На Дальнем Востоке нашли "Савойю-55"?

avro

avro

Модератор
Взято с ВИФа

«Савойя-55» - давняя авиакатастрофа
--------------------------------------------------------------------------------

О пропавшем самолете «Тихоокеанская звезда» писала в 1935 году
http://www.toz.khv.ru/

В минувшую среду «Тихоокеанская звезда» в заметке «Тайну авиакатастрофы разгадают через 70 лет?» рассказала о самолете, найденном в тайге недалеко от поселка Лазарева в районе реки Тыми Николаевского района. Конструкция потерпевшего крушение летательного аппарата, вещи, обнаруженные в его обломках, не оставляют сомнений, что трагедия случилась не один десяток лет назад.

Была высказана версия, что это могут быть фрагменты итальянского гидросамолета «Савойя-55», что он потерпел аварию в 1935 году во время рейса из Александровска-Сахалинского в Хабаровск. Что пилотировал машину известный летчик Александр Святогоров. Похоже, на сегодняшний день эта версия самая состоятельная.
Вряд ли известие о гибели самолета могло остаться незамеченным. Поэтому мы изучили подшивку нашей газеты за 1935 год. И нашли сведения, которые, возможно, помогут раскрыть тайну найденного в тайге самолета.
2 июля 1935 года в заметке «Где летчик Святогоров?» в «Тихоокеанской звезде» появилось первое тревожное сообщение о пропаже самолета «Савойя-55». Вот что в ней говорится:
«26 июня, в 10 час. 40 мин. утра из Александровска на Сахалине в Хабаровск вылетел пассажирский самолет «С-55» под управлением летчика Святогорова.
На борту самолета находилось 8 пассажиров, бортмеханик Стыченко и радист Ефремов. Погода в Александровске благоприятствовала. В течение 1 ч. 57 мин. радист Ефремов держал связь с землей, принимая сводки аэропортов о погоде. Последнюю сводку о погоде Святогорову передал Нижне-Тамбовский аэропорт, после чего связь с самолетом была прервана.
В этот же день пилот Александр Иванов вылетел из Нижне-Тамбовска на разведку. Когда он долетел до озера Кизи, внезапно надвинувшиеся облака, туман, ветер вынудили Иванова сделать посадку. По сведениям аэропортов, в день вылета Святогорова, несмотря на хорошую погоду в Александровске, в районе Татарского пролива у Де-Кастри был сильный шторм.
Вчера пилот Мазурук телеграфировал в управление гражданвоздухофлота из Александровска: «Уже 4-й день со дня вылета Святогорова стоит густой туман. Погода нетерпимо задерживает поиски. Я разговаривал по телефону с Совгаванью, где должен был сделать посадку Святогоров, однако ответ получил отрицательный. До сего времени судьба летчика Святогорова неизвестна».
Для розысков самолета «С-55» создана комиссия в составе тт.: Лапина, Западного и Остапенко.
По предположению работников гражданвоздухофлота, Святогоров мог сделать вынужденную посадку в Татарском проливе. На поиски Святогорова мобилизованы морские суда в Татарском проливе и самолеты».
3 июля в заметке «Розыски самолета «Л-840» наша газета сообщает: «Вчера редакция получила дополнительные сведения об исчезнувшем самолете летчика Святогорова «Л-840» (типа «Савойя-55»). На борту самолета находились пассажиры: Бараксин (механик Тымовской МТС) и его жена Ильинская с ребенком (Тымовское - поселок на Сахалине близ города Александровска. - Прим. авт.), Грановский (бухгалтер Сахлестреста), Докучева (жена сотрудника облзу), Корнышев и Меднис (инструкторы отдела АУРа), Шереметьев (директор Тымовской МТС) и Щетинин (бухгалтер МТС).
26 июня на вылете из Александровска летчик Святогоров получил в 10 часов утра следующую метеосводку из Нижне-Тамбовска: «Облачность слоисто-дождевая, высота 300 метров, ветер северо-восточный, 04 метра в секунду, видимости два-один километра. Осадки». Были получены метеосводки из других аэропортов, свидетельствующие о летной погоде. Через 1 ч. 08 мин. после взлета нижнетамбовская рация запросила самолет Святогорова о его местонахождении. В 11 часов 51 минуту был получен ответ: «Принял. Все ясно. Местонахождение неизвестно, туман. Следите за нами».
