Морская авиация есть и будет! - VIII

Реклама
Воробьев

Воробьев

Старожил
Многовато. Вот надоедало-то за партой сидеть к концу обучения!
В истории ВМФ остался политработник-слушатель военно-морского ф-та ВПА. Он на втором курсе выхватил
сложный перелом ноги и...был оставлен на "второй год". А срок учебы был и так 4 года.
"Спасибо партии родной за четырехлетний выходной"(c). Так что провел в центре столицы полную
пятилетку. Любопытно,что в службе достиг только зам. НачПО Эскадры ПЛ и инструктор ПУ Флота.
 
Директор МиГ-23

Директор МиГ-23

Местный
УЧЕБКА
часть 1.

С чего все началось-то. С нежелания учиться в институте. Я поступил в Политехнический на вечернее отделение,
как тогда было принято - хоть куда, лишь бы был диплом. А ситуацию такую подготовили драгоценные родители,
которые были категорически против моего поступления после школы в высшее военное авиационное училище.
Несмотря на мою любовь к самолетам, они всячески отговаривали, и пока не подошел срок, не предпринимали особых крутых мер.
Отец мне прямо говорил «не хочу тебя хоронить», и, правда, у нас в семье уже были похороны, когда погиб на ИЛ-28 мой дядька,
летавший штурманом. Но мне было непонятно, почему я должен был погибнуть вслед за ним.
Поэтому мы с моим другом Юркой Саркисьянцем твердо решили после 11го класса идем в летное.
В это время наши отцы имели авторитет в авиации КТОФа. Они сделали хитро. Видя, что их уговоры не возымели никаких действий,
предложили нам в 10 классе пройти ЛАМ (летная авиационная медицинскую комиссия), чтобы идти в училище уже наверняка.
Остроумный ход - вроде они и не против теперь. Естественно, врачи ЛАМа знали о наших планах, ведь они служили в одной конторе и жили все в одном доме.
Мы, по своей наивности, пошли на эту проверку. Юрке дали заключение, что он не годен, так как имеет
повышенное давление, а мне - по зрению, правый глаз 0.9 - годен к нелетной службе. У меня все как будто выгорело – сгорели крылья.
А отец считал, что спас мне жизнь. Потом через годы мне признался, что служат соколы и с более плохим зрением.
Но мы хотели летать, а не заносить хвосты самолетам. Поэтому мечты о небе остались в детстве.
А другой профессии достойной новой мечты просто не было. Пусто. Окончили школу, и каждый, кто - куда по институтам.
Проучившись год, я понял, ну, не мое это занятие, не лежит душа у меня к этой профессии, надо искать что-то другое,
почему я не могу пойти в армию и пройти, как говорили, «школу мужества».
Тут матушка встала на дыбы.
- Закончи институт, а потом на все четыре…
Делать нечего, пришлось изображать, что я после работы еду в институт, а сам, надев кремовую форменную рубашку,
куртку, галстук, втихаря заворачивал в дом офицеров, и добросовестно «занимался» в бильярдной по 4-5 часов.
Так, как гражданских лиц маркер туда не пускал, одеваться приходилось в отцовскую форму, только без погон.
Уставший от «занятий» поздно возвращался домой.
После первой сессии декан позвонил матери, они были знакомы как депутаты Советов, и сказал, что я не учусь.
Мне дома устроили «промывку мозгов». Но через месяц меня «достала» эта учеба, и я подал заявление в райвоенкомат,
«прошу принять меня в ряды РКК». Простак! Военком тоже знал мою маму, и через час заявление было ею порвано.
Но меня уже было не сдвинуть с выбранного пути. Родители вскоре уехали в Крым на отдых, а я пошел со вторым заявлением к военкому.
На что он сказал, «ну, вот что, хочешь служить, служи!» Я довольный ответил «Есть!».
Единственное, что успел сделать по приезду из отпуска отец, это - направить меня не в стройбат,
а в родную морскую авиацию, т. е. в/ч 40710 ,Океанская. Ну, никак не избавиться от родительской опеки! Тогда получите эту школу мужества...

