Государственная авиация СССР и РФ. Прошлое, настоящее, будущее.

Реклама
C

Corvus

Местный
Авиация ВВ МВД РФ - борты в Чкаловском и Ермолино по состоянию на 2016 год (в том же году ВВ были преобразованы в Войска национальной гвардии РФ).

 
C

Corvus

Местный
Об аэродромной составляющей химического полигона в Каракалпакии (северный Узбекистан)

Возвращаемся в июль 1978 года.

Неожиданно всплыл вопрос по аэродрому. Поскольку полигон, в основном, создавался под авиационные системы, то в первую очередь шло обсуждение проблему доставки наших авиационных изделий до полигона на Арале. На уровне большого начальства вопрос решался просто. Зачем строить в районе Нукуса новый аэродром, когда он уже есть, правда гражданский. «Умные» головы решили, что в сторонке от нукусского аэродрома можно поставить свои ангары, сделать свои рулёжки к основной взлётно-посадочной полосе (ВПП), и всё будет очень здорово, и сэкономим кучу денег. А когда колпаки узнали, с чем мы собираемся взлетать с их аэродрома, они очень вежливо начали задавать вопросы. А где вы будете хранить все эти ваши «штуки», а где будете подвешивать к самолёту, а если эта «штука» (ёмкостью до 2-х тонн) отвалится случайно, а здесь кругом люди и т.п. На более низком уровне эта идея считалась изначально чистым бредом.

Я когда впервые услышал об этой задумке, то сразу пошёл к Смирницкому:
- Вадим Васильевич, вы слышали решение по аэродрому, что вы об этом думаете?
- То же, что и все нормальные люди, что эта идея абсолютно бредовая. Кстати до меня дошли слухи, что она родилась в Шиханах, а озвучил её впервые у Пикалова, Евстафьев. Меня лично это мало волнует, калпаки всё равно узнают, чем мы там собираемся заниматься, и, конечно, у них хватит ума зарубить эту идею.
- Но ведь Абрамов (начальник Главкомплекта при МО СССР), не без некоторой иронии, спросил меня:
- Какого чёрта, вы строите калпакам ВПП 1-го класса, для приёма всех типов гражданских самолётов. Вы, что собираетесь оттуда летать в Лондон и Париж? Ситуация уже известная, аэропорт «Москва – Васюки»!
- Мы пока ничего там строить не собираемся, откуда Вы это взяли?
- Да, здорово калпаки Вас всех надули, они сами всю документацию заказали в Ташкенте, а наша «контора» уже отгружает в адрес Нукуса, самые первоклассные аэродромные плиты! Таких плит даже в Шереметьеве нет! Молодцы азиаты, теперь у них будет международный аэропорт!
- Ну, и, что делать будем, ведь аэродром, один из важнейших элементов всего комплекса!
- Ничего делать не будем, не вздумайте заговорить на эту тему с Малькевичем, это его головная боль, он её породил, пусть сам и расхлёбывает. Молчите, пока он сам не заговорит на эту тему.

Как-то в начале апреля, вызывает Смирницкий:
- Вячеслав Николаевич, Вас приглашает Малькевич, подозреваю, что он наконец созрел для посещения Нукуса и ему нужен осведомлённый человек. Действительно лучше Вас никто во всём этом деле не разбирается. Предполагаю, что поездку может состояться после майских праздников. Он наверное хочет с Вами побеседовать предварительно, и войти в курс дела основательней. Потом я слышал, что возник опять вопрос об аэродроме. Калпаки, теперь уже получив почти законченную новую ВПП, вежливо намекнули, что с нашей «бякой» мы летать с «их» аэродрома не сможем в силу техники безопасности. Впрочем, они поступили, как деловые люди, получили хороший «калым» за то, что отдали. Я их не виню. Так что, идите и просвещайте высокое начальство.

Я направился к Малькевичу, захожу, докладываю:
- Проходите, Вячеслав Николаевич, садитесь, разговор серьёзный и не короткий.

Разговор пошёл об аэродроме в первую очередь. О том, что местное руководство, сначала согласившись, потом отказало. И что теперь, поставлена задача, найти другой аэродром, поблизости от Нукуса. И что, вроде, такой аэродром есть в районе Ташиаташа, в 30 км. от Нукуса. Это бездействующий аэродром подскока местного ПВО. Там необходимы не большие доработки, и он вполне может справиться с задачами полигона. Что в мае месяце планируется поездка в Нукус для общего контроля хода строительства и формирования, а так же для исследования на месте пригодности тахиаташского аэродрома для наших целей. Что из Нукуса планируется выезд в Джаслык, и, если время позволит, то и на плато Устюрт для ознакомления с местными условиями. Что надо тщательно продумать состав выездной группы. Что в состав нашей группы он добился включения специалиста по проектированию и эксплуатации аэродромов.

