. Таких самолётов в истории авиации очень мало. Самый знаменитый - Ил-2, у которого броня включена в силовую схему и потому одновременно явлется и обшивкой. У него - да - если броня "удержит" снаряд, то он отлетит от обшивки как от танка. У подавляющего же большинства бронирование означает прикрытие бронёй жизненно важных частей и агрегатов - кабина (включая "прозрачную броню" - бронестекло) или хотя бы кресло лётчика, винтомоторная группа с наиболее вероятных ракурсов. Так что у них пуля прошивает дюраль и уже где то внутри встречается с бронёй.
    А готовые куски лучше, всёж, думаю, выкладывать в -> Час из жизни...
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Кусок, сам видишь, сыроват еще. Так что после окончательной доработки выложу его как раз там. Думаю, описание Барракуды в целом удалось... :lol: А насчет управления посмотрим, это, мне кажется, можно нафиг вырезать, напишу: "...опытным взглядом оценила кабину, понажимала на педали, потрогала штурвал...", - и хватит! В целом взлет-то как описан, нормально?если км-ч отбросить...
     

    Капитан Гагабу

    CargoAircraftOnly
    Достоверность описания? нет, отрывочек из моего творения!!!

    Надо знать ваше мнение, читатели!!!
    Все ли Вам понятно про небесных пиратов и их мотивацию?
    Че не так - пишите!!! учту!!! пишу хоть и не по заказу, но надо чтобы было понятно, чего я хотел сказать, ага или не ага???
    :) :) :) ;)

    Читайте:
    «Air News»
    Лучшая газета о воздухоплавании и авиации!
    25 мая 1931 года.


    Небесные левиафаны.
    «Скоро мы будем совершать кругосветное путешествие на дирижабле за какие-то двадцать дней…».

    Это слова директора дирижаблестроительной компании «Цеппелин», возможно, вскоре действительно станут реальностью. Сегодня слова «дирижабль» и «цеппелин» почти стали синонимами, ибо именно по проектам и лицензиям этой знаменитой фирмы строятся практически все дирижабли в мире…
    За последние полтора года цеппелины прочно вошли в нашу жизнь. Эти внешне неторопливые и неповоротливые на первый взгляд воздушные гиганты, наполненные водородом, способны, тем не менее, перевозить десятки тонн грузов и множество (иногда - до полусотни) пассажиров практически в любой регион мира со скоростью, в два-три раза превышающей скорость любого современного морского лайнера. При этом надо заметить, что по комфортабельности путешествие на воздушном корабле не уступает вояжу на морском судне. Вам, если вы решитесь на подобный перелет, предоставят по выбору отдельную или двухместную каюту, где все будет к Вашим услугам: роскошная и в то же время уютная обстановка, отдельный санузел с душем; плюс к этому, на пассажирском дирижабле непременно имеются богатая библиотека и ресторан, а также телеграф. А еще Вы можете насладиться потрясающим видом с высоты птичьего полета, открывающимся из каждого окна, - из вашей каюты или со смотровой галереи дирижабля… Поверьте, это стоит потраченных на билет денег!
    Дирижаблям не нужны большие аэродромы, - они причаливают к специальной мачте, а ее можно довольно легко установить где угодно, - даже на лесной поляне, если есть такая необходимость! Что особенно поражает воображение, так это их скорость, - до 150 км/ч, - и высота полета, - порой до двух с лишним километров… Выше облаков, быстрее птиц, дальше самолетов! – таков девиз современных летающих кораблей.
    Сегодня дирижабли летают по всей планете, занимаясь доставкой грузов и пассажиров в такие места, куда самолеты пока или не могут добраться, или не имеют возможности приземлиться… Кроме того, грузоподъемность дирижаблей на порядки выше, чем у самолетов, так что и это играет свою роль.
    Несколько цеппелинов обслуживают трансатлантические пассажирские линии, каждый год перевозя через Атлантику почти тысячу пассажиров.
    Наш корреспондент, - Патрик Кейси - задал несколько вопросов Ричарду Джонсону, - капитану английского дирижабля «Мэйфлауэр», одного из тех, что совершает регулярные рейсы между США и Великобританией:
    - Здравствуйте, мистер Джонсон! Великобритания может по праву гордиться такими людьми как вы! Подумать только: каждый год вы в общей сложности чуть ли не по три месяца проводите в небе, а сколько людей благодаря вам пересекают океан с такой поразительной быстротой…
    Капитан Джонсон:
    - Да бросьте вы! Моряки когда-то куда дольше, чем я, не бывали на ней! Подумаешь, я полторы недели в месяц не сойду на твердую землю… ну, и нормально, чего я там не видел? Мне и в небе хорошо!
    Патрик Кейси:
    - В самом деле? Капитан, скажите, пожалуйста, что вам больше всего нравится в такой вот бродячей, если так можно сказать, жизни? Не обидитесь, если я вас о таком спрошу?
    Капитан Джонсон:
    - Хм… да нет, конечно! Хороший вопрос! Жизнь у меня действительно бродячая. Сегодня я здесь, в Нью-Йорке, а завтра – в нескольких тысячах километров отсюда, в километре над океаном… Мне нравится та свобода, что дает мне мой дирижабль, мне нравится жить в небе и любоваться облаками… дальше вы уж сами присочините чего-нибудь этакое! Я не мастак говорить красивые слова, это на меня иногда находит…».