часть 2

«Пересылка» - призывной сборный пункт, где приезжие «купцы» - мичмана, старшины сверхсрочники, младшие
офицеры разбирают по своим подразделениям народ, кого во флот, кого в связь, а кого еще куда. Раньше не было акцента на возврат
гражданской одежды призывников, и все, в основном, прибывали на сборный пункт в самом старом, почти в тряпье,
а по - сему пункт был похож на сборище бомжей.
И вот уже, как баранов Австралии, сержант стрижет машинкой наши разноцветные гражданские кудри. Так начинается обезличивание.
Снята вся гражданская одежда. Помыв в бане- теперь мы как ангелочки друг на друга похожи, как гвозди одного формата,
как патроны в магазине автомата. Только форма не подогнана, но это уже детали. Смешно смотреть друг на друга.
У кого штаны подкатаны, иначе по полу волочатся, у кого рукава висят, как у Пьеро, у кого башка огромная,
а шапки таких размеров не нашлось...Все это постепенно день за днем нами пришивалось, маркировалось, подгонялось.
Началось с тренировки «отбой-подъем». «Отбой!» и 40 секунд на то, чтобы лежать раздетым в постели, после команды «подъем!»,
должен быть в строю через 40 сек уже одетым. Первые пробы. Вначале со смешками и юмором. Кто ляжет в кальсонах,
кто вообще хитрован - в робе. Но это быстро пресекалось сержантом Багинским. Для хитрованов были дополнительные занятия. 5,10,20 раз, после потеряли счет и уже тихо ненавидели сержанта. Но это были еще цветочки.
Затем начались строевые занятия на плацу. Отход-подход к начальнику. Отдание чести в движении. Я все время подхохатывал
над этим уставным выражением - непонятно было, как можно мужчине или женщине отдать свою честь в движении!
Или еще один уставной перл – «отправлять естественные надобности», так и хотелось добавить – почтой...
Все курсанты тренировались ходить не только строем, но и по одному. Был среди нас один вятской парень - Володя Рязанов.
Деревенский, никакой выправки, походка вразвалочку, ну, ничего военного. Вот подошла и его очередь командовать.
А для этого оказывается призвание надо иметь. Налево, направо, он кое-как промямлил, повернул взвод.
А потом вместо «шагом марш» как с крикнет «По-о-ошли!!!» Развеселил он тогда и сержанта тоже.
Зима, Приморье. Температура -15градусов . Мы на плацу с 8-00 до 12-00.
-Де-е-лай раз! Де-е-лай два! Отставить! Тяни носок! Становись! Видеть грудь четвертого человека!
В левой руке карабин, нога поднята и замерла до следующей команды...Сержант проходит вдоль строя и указывает
на недостаточную высоту подъема ноги пинком снизу. Язви тебя! В хэбешных кальсонах четвертый час на этом холоде.
По-моему ветер проходит сквозь меня, как сквозь рыбацкие сети. Сопли под носом уже замерзли.
-Делай два!
Скорей бы 12-00. От удара ногой о землю не чувствую ногу. Ну, сколько еще, уже спина стеклянная!
Наконец долгожданный перекур, оттаиваем и на обед!