По приезде Малькевича из дальней поездки, на следующий день поехали в Тахиаташ смотреть аэродром ПВО. И что же мы там увидели? А увидели мы там полное запустение и разруху. В открытой степи полупустыни лежала ВПП, сляпанная из ракушечника или из бетона, наполнителем в котором была галька наполовину с ракушками. По самой полосе, уже успевшей прорости травой, и вокруг неё, мирно паслись верблюды, овцы и несколько коров. Я обратил внимание специалиста по аэродромам, прибывшего вместе с нами из Москвы, на неровность полосы по всей её длине. Она представляла собой огромную стиральную доску. Помимо этого во всей округе не было признаков аэродромных приводов, ни в смысле подсветки, ни в смысле диспетчерской станции с вышкой. Завязывается разговор между Малькевичем и специалистом по аэродромам:
- Виктор Васильевич, что Вы скажете обо всём этом, можно здесь что-то сделать, чтобы принимать и отправлять наши военные самолёты?
- Юрий Станиславович, то, что я здесь наблюдаю, это полное убожество! На эту полосу не садились лет 15, не меньше. Здесь, практически нечего реконструировать, здесь нужно новое строительство, с нуля. Сравните всё это с той ВПП, которую Вы сейчас достраиваете в Нукусе, на аэродроме ГВФ. Сейчас, непосредственно здесь, я Вам не могу ничего ответить, даже приблизительно. По приезде в Москву, я подробно доложу своему начальству положение вещей, и после подробной экспертизы нашими специалистами, Ваше Управление получит официальное заключение. Моё личное мнение, Вам лучше построить ВПП в районе Джаслыка. Тем более, у Вас там предполагается, какая-то промежуточная база.

Чтобы закончить эту аэродромную «сагу», скажу совсем коротко. К началу 1980 года в перечне объектов Полигона значилось 3 аэродрома: тахиаташский (?), нукусский (гражданский) и запланированная на Джаслыке ВПП с упрощённым приводом. Всё это прошло мимо меня, чему я был очень рад. Это было личное «хобби» Малькевича. Об этой несуразице, каким-то образом узнал Начальник ГШ и устроил Пикалову «выволочку», по причине того, что у химиков скоро аэродромов будет больше чем у авиации!

Мне позвонил Смирницкий и взволнованно сообщил, что меня срочно вызывает Малькевич. Прихожу. Малькевич стоит посреди кабинета с озадаченным видом и вертит в руках какую-то бумагу:
- Мы получили от Начальника ГШ нагоняй, за необоснованность такого наличия аэродромов в нашем перечне. Как выпутываться из этой истории, какие есть соображения на этот счёт?
- Надо составить в ГШ докладную записку о невозможности использования аэродромов в Тахиаташе и Нукусе, естественно с соответствующими обоснованиями. Решение о ВПП в Джаслыке принято?
- Принято, после получения экспертного заключения от аэродромщиков по Ташиаташу.
- Тогда всё просто, я пишу «отлуп» на тахиаташский «аэродром», а мои помощники из 3-го и 4-го отделов, на нукусский. Я их объединяю в один документ и докладываю Вам через 3 дня. Получив такой документ, в ГШ успокоятся.
- Согласен, готовьте итоговый документ в машинописной форме, чтобы я мог доложить Начальнику войск. Но это было опять небольшое забегание вперёд.

А сейчас после поездки в Нукус, нужно было лететь в Ахтубинск во Владимировку, где располагалась научно-испытательная база КБ Микояна. Кому-то «взбрендило» оборудовать новый Полигон артиллерийскими и авиационными директрисами, с полным мониторингом испытываемых образцов на участках пролёта образцов над территорией полигона. Нужно было ехать к чужим дядям и всё у них выспрашивать, высматривать и записывать. Оказывается, такими директрисами были оборудованы все серьёзные полигоны страны: Владимировка, Капустин Яр (Капъяр), Эмба, Ленинградский артиллерийский полигон.


 
C

Corvus

Местный
C

Corvus

Местный
Владимир Путин едва не попал в авиакатастрофу за 5 минут до нового 2000 года, то есть в тот самый момент, когда Ельцин в новогоднем обращении объявлял его своим преемником. Об этом рассказал Николай Калинин, который во время Чеченской войны был руководителем боевой подготовки авиации на территории республики.

Поздно вечером 31 декабря 1999 года Николай Калинин был ведущим в группе вертолетов, доставлявших Владимира Путина из Дагестана в Чечню. Если бы Калинин в тот вечер слепо следовал приказам начальства и не проявил настойчивости, граничившей с неподчинением, президентство Путина длилось бы не много лет, а лишь несколько минут.

— Николай Иванович, какой свой полет вы считаете самым важным?

— Новогодняя ночь 2000 года. Помните, тогда Ельцин выступил по телевидению и власть Путину передал. Но мало кто знает, что в ту самую ночь Путин, новый президент, подверг себя большому риску и даже мог погибнуть. Накануне мы собирали с разных точек в Чечне военнослужащих — отличников боевой подготовки — и доставляли в Гудермес, где должно было состояться их чествование. Задачу выполнили.