    Жилые кварталы на окраине города Нью-Йорк. Май 1931 года.

    - Деньги закончились, Фрэд! – тихо произнесла Дженнифер, виновато глядя на мужа. – Нам нечего есть и не на что купить еду…
    Фрэд молчал. Он смотрел в окно, - там начинался дождь, и первые крупные капли его лениво сползали по стеклу, - потом снова перевел взгляд на жену. Она молчала, ожидая его ответа.
    В глазах Дженнифер застыла тоска, и Фрэд знал ей причину… Больше он выносить ее усталого, несчастного взгляда не мог.
    - Куда ты? – встрепенулась женщина, увидев, как муж натягивает свою любимую летную куртку.
    - Пойду… поищу деньги! – неопределенно ответил Фрэд, выходя из квартиры. – К вечеру вернусь…
    Дженнифер смотрела ему вслед, и в душе ее боролись два чувства. Первое, - жалость к мужу, в одночасье оставшемся без любимой и хорошо оплачиваемой работы, - явно уступало второму, - отвращению к нему же, не сумевшему устроиться в новой жизни… Но ей так хотелось верить, что он и правда ушел, чтобы заработать хотя бы на ужин…
    - Мама, мама, а где папа? – вбежал в комнату ее сын, двенадцатилетний Фрэнк. – Меня сегодня в школе похвалили!
    - Молодец, Фрэнк! – в голосе Дженнифер скользнула радость, но глаза остались печальными. – Папа скоро вернется…

    Фрэд, выйдя из дома, где он с семьей снимал квартиру, долго брел по каким-то переулкам под дождем; насквозь вымокнув и замерзнув, он вспомнил, что дома нет денег. Сунул руку в карман куртки, вытащил оттуда мелочь и пересчитал в тусклом свете уличного фонаря – два доллара и семьдесят центов. Даже на бутылку дешевого вина не хватит…
    Напиваться Фрэд не хотел, - только развеяться. Чтобы хоть на миг забыть обо всем этом грязном и жестоком мире. О том, как целых полгода назад его, военного летчика, - и не самого худшего! – уволили с мизерной пенсией, сказав, что он больше не нужен, как приходилось искать работу, и как ее не было, как не хватало денег… как все понимала и молчала потому жена… все, все уже это осточертело! Отобрали генералы крылья, небо, отобрали возможность жить и радоваться, оставив лишь только маленькую квартирку, на которую уходила вся пенсия, да воспоминания о том, как хорошо было прежде…
    - А ведь и, правда, - раньше было хорошо! – произнес он, останавливаясь посреди улицы и поднимая голову. Дождь хлестал его по щекам, дождь скрывал все вокруг, но за этой мокрой и холодной пеленой Фрэд разглядел вывеску бара: «Островок». Вот оно! здесь-то он забудется до утра, а там… а там будь, что будет!

    Он вошел в бар и огляделся: все было также как и раньше. Несколько полупьяных посетителей уже сидели за столиками в разных концах зала, тупо глядя в пространство, или же громко переговариваясь друг с другом. Сигаретный дым вперемежку с музыкой носился под потолком дешевого и в какой-то мере даже уютного бара, хозяин которого мог гордиться тем, что в его заведении собирается самая честная беднота окраинного люда… так он сам, по крайней мере, утверждал.