часть3

Обед в учебном отряде напоминал улей в период медоноса. Столовая наполнялась гулом голодных курсачей.
Организованные, молодые в едином порыве садились и сметали все, что было на столе съестное.
Попробуй, прокорми 1000 человек. Да, все с присохшими к спине животами, после строевой муштры на промозглом плацу или разгрузки эшелона угля…
До того ли было нам рассматривать тарелки, помыты ли они качественно или пальцы липнут от оставшегося жира.
Могла попасться ложка с надписью «дура, ищи мясо!», иногда попадались ложки с дыркой, как дуршлаг, называлась оная –
учебно-тренировочная. Чаще попадались они или подсовывались курсанту Перецкому, он был из интеллигентной музыкальной семьи.
Пока занимали места за длинным столом, нужно было вовремя взять самое ценное - свою пайку сахара и кусочек масла.
Перецкий был в нашем взводе самый нерасторопный. Движения его мягки, неторопливы. Он беспокоился о драгоценном
только после приземления на баночку (табуретку).
-А где мое масло? Пока он плавно поворачивался налево, пропадал его сахар справа. Но через месяц его было не узнать…
Как плотник стругает доску, превращая ее из занозистой в гладкую, шелковистую поверхность, так и армия шлифует шершавое гражданское воспитание.
Первое время в учебке нам не хватало еды. Кормили так ,что выходя из столовой мы думали о хлебе.
В то время питание было плохое и однообразное. Чаще всего готовили перловку, прозванную в народе “шрапнелью”,
за однообразный вид до и после использования. И почти каждый на ужине брал за пазуху хлеба несколько кусков.
Сержанты гоняли, но голод не тетка, все пряталось надежно. И после отбоя, через 15 минут положенной тишины,
курсанты потихоньку доставали из-под одеяла черный мякиш. Мечтали о пельменях, наваристом борще, чтобы ложка в нем стояла. Об этом же были сны курсантские.

часть 4.
О, воин, службою живущий,
Читай устав на сон грядущий,
И ото сна уже восстав,
Читай внимательно устав...

После обеда сержант заводит взвод в класс. Начинается изучение материальной части курсового радиомаяка и уставов.
Первый час лекция, второй – самоподготовка. После промозглых занятий на плацу – в классе тепло - южная сторона, солнце в спину,
это просто невыносимо, так тянуло ко сну, невозможно удержаться даже с твердым характером. Сержант что-то читает свое,
мы предоставлены себе. Глаза закрываются, не могу!..
Рядом со мной сидит Иван Бебешко. Голова 62 размера, шапку на него не могли найти. Глаза немного на выкате, расставлены широко,
подбородок на клин, лицо красное, как свёкла, может от мороза. Сложил перед собой руки, спина прямая, как первоклассник,
смотрит куда-то вдаль. Со стороны – образцовый курсант. Искоса глянул на него, Боже! Глаза открыты, а вместо зрачков одни белки торчат... Жуть!
-Ваня! Все нормально?
Белки провернулись и глаза приняли правильный вид.
-Да, а что?
-Нет, ничего...
Через пять секунд, не меняя позы, Ваня опять уходит в страну дураков. Глаза крутнулись и появились одни белки.
Только окрик сержанта может вернуть его из дурманного состояния.
Спереди сидит Вовка Рязанов. Тот борется по – своему. У него глаза давно закрыты. Голова начинает медленно раскачиваться,
наращивая амплитуду с каждым качем . Вниз – вверх - вниз –вверх... И вот он уже за шеей и тело начинает гнуться в такт раскачке.
Вовка почти достает до поверхности стола, но не хватает нескольких сантиметров. Организм вдруг резко выравнивается,
описывая бритой конечностью дикую кривую, голова на мгновение застывает в нормальной позе, и затем процесс
повторяется многократно. Жестами обращаю внимание всего народа на Рязанова, чтобы не слышал сержант.
Предлагаю положить книжку ,чтоб в момент максимальной амплитуды встреча тел состоялась. Первая – недолет.
Вторая книжка обеспечивает встречу с препятствием, раздается долгожданный «Бум!». Общее ликование.
Вовка благодушно матерится, и снова в нирвану. Обстановка немного разрядилась, сон отогнали на пять минут.
Такую невыносимую борьбу со сном нарушает иной раз старшина роты. Он заглядывал в класс, шептал что-то на ухо сержанту.
Тот спрашивал у коллектива.
-У нас есть шорники?
-Кто пойдет в радиомастерскую?
-Помощники в госпиталь?
- Есть, я - каждый раз заявлял курсант Тимман.
Это был высокий необычайно худой и огненно рыжий парень. Нелепость его вида дополнялась торчащими ушами,
росли они как–то странно - перпендикулярно к голове. Широкий рот и утиный нос делали его похожим на комика.
А может он и сейчас веселит эстонцев своим видом, кто знает. Но завидовали мы ему белой завистью. Вот, гад какой, ну,
где он научился всему, что ни спроси – все знает и умеет, прямо киножурнал «хочу все знать»! И еще, за что ни брался Тимман,
он делал качественно и с любовью.
Как–то раз старшина зашел и со смешком шепнул что-то на ухо сержанту. Все затаились. Он спрашивает:
-Кто в золотую шахту?
Ну, и как всегда первый выскочил Тимман. Мы в шоке, опять перебежал дорогу! Мы здесь паримся от мученической борьбы со сном,
а он на свободе будет отдыхать как всегда...
Наступило время перерыва в занятиях. Народ повыскакивал на улицу кто покурить, кто в туалет.
Туалет в учебном отряде – это огромная выгребная яма, а над ней деревянное строение с дырками в полу.
И тут мы нашли нашего «шахтера». Он ломом отколачивал выросшие морозной зимой курсантские «сталактиты».
Весь в осколках этого материала, он выносил на плече эти запашистые сосульки.
Разобрало нас вначале злорадство, но потом жалко его стало - столь скорбного труда он не заслужил. Это не уставы штудировать.
Но армия всякая бывает!
продолжение следует...
@Nikos, Спасибо с удовольствием прочитал Ваш мемуар.
Люблю читать про то что сам когда то в начале 70-х прошел.
 