Но после сложного боевого дня в ночь поступил приказ вылететь в аэропорт Махачкалы. А там какой-то товарищ в штатском на капоте ГАЗ-24 при свете фонарика поставил новую задачу — перелет с высокопоставленными лицами, прибывающими из Москвы, в Гудермес. Двумя вертолетами Ми-8, Ми-26 и Ми-24 мы должны были выполнить полет и сесть на площадку, которую ни один из наших экипажей никогда не видел. Я бывал в Гудермесе в первую чеченскую кампанию и знал, какие там площадки. Одна в поле, но вокруг — линии электропередач, а другая вообще очень сложная на горушке — там только пара вертолетов может сесть. Но прошло 5 лет. А тут ночь еще. Я начал ругаться с этим генералом, потому что задача была невыполнимая. А командующий группировкой Макаров меня в бок толкает.

И вот полетели. Взлет без проблем. Я ведущий — на Ми-8 с сопровождающими (артисты, священнослужители и другие). За мной — ведомый с Путиным на борту, а дальше охрана и корреспонденты на Ми-26. При самом хорошем раскладе мы должны были сесть в Гудермесе за пять минут до Нового года. Облака в начале были на высоте 350-400 метров, но потом стали интенсивно понижаться до 150 метров, а затем до 100. Когда мы начали цеплять нижний край облачности, визуальный полет стал невозможен. Я — ведущий, за всю группу отвечаю, поэтому командую: «Возвращаемся. Лететь нельзя». Но из вертолета ведомого приказывают: «Нет, летим дальше». И так три раза.

Но я все-таки смог настоять. И, в конце концов, они согласились со мной. Мы ушли на высоту и полетели обратно. А за облаками красота и спокойствие. Пролетели над Чечней и, когда вернулись обратно, увидели незабываемое зрелище — новогодний салют над Махачкалой. Ракеты, трассеры — чего только не стреляло там! Я такое только на учениях наблюдал. Мы услышали, как открывается шампанское в грузовой кабине. Нам передали бокалы. Но мы, естественно, отказались. Прилетели. И только на земле я узнал, что мы везли нового президента. К чести Путина, он пересел на машину и все равно поехал в Гудермес по ночному Дагестану, по разбитым дорогам.

Записал Владлен Чертинов


 
C

Corvus

Местный
Ныне заброшенный и разграбленный военный аэродром "Бирофельд", располагавшийся в Еврейской Автономной Области, носивший позывной "Горняк" и расформированный в 1994 г. На территории этого аэродрома раньше дислоцировались 229-й авиационный полк истребителей-бомбардировщиков и 68-й отдельный боевой вертолётный полк.

 
C

Corvus

Местный
70 лет назад состоялась интересная воздушная эпопея по освоению Арктики с участием пилотов 12 дивизии ВТА и 196 ВТАП, базирующихся сегодня в Твери (Мигалово). Это можно назвать обычными буднями работы авиаторов.

4 апреля 1949 года был создан военно-политический блок НАТО. Соединенные Штаты планировали нанесение по нашей стране превентивных ядерных ударов.

СССР делал все, чтобы обезопасить себя от нападения. Кратчайший путь к США – через Северный полюс! Главком ВВС маршала авиации К.Вершинин предложил оборудовать аэродром подскока. Для большей грузоподъемности приняли оригинальное решение: весь груз и военный десант разместить на тяжелых буксируемых к Ил-12Д планерах Ц-25.

Отбор в десант проводился тщательно только из офицеров. Все его участники расписались, что в течение 50 лет не будут разглашать детали этой секретной операции.

Полёт осуществили экипажи 374-го ВТАП 12 й ВТАД под руководством старшего инспектора штаба военно-транспортной авиации, полковника А. А. Гирко и инспектора по технике пилотирования К. Егорова, летавшего на планерах с начала 1930 х годов.

11.03.1950 начался перелет двух аэропоездов. Ведущий самолёт Ил-12Д пилотировал Герой Советского Союза капитан А. Н. Харитошкин, командир экипажа планера – А. В. Фролов. Командиром второго буксировщика был капитан В. Д. Родин, командиром планера – старший лейтенант В. Ф. Шмелёв. В составе экипажей: второй пилот И. Лунёв, штурманы Р. Ткаченко, А. Казанцев, бортмеханики А. Кузнецов, Л. Астафьев, В. Лосев, И. Калистратов, радисты Курбатов Л., Абель Я. На планерах также летели: вторые пилоты – старшие сержанты П. Воробьёв и В. Шушуйкин, механики А. Шерин и В. Синяев.

Перелёт проходил по маршруту Тула – Казань – Свердловск – Омск – Новосибирск – Красноярск. В Красноярске провели подготовку летательных аппаратов к полётам в северных условиях. Далее шли по маршруту Красноярск – Подкаменная Тунгуска – Дудинка - Хатанга – Тикси - о.Котельный – СП-2 – Полюс.


Подробнее тут:
 
C

Corvus

Местный