    Фрэд подошел к стойке и выбросил на нее свои деньги. Две блестящих монетки по одному доллару, остальные – по одному центу. Бармен, - он же хозяин заведения, Хэнк Доусон, - сгреб монеты и достал чистый стакан.
    - Что, Фрэд, все по-прежнему? – тихо спросил он, извлекая из-под стойки початую бутылку вина.
    Фрэд кивнул.
    - Слушай, - бармен перешел на шепот, - хочешь подзаработать? Денег предлагают много, работа по твоей специальности… летчиком.
    - Что надо делать? – равнодушно спросил Фрэд. Не хотелось ему никуда сейчас идти, ехать, лететь, - выпить бы и задремать… так, из вежливости уточнил.
    - Про небесных пиратов знаешь?
    - Чего? – переспросил Фрэд, но стакан отставил в сторону. Небесные пираты? Черт его знает, кто это, но… звучит интригующе!
    - Про небесных пиратов, - повторил Хэнк. - Им нужны умелые летчики. Деньги платят такие, что ты и в руках никогда не держал…
    - Ха-ха! небесные пираты, - кто бы подумал? Продолжай!
    - Так вот, я могу подсказать тебе, к кому обратиться, чтобы попасть в одну их банду… то есть, эскадрилью…
    - Ну-ка, давай, Хэнк, пройдем в твой кабинет, там ты мне все и расскажешь… - поднялся Фрэд со стула. – Давай-давай…
    Бармен, опасливо оглянувшись на полупустой зал, знаком велел следовать за ним. Летчик, искоса посмотрев на завсегдатаев, вошел в тесную каморку, которую Хэнк гордо называл «кабинетом», и захлопнул за собой дверь. Осмотрелся. Под потолком каморки висела лампочка, озарявшая ее тусклым светом; в углах валялось всяческое тряпье, а ободранные стены наполовину скрывали увешивающие их истрепанные карты. «Все как обычно, - подумал Фрэд. - Хэнк ничуточки не изменил своим привычкам!».
    - А теперь давай выкладывай все, что хотел, да поживее! – велел он Хэнку. – Ты прав, Хэнк, я на мели, и теперь могу идти хоть к черту на рога, - но без денег домой не вернусь… Кто такие небесные пираты, что надо сделать, чтобы к ним попасть, и что мне придется у них делать?
    - Ты чего, еще не слышал никогда про небесных пиратов? – вытаращил глаза Хэнк. – Да ну!
    - Честно, не слышал, - признался Фрэд. – Валяй, старина, мне интересно…
    - Смотри! – Хэнк, выглянув за дверь, чтобы удостовериться, не подслушивает ли кто их, вытащил из-под груды тряпья в углу две смятых газеты. Фрэд прочел заголовки статей: «Небесные левиафаны», «Гибель воздушного корабля», «Через океан»…
    - Эти газеты я уже читал! – сказал он.
    - Я знаю. Но ты посмотри, - Хэнк ткнул пальцем в статью «Гибель воздушного корабля» и тут же прочел вслух:
    - «Дирижабль «Гибралтар» сгорел в воздухе в течение двадцати секунд… причиной пожара, по мнению специалистов, стал взрыв водорода в одном из баллонетов. Очевидцы утверждают, что незадолго до взрыва и последовавшего за тем пожара видели несколько неизвестных самолетов возле цеппелина, а также слышали пулеметную стрельбу, доносившуюся с неба. «По всей видимости, стреляли с самолетов по дирижаблю», - говорит фермер Джонатан Рейнольдс, свидетель катастрофы…
    Как бы то ни было, среди обломков дирижабля не нашли кое-что из уцелевшего груза, а именно – несколько килограмм золота, перевозимые на дирижабле из соображений секретности. Как говорит директор N-ского банка, они думали, что это будет наиболее безопасным путем для перевозки столь ценного груза…».
    - Ну, ничего себе! – завистливо произнес Фрэд. – Мне б это золото…
    - Теперь слушай меня внимательно, - понизил голос Хэнк. – И держи язык за зубами, ясно? Если что, головы не сносить нам обоим… Чем занимаются воздушные пираты, ты уже понял?
    - А чего тут непонятного? – пожал плечами Фрэд, - грабят дирижабли с ценными грузами. Как, правда, пока неясно, но грабят…
    - И зарабатывают на этом хорошие деньги. Тебе сейчас нужны деньги, Фрэд, я знаю, поэтому я и предлагаю тебе эту работу…
    - Стать пиратом? – усмехнулся Фрэд. – Пострелять по дирижаблю, потом получить свои денежки, и… - на его скулах заиграли желваки.
    - Ты только не волнуйся! – Хэнк на всякий случай отодвинулся подальше от летчика. – Работенка непыльная, платят, как уже сказал, хорошо… так что, берешься? это, правда, незаконно, ты же понимаешь…
    - Что надо делать? – повторил Фрэд. – Мне уже плевать на законы и на эту так называемую мораль… у меня дома – голодный сын и уставшая от такой жизни жена, так что я готов взяться и за это. Что надо делать и сколько заплатят?
    - Тебе нужно будет взлететь на истребителе с одного заброшенного аэродрома, догнать с другими пиратами дирижабль, дать пару очередей по нему, - заговорил Хэнк, - потом полетать вокруг, пока остальные будут разгружать трюмы дирижабля, - и вернуться на тот же аэродром… Если согласен, тебе сегодня же выдадут аванс, а само дело будет со дня на день. Идет?
    - По рукам, - согласился Фрэд. – Гони деньги!
    Заставив Фрэда расписаться в какой-то потертой тетради, Хэнк протянул ему свеженький конверт с приятно хрустевшим содержимым. Фрэд молча взвесил его на ладони, - да, немало, немало!
    - Сколько тут? – в горле у летчика вдруг пересохло от волнения.
    - Тысяча долларов. Примерно пятая часть твоего гонорара… - Хэнк до хруста в костях потянулся. – Когда будет нужно, за тобой приедут и скажут: «Небо вас ждет».
    - Спасибо, Хэнк… слушай, я побежал, мне еще надо своих накормить! – Фрэд бросил взгляд на часы, - всего-то пять минут до закрытия того магазинчика на углу, где он обычно покупал еду!
    - До встречи, Фрэд!
    - Спасибо, Хэнк! До завтра!
    Хлопнула дверь бара. Фрэд исчез за косыми струями непрекращающегося дождя, а довольный Хэнк неторопливо вернулся за стойку бара.
    - Эй, Хэнк! – качаясь от выпитого, к нему подошел один из завсегдатаев. – Еще одного…ик, еще одного… завербовал?
    - Иди, иди, Питер, - беззлобно сказал Хэнк, наливая ему джина, - вот тебе выпивка, только не лезь не в свое дело…
    - А…ик, возьми и меня в пираты! – вдруг оживился Питер, но тут же сник. – Не, не надо, я высоты боюсь…
    - Вот видишь! Если ты боишься высоты, какой же ты пират? – смеясь, заключил Хэнк. – Бери стакан и иди за столик… не пугая народ!
    - Ик... ты прав… ик… я пошел… - Питер, хихикая, удалился со своей порцией джина.