А

ант

Старожил
Почему в школах изучают закон божий, вместо конституции???
Зако Божий не изучают ( в Ставрополе)
Почему учителя на свой молебен не пойдут в собор??? Или половина не дойдёт, так как появятся другие дела??? Кто истинно верить, тот не два раза в год для галочки ходит, а еженедельно найдёт время зайти в храм...
... и не нужно говорить, что это отвлекает молодёжь от дурного влияния... кого т о да! Но в основном отвлекают такое действо, как только что Никос написал!((y):agree:) или Ваша работа с учениками!!! Это сильно и качественно. И я не думаю, что все, кто у Вас занимается, уж очень сильно верующий из учеников!
Конечно нет. Есть ходят педагоги , и ученики там встречаются. Повторюсь: все без фанатизма и обязаловки.... Это творчество...Есть увлеченный педагог....

Я не выставлял бы это мероприятие, чтобы не было дискуссий . Просто в этот раз разыграли "Дары волхвов".. Это самое первое произведение О*Генри, которое я прочитал в классе в 4-ом. ( в сборнике его произведений).. До сих пор поражает... А дети играли замечательно!
+ дети раскрываются в творчестве. Здесь дело не в вере, а в отношение к жизни, духовность..
А так по техническим видам : в Ставрополе есть техн. станция для детей..... Весь вопрос упирается в деньги. Занимался дельтопланами офицер- инженер из СВВАУЛШ, делал дельтопланы, летал. Даже получал заказ от МВД. Подрабатывал на море. Все на базе Дома детского творчества.... Прикрыли, нет финансирования....
 
Nikos

Nikos

Старожил
ПЕРВЫЙ ДЕНЬ В ПОЛКУ

Ну, вот, мы и распределены по частям после окончания службы в ШМАСе! После муштры на плацу, зубрежки уставов,
матчасти, постоянных построений, проверок хотелось хоть относительной свободы и независимости.
Мы с Валерой Смирновым попали на Пристань в дивизион РТС. Он был молодым специалистом по приводным,
я - по курсоглиссадным радиомаякам. Первый день службы в части был омрачен гибелью экипажа Ту-16.
Он вылетел на разведку погоды с полной заправкой. На взлете загорелся правый двигатель. Самолет не набрав скорость и высоту,
с правым креном пошел на разворот...Но задел вершину сопки, "сглисировав" по ней, воткнулся в ее основание ...
Это случилось в ночь нашего приезда в часть, а на утро мы -салаги были определены в группу поиска экипажа и останков самолета.
Задачу на месте нам ставил сам командующий авиации КТОФ Томашевский – искать обломки самолета и докладывать их удаление от места удара о землю.
Картина, которую мы увидели просто потрясла нас желторотых. Вершина сопки метров 150-200 была сбрита от деревьев
на величину размаха крыльев. Посреди этого следа лежал оторванный от тела хвост ТУшки. Тела КОУ и стрелка- радиста были на месте,
а вот остальных мужиков - ни командира, ни второго, ни штурмана... – никого! Мне было очень странно,
я нашел каблук и ремешок от часов- это не сгорело. Лобовое столкновение с землей и десятки тонн топлива сделали свое дело.
Все вокруг пропахло керосином. Поисковая группа разбрелась по сопке, растерянно и удрученно рассматривая обломки
на вспаханном пространстве, как будто они искали души летчиков. Не зря говорят, летчики не умирают, они улетают, навсегда...
Вот, так! Свободу и независимость получили не мы, а они...

ОТ ПОДЪЕМА ДО ОТБОЯ

Попав в полковой дивизион РТС мы, бывшие курсачи обрадовались. Ну, а как же, в ШМАСе нас кормили постоянно перловкой,
по-нашему прозванной «шрапнелью». А в дивизионе было подсобное хозяйство, командир одобрял действия начпрода.
Поэтому несколько свинок и умелые действия повара поддерживали боевой дух воинов. А потом здесь нас было не 1000 человек,
а всего лишь 90 по штату, а на самом деле питались в столовой 40-50 бойцов. Скатерти, чистая посуда, жареная картошечка с мяском!!!
ну, прямо, чуть ли не дома! ШМАС на этом фоне - ну, просто концлагерь.
В дивизионе в ту пору я не чувствовал дедовщины. Старослужащие относились к нам дружественно. Мы, молодежь, видели,
как ребята качались на турнике и брусьях. Самый старший из срочной службы был главный старшина, ему стукнуло аж 27 лет,
что для срочника, согласитесь прилично! Но что он делал на турнике!
Он крутил «солнце», переворачивался, подтягивался десятки раз на одной руке. Это был высший пилотаж в гимнастике.
Мы смотрели на это раскрыв рот, и естественно, каждый хотел иметь такие же квадраты на животе и косую сажень в плечах.
Поэтому почти все упорно «качались». Авторитет старшины, деда, как мы его называли, был непререкаем, тем более, что и матчасть он знал, как отче наш.
В ту пору министром обороны был Гречко. И военная доктрина была обрисована нашим начштаба майором Беляковым так,
-Окапываемся! Окапываем технику, копаем щели, запасной командный пункт(ЗКП) и кабель...
Утреннее построение. Беляков:
-Сегодня полетов нет. Налево! Лопату! Капитан Клысь, ты куда?
-У меня мигрень, товарищ майор.
-Что? Мигрень! Работать лень!!! В строй! всем в строй!
Хорошо, если не было дождя с моросью, а это время как раз в Приморье на побережье «минимум». И нижняя кромка не 150 метров
с бородами, а сплошные бороды,100% влажность, шагнул за порог как в молоко, весь мокрый.
А тут надо копать и окапываться! Как капнешь землю, то этот кусок глины и летит вместе с лопатой, не оторвешь!
По курсу и по глиссаде! Помните, у классика «ах, лето красное, любил бы я тебя, кабы ни комары, мошка, да, мухи!!!»
Похоже классик тоже копал ЗКП и восьми километровую траншею под кабель, чувствуется знание темы.
Сколько километров кабеля было проложено курсоглиссадными операторами РМ и сколько тонн земли налипло на их лопаты
одному Богу наверно известно. Писатели бы назвали этот момент, моментом возмужания мужчин. Не знаю на счет мужества,
но пальцы, порой, собрать в кулак было нельзя - мозоли мешали. И копали мы так несколько месяцев то кабель, то ЗКП, а то щели по объектам,
забывая свою основную военную специальность. Образно говоря от подъема до отбоя. Потом как-то все стало затихать,
то ли запал у министра прошел, то ли американцы перестали угрожать, но начались полеты и земельные работы к нашему счастью сошли на нет.