    Тем временем Фрэд, едва удерживая все покупки в двух руках, добрался до дома. Мокрый, усталый – но счастливый…
    - Дженни, детка, ты что-нибудь вкусненькое сможешь сейчас приготовить? - невинно спросил он, вваливаясь в квартиру. – Я тут кое-чего купил…
    - Боже мой! – недоверчиво и в то же время радостно воскликнула Дженнифер, - неужели ты все-таки достал деньги?
    Она бросилась ему на шею, и Фрэд, замерев от счастья, обнял ее. Так они бы, наверное, стояли часами, крепко прижавшись друг к другу, если бы не Фрэнк.
    - Папа! Папа вернулся! – завопил он, пулей вылетая из своей комнаты. – Пап!
    - Сынок! – Фрэд обнял и его. – Дженни, давай уже принимайся за стряпню! Все проголодались… я нашел работу! – уже тише сказал он жене.
    - Да, Фредди, - женщина, выхватив что-то из кипы свертков, скользнула на кухню. Вскоре там что-то зашкворчало, зашипело, - и аппетитные запахи поплыли по квартире.
    Отец с сыном, с жаром обсуждавшие недавние футбольные матчи, потихоньку глотали слюнки, пока Дженнифер колдовала над плитой. Наконец, они услышали долгожданное:
    - Эй, ребята! Ужинать!
    - Я быстрее добегу до стола! – воскликнул Фрэнк, вскакивая с места.
    - Нет, я! – подзадорил его отец.
    Они выскочили из комнаты и понеслись к уставленному нехитрыми, но вкусными блюдами столу.
    Победил в этом неравном забеге все же Фрэнк.
    Более вкусного ужина Фрэд, Дженнифер и Фрэнк еще не ели…


    Утро следующего дня. Примерно пять часов по местному времени.