САМОВОЛКА

Первый за службу самоход я совершил с Валеркой Смирновым сразу по приходу в действующий полк.
Тяга к чему-то вольному была так велика, что так и хотелось сделать что-то не по уставу. Пока мы не были распределены по объектам,
находились в дивизионной казарме, где как во всех воинских подразделениях была и ленинская комната, здесь происходили
политзанятия, баталерка, комната для хранения обмундирования матросов, оружейная комната, умывальник и собственно казарма,
где стояли двухярусные койки, а на тумбочке у входа стоял дневальный.
У Валеры язык был подвешен как у доброго политрука. Говорить он мог долго и красиво. Телефонистки, с которыми
он заочно познакомился, захотели с ним увидеться. Девушки были на сверхсрочной службе. Смена у них заканчивалась
после нашего отбоя. Удобно для нас. Валерка приватно рассказал, что мы должны встретить их на какой-то там тропинке.
Решили, ночью идем! Наметили план действий покидания дивизионной казармы. Сделать это надо было тихо, чтоб ни одна живая душа,
тем более дневальный, не были посвящены . Но поскольку на окнах везде стояли решетки, значит, выходить можно было
только минуя дневального. Как же усыпить его бдительность.
А вот так, через час после отбоя Валерка выйдет из казармы в трусах и ботинках, вроде до ветра. Я подам ему через
умывальник наши вещи. Затем я повторю его маневр. Кровати заправили, как будто мы лежим в них.
Первая часть приключений прошла без замечаний. Все было тихо. А куда рванем. Не знаем ни местности, ни друзей,
ни знакомых в округе, ни увеселительных заведений и где та знаменитая тропинка, у которой должна состояться стыковка! Пошли наугад, по наитию.
Наше мероприятие было осложнено плохими погодными условиями. В июне, все знают, в Приморье на побережье туман,
морось - «минимум», да , к тому же отсутствовало лунное светило. Как только покинули пределы дивизиона вокруг обступил лес,
здесь ни о каком освещении и речи быть не могло. Ситуация –хоть глаз коли, ничего не видать. Куда идти?
Но что-то нас толкало вперед, может тестостерон, а может глупость.
И надо же, каким-то чудом мы встретили девчонок. Они стали нашими провожатыми до их дома. Болтал с ними в основном Валерка.
Честно говоря, мы их не видели, кого мы провожаем, это было невозможно. Темень! Но кровь играла скорее от чего-то необычного, чем от тестостерона.
Уже подходили к их дому, как нас догнал какой-то человек. Заслышав шаги, предложил ретироваться в лес, предполагая,
что это – офицер. Но, Валерка, гордый, не стал, решил поиграть с огнем. Мы просто перестали разговаривать.
Девушки смекнули, что теперь из нас ухажеры никакие, покинули нас, убежав домой по тропинке.
-Стой, кто здесь?- по голосу я узнал старшего лейтенанта Свистуна, офицера нашего дивизиона.
Мы остановились, молчим. Ну, что попались, теперь губы не миновать!
Он подошел вплотную, повторил вопрос, мы молчим. Свистун начал перечислять фамилии, но мы как партизаны под пытками – ни слова!
Свистун понял, что сделать в этой ситуации он ничего не может ,спичек у него нет ,за фонариком ему бежать еще далеко. Приказал:
-Шагом марш в часть! Доложите дневальному, что я вас поймал!
Мы молчим...Ага, разогнались докладывать! Развернулись и поплелись в дивизион. Зашли так же как и выходили по
форме трусы-ботинки, и в кровать. Дневальный спал, мирно положив голову на тумбочку.
На утреннем построении о нас не упомянули. Мы переглянулись с товарищем, значит не заложил Свистун, а может не признал все-таки.
На душе полегчало. Это была последняя самоволка за мою службу!
продолжение следует...
 
Реклама
kuv56

kuv56

Сафоновец
Многовато. Вот надоедало-то за партой сидеть к концу обучения!
Дмитрий Борисович, были отдельные индивидуумы,
которые после училища (3 года), послужив 2-4 года в части
оканчивали ППИ (4 года), затем прослужив 2-3 года в войсках,
поступали на ПРИС (2 года), окончив который
с отличием поступали на очную адъюнктуру (3 года).
Таким образом, военнослужащий практически 12 лет
находился на учебе! Вот это, по-моему, точно перебор и
довольно дорогое удовольствие для государства.

PS В предыдущем посте забыл отметить,
что на ПРИС была заочная форма обучения (3 года).
 
Евгений Быбин

Евгений Быбин

Старожил
Называлась касса взаимопомощи.Едешь в отпуск ,берешь 500р. - потом 6-8 месяцев рассчитываешься- без каких либо процентов. Было ,очень помогало.
В 1976 ,когда решил жениться ,взял в этой кассе,а выдавали в фин.части,энную сумму и купил костюм кримпленовый ,кольца- в то время продавали только по справке из ЗАГса и оплатил ресторан.
 
Евгений Быбин

Евгений Быбин

Старожил
Не пользовался ни разу.
У нас другая фишка была.
Несколько дружащих семей принимали решение скидываться ежемесячно по сколько-то тугриков (по 10-15 вроде) и в порядке оговорённой очереди вся сумма выдавалась какой-либо из семей. Загодя можно было спланировать или покупку или на отпуск
Вот что значит дружба и сплоченность в гарнизонах, где как вы говорите- жопа мира. Приехав вЩучин,Беларусь,такого близко не было.
 
Евгений Быбин

Евгений Быбин

Старожил
А я, впервые попав на обед в лётную столовую у Сухарей-17-х в Б.Шираках, чуть не прослезился от контраста с нашей холостяцкой столовкой в бригаде :facepalm1:
В столовых в то время практиковалось - я ухожу в отпуск и меня снимают с довольствия и доплачивают к отпускным где-то 20 р. Офицеры частей обеспечения,которые не питались в ЛТС (ХОЛОСТЯКИ)- передавали деньги через фин. часть и спокойно и комфортно питались. На Д.В. было.
 
Донской

Донской

XХXL
Не хочу портить настроение присутствующим, в очередной раз употребив в отношении вышеупомянутых "экономистов" горячо мною любимое слово, коим в быту обозначают лиц нетрадиционной половой ориентации.
Несколько моментов для прояснения позиции:
1. Когда обзывают нехорошими словами нелюбимую мной категорию людей, то настроение при этом у меня не портится. Я бы даже точнее выразился: наоборот.
2. "Экономистов" у нас, судя по состоянию экономики, вовсе нет или очень мало, а те, которые себя к ним причисляют, на самом деле обыкновенные полуграмотные бухгалтеры. Проще сказать - бестолочь, которая кроме как превратиться в итоге в жульё ничего поделать неспособна.
Дело конечно идёт, но не с их помощью, а вопреки и раньше это носило название "вредительство".
3. На этом фоне лица нетрадиционной ориентации (и "которые" и "которых") выглядят безобидными шалунами и имеют право выразить претензию за то, что их сравнивают с действующими "экономистами" ! ведь не по их же вине у нас (откуда ни возьмись) появилось такое чудовищное социальное расслоение общества ?
4. Болтунов много, делателей мало.
...
Видимая невооруженным глазом проблема в том, что ставятся задачи ускоренного развития государства без его обеспечения интеллектуальным ресурсом. Проще говоря, народ для технологической революции выращивать нужно начиная с ясельного возраста, а у нас к этому бытовому уровню отношение как к второстепенной задаче. Копеечная экономия на всём в контрасте с бестолковым разбазариванием средств и возможностей. Президент кажется это понимает и начинает проталкивать, пожелаю ему удачи и окажу посильную поддержку.
 
Последнее редактирование:
Евгений Быбин

Евгений Быбин

Старожил
"Летом 1964 г. в 393-й Гв.ИАП под Астраханью, до этого эксплуатировавший Су-9, были переданы первые серийные Су-11. Переход особых проблем не вызвал, и после проведения в полку первого этапа войсковых испытаний самолета, в первой половине 1965 г. в строй поступили все серийные Су-11. На них перевооружили два истребительных полка Московского округа ПВО: 790-й ИАП в Хотилово и 191-й ИАП в Ефремове. " Сухой Су-11
Спасибо,очень интересно. Приходилось много наводить Су-9.
 
Реклама