    В дверь квартиры постучали. Негромко, но настойчиво.
    Фрэд с трудом разлепил глаза. Поглядел в окно, - через щель между шторами сочился рассвет.
    Осторожно, чтобы не разбудить мирно спящую Дженни, он вылез из-под одеяла. Тихонько ступая, добрался до двери.
    - Кто там?
    - Мистер Фрэд Флейр? – уточнили из-за двери.
    - Он самый.
    - Небо вас ждет.
    - Минутку… мне нужно собраться, - сон мгновенно слетел с Фрэда.
    - Мистер Флейр, наше дело не может ждать! Будьте добры, побыстрее! – неожиданно властно приказал неизвестный.
    - Хорошо…
    Фрэд мигом облачился в свою обычную одежду: удобные и прочные брюки, крепкие ботинки и летная куртка. Потом, осторожно поцеловав спящую жену, он вышел из комнаты.
    На площадке его уже ждали двое. Лиц их было не разглядеть в ночных сумерках, и Фрэд увидел только могучие тела, скрытые длинными, до пят, плащами. Плащи эти едва не лопались на квадратных плечах; левые локти у молодцов оттопыривались, - видимо, там у них были кобуры с пистолетами. Парни казались сейчас похожими друг на друга как две капли воды, и Фрэд даже подумал: не близнецы ли они?
    - Машина ждет во дворе. По пути вам все объяснят, - произнес один их крепышей. – Идемте!
    Они сошли во двор. Старый, неприметный грузовичок с поцарапанным бортом сиротливо стоял в стороне от подъезда. Фрэд забрался в кузов, покрытый тентом; следом влезли его спутники. Машина при этом жалобно закряхтела, но выдержала.
    Тихонько зарычал мотор, - и машина тронулась с места; шофер запетлял по узким улочкам, чтобы сбить слежку, если таковая увязалась бы за ними…
    Как только глаза Фрэда немного привыкли к темноте, он разглядел сидящего напротив него человека в темной одежде. Человек внимательно смотрел на Фрэда, и холодно-стальной взгляд его был необычайно цепким и пристальным.
    - Вы, мистер Флейр, уже знаете, что вам предстоит сделать? – неожиданно дружелюбно спросил он.
    - Догадываюсь, - ответил Фрэд, в свою очередь оглядывая собеседника, - вероятно, мне нужно будет прикрыть вас, пока ваши ребята будут потрошить дирижабль…
    - Именно так, - подтвердил человек, - вы просто дадите несколько пулеметных очередей по дирижаблю… вернее, рядом с ним, - как бы предупредительный выстрел! потом в дело вступят мои ребята, а ваша миссия будет окончена… Полетаете вокруг, а потом – домой!
    - А как ваши ребята собираются проникнуть на борт летящего дирижабля? – полюбопытствовал Фрэд.
    - Мистер Флейр, - ответил его собеседник, - существует чертова дюжина способов сделать это. Мы применим тот, который будет наиболее прост в исполнении. Увидите его сами, когда мы атакуем дирижабль…
    - Еще вопрос… Что за груз везет тот цеппелин?
    - Несколько англичан.
    - Чего? – удивился Фрэд. – Я думал, золото там, или деньги…
    - Несколько английских военных специалистов, - пояснил человек. – Они возвращаются домой из Штатов. Здесь их обучали чему-то, а там, в Англии, они собираются организовать контрпиратскую службу… Вот за это их и надо убрать. Ладно, подробности вам объяснят перед делом. Будем знакомы, - человек протянул руку Фрэду, – меня зовут Питер Хок…
    Они обменялись рукопожатиями.
    - Странно, что вы так доверяете мне… - неожиданно произнес Фрэд. – Я же никогда прежде не был преступником…
    - Надо сказать, мистер Флейр, - Питер ничуть не изменился в лице при слове «преступник», - что мы не такие уж и плохие… Взять вот хотя бы меня. Как я стал главарем пиратской эскадрильи? Да очень просто. Меня выбросили из военной авиации на улицу в двадцать девятом, сказав на прощанье «Ты не нужен». Я отряхнулся и пошел искать работу. Но ведь это была эпоха Великой депрессии… я и в самом деле оказался никому не нужен.
    - Так… - Фрэд внимательно смотрел на Питера. А тот продолжал:
    - В один прекрасный день, - это было в декабре двадцать девятого, - я оказался без средств к существованию. Я был голоден. А дома меня ждали две дочери и жена. Им тоже хотелось есть. И вот мы с несколькими моими верными друзьями на последние гроши, продав все, что смогли, купили несколько пистолетов и тайком проникли на грузовой дирижабль. Арестовали команду, когда цеппелин находился в воздухе, забрали у экипажа деньги, что-то там из груза по карманам распихали, - кажется, это были золотые украшения, - и убрались с дирижабля. Чтобы сделать это, нам пришлось спуститься с летящего цеппелина на землю по сброшенным вниз веревкам. Со стометровой высоты. Так я стал небесным пиратом…
    - У меня, похоже, почти такая же ситуация… - покачал головой Фрэд. – Тоже выбросили из авиации, тоже остался без денег… не хочу рассыпаться в благодарностях, мистер Хок, просто скажу вам, что, не выведи меня Хэнк на вас, - я бы, наверное, так и не вылез из этого болота…
    - Возможно, - кивнул Питер. – Все мы, пираты, в прошлом были военными. Эти двое братьев, - он взглядом указал на силачей, - еще совсем недавно служили в морской пехоте. А потом и их турнули… Потом мы собрали небольшую команду голодных и обозленных людей, сумели прикупить, - тайком, конечно, - несколько самолетов… Стали грабить цеппелины и продавать товары тем, кого не интересует происхождение, а только цена продаваемого груза… Потому мы вам и доверяем, мистер Флейр, - уж простите за откровенность, - что вам деваться попросту некуда. Рискните вы нас предать, - вы уже вне закона, поэтому никто не удивится, если вас найдут убитым… А с нами вы в безопасности и при деньгах. Мы долго проверяли вас, прежде чем Хэнк по моему совету предложил вам работу…
    - Ясно! - Фрэд вздохнул и умолк.
    Постепенно они стали погружаться в дрему. Фрэд слышал сквозь сон тихие голоса братьев, но не просыпался…
    Машина выехала из города и долго пробиралась вдаль по каким-то проселкам и полузаброшенным дорогам; потом Фрэда разбудил неимоверно дорогой его сердцу звук.
    Рев авиационного мотора.
    Он проснулся – сквозь дыру в тенте пробивался лучик солнца. Уже настал день. Машина стояла, - мотор ее не работал; в кузове не было никого из его попутчиков. «Видимо, приехали!», - сообразил Фрэд…
    Он живо выбрался из автомобиля и увидел, что автомобиль стоит на краю взлетного поля. Аэродром выглядел заброшенным, словно им не пользовались уже много лет, - однако только на первый взгляд…
    Под маскировочными сетями затаились серые истребители без опознавательных знаков, а чуть дальше техники выкатывали из ангара двухмоторный транспортный самолет. Точно такой же серый и тоже без знаков различия.
    Впрочем, нет. Знак различия все же был. На крыле и на фюзеляже, подойдя поближе. Фрэд разглядел скрещенные кости, а над ними – оскалившийся белый череп. «Веселый Роджер». Старая пиратская эмблема!», - подумал Фрэд и забрался в кабину стоявшего поблизости истребителя.
    На таком же биплане он летал еще тогда, в бытность военным летчиком. Удобная, хотя и несколько простенькая кабина, средний обзор, - крылья впереди здорово мешали, - а так ничего машина была!
    Фрэд оглядел дюжину крепких вооруженных молодцов, шедших через поле. И чего в этих пиратах такого необычного? Люди как люди…
    Он почти любовно погладил приборную доску, потом устроился удобнее и пристегнул ремни…
    - Мистер Флейр, - окликнул его подошедший к самолету Хок, - этот самолет теперь временно передается в ваше пользование… Осваивайтесь, сделаете сегодня несколько тренировочных вылетов, вспомните былые подвиги… ну и все такое. Наш рейс еще не скоро…
    - Хорошо, - кивнул Фрэд, - так и сделаем…
    - Да, кстати, - понизил голос Питер, - вашей семье мы сообщили, что вас срочно вызывают в командировку на новой работе. Они не будут особенно волноваться…
    - Спасибо, - отозвался Фрэд.
    - Удачи! Если что, вы найдете меня в ангарах…
    Питер ушел, а Фрэд крепко задумался. Что, если он погибнет? Дженнифер и Фрэнк останутся ведь одни…
    - А, ладно! – тряхнул он головой. – Была, не была…
    - Чего, сэр? – опешил механик, подошедший к истребителю.
    - Чего, чего? Проверь самолет, раззява! – прикрикнул на него Фрэд. – Я скоро должен взлетать…

    В этот день он долго не слезал с неба, лишь изредка приземляясь для дозаправки. Он был безмерно счастлив снова мчаться наравне с тучами к солнцу и слышать в ушах свист ветра и рев мотора. И плевать ему было на то, что он преступил законы!
    - Эта страна предала меня, и я отплачу ей той же монетой… - так подумал он еще тогда, в баре, получив от Хэнка конверт с купюрами.
    За пять проведенных в небе часов он вспомнил все, что касалось доставшегося ему истребителя, и теперь мог с чистой совестью признать: «да, я могу воевать на этом самолете!».
    На аэродром он окончательно вернулся уже под вечер, когда солнце скатилось за горизонт. Подрулив к ангару, Фрэд отдал самолет на попечение механиков, а сам, шатаясь от усталости, побрел к домикам…
    Он уснул, едва добравшись до постели в одном из домиков, что прилепились к аэродромным строениям. Спал без снов, как спит любой усталый человек…

    - Мистер Флейр… - кто-то тронул Фрэда за плечо, и он мигом проснулся. Глаза несколько секунд привыкали к темноте, но вскоре он различил лицо склонившегося над ним Питера. – Мистер Флейр… нам пора. Наш рейс совсем скоро…
    - Да, - спустя секунду Фрэд уже одевался…
     

    Чиж

    Местный
    Натан Захарий,
    На площадке его уже ждали двое. Лиц их было не разглядеть в ночных сумерках, и Фрэд увидел только могучие тела, скрытые длинными, до пят, плащами. Плащи эти едва не лопались на квадратных плечах; левые локти у молодцов оттопыривались, - видимо, там у них были кобуры с пистолетами.
    Почему локти???? Может лучше сказать плащи с левой стороны гуди многозначительно оттопыривались, или слева под плащями явно угадывались кобуры с пистолетами
     

    Пкк

    Старожил
    Захарий рулез!!! :birthday:
    Только наверное подобную работу не может предложить простой бармен - максимум, что он сможет сделать - свести с людьми которые ищут летчиков на крутую работу. Это только у нас бармен может тебя устроить на работу в нефтяную компанию...
     

    Aziatovich

    Изобретатель велосипедов
    У меня сильное ощущение, что и Питер Хок и бармен явные агенты Коминтерна. Иначе откуда им знать о трех англичанах-антипиратах, и нафига их перехватывать - сплошные затраты, прибыли ноль, а сточки зрения собственной безопасности лучше пришить тех, кто этих англичан натаскивал - они и ближе и опаснее. :D А, Натан? ;)
     

    Пкк

    Старожил
    Нет, точно, все нормально - только режет несоответствие бармена его роли в произведении - исправь, круче будет. Еще напряг - темин великая депрессия - мог ли он употребляться в 1931 году, когда депрессия еще продолжалась? Тем не менее о депрессии говорят в прошедшем времени. Поездка в кузове под брезентом - для штатов даже тех времен - нонсенс - у них либо пикапы были, либо нормальных автомобилей хватало... Но тут деталь с закрытым кузовом оч. правильная. Пусть уж лучше будет мебельный фургон.
    Про биплан как-то слабо... Что реально могло быть в 31 у пиратов?
    Что нибудь типа такого:
    http://www.1000aircraftphotos.com/Contributions/McMahan/3108.htm
    http://www.1000aircraftphotos.com/Contributions/Juvet/1505.htm
    Сильно вряд-ли, их для армии не хватало и в ту пору они были как сейчас Ф-22. Значит какой нибудь аппарат ПМВ, или любимый дженни:
    http://www.1000aircraftphotos.com/Contributions/Lyzun/3638.htm
    А какие истребители ПМВ были в штатах? Какие нибудь французские лицензионные СПАДы или английские сопвичи?