В 11 часов 58 минут радист самолета Ефремов передал следующее: «Сообщите авиасводку о погоде».
Тогда Нижне-Тамбовский аэропорт передал требуемую сводку. Сообщения о приеме сводки не последовало. В этот же день в 15 часов начались розыски. По телеграфу через посты ПВО были запрошены все населенные пункты. На следующий день пилоты Мазурук и Александр Иванов вылетели на разведку, которая закончилась безуспешно.
В этот же день в 13 ч. 25 мин. начальник штаба энской части заметил в районе Дунай моноплан с красными лентами на хвостовом оперении. Самолет показался у мыса Гинтер, курсом на юго-запад. У бухты Облучьево самолет сменил курс на норд. Высота полета достигла 1600 метров.
30 июня в беседе с пилотом Александром Ивановым заведующий плавсредствами рыбного промысла рассказала, что 26 июня между 12 и 14 часами, находясь в бухте Накатово, в течение 10 минут он слушал шум мотора. Самолета не было видно. Шел дождь. В этот же день капитан катера «Москальво» видел лично самолет Святогорова у мыса Чихачева низко летящим над водой. Розыски продолжаются».
4 июля, заметка «Самолеты вылетели на поиски Святогорова»: «Важное известие привезено летчиком И. Мазуруком. Второго июля вечером в Хабаровск прилетел пилот Мазурук, производивший поиски пропавшего самолета пилота Святогорова «Л-840». В поисках самолета он пролетел около пяти тысяч километров, опрашивал население - рыбаков, охотников и др. Поиски оказались тщетными.
Тов. Мазурук привез чрезвычайно важное известие. Нач. аэропорта Николаевска тов. Кочмарев, ехавший на катере «Москальво», заметил 26 июня между 12 -13 час. самолет Святогорова, пролетевший между мысом Чихачева и мысом Невельским, низко над водой. После этого самолет взял курс на реку Медвежью (приток реки Тыми. - Прим. авт.) и, подойдя к ней, скрылся в ее долине, направляясь на материк. Одновременно пост на мысе Лазарева услышал шум мотора.
В связи с этим сообщением, которое вносит некоторую ясность в вопрос о пути самолета Святогорова, комиссия по розыскам «Л-840» решила сосредоточить в этом районе все главнейшие спасательные средства.
Вчера в 9 часов утра из Хабаровска на розыск Святогорова вылетели пилоты Мазурук с начальником политотдела ДВ управления гражданвоздухофлота т. Остапенко. В тот же день, позднее, вылетел пилот Иванов. Кроме этого, на розысках работают два самолета Николаевского аэропорта».
8 июля, заметка «Розыски самолета «Л-840» продолжаются: «6 июля днем в Хабаровск прилетел пилот Мазурук с начальником политотдела гражданвоздухофлота т. Остапенко, производившие розыски самолета Святогорова «Л-840». Весь район Медвежьей реки, куда скрылся самолет Святогорова, был исследован до мельчайших подробностей аэропланами и катерами. Однако розыски по-прежнему оказались бесплодными. Вчера тт. Мазурук и Остапенко вновь вылетели на розыски «Л-840» по новому маршруту».
11 июля, заметка «Розыск самолета «Л-840»: «Вчера в Хабаровск прилетел пилот Мазурук с начальником политотдела гражданвоздухофлота т. Остапенко. В беседе с нашим сотрудником товарищи Остапенко и Мазурук сообщили следующее: «Прежде всего, нами было проверено сообщение т. Солдатенко о местонахождении самолета «Л-840» в районе поселка Погиби. Это оказалось слухом и не подтвердилось. Тщательный осмотр с самолета всего западного берега Амура от озера Удыль до Софийска и от Софийска до мыса Сущева также не дал никаких результатов.
Охотники Владимиров и Краснов утверждают, что 26 июня они видели самолет Святогорова, скрывшийся в районе горы Конической. 8 июля к юго-востоку от Богородска нами был замечен дымок, однако большая скорость нашего самолета не давала возможности детальнее исследовать это место. Посланный в этот район самолет «Ш-2» установил, что это был обыкновенный пал. Сейчас все поиски сосредоточены в районе мыса Лазарева, так как по достоверным источникам самолет «Л-840» может быть только в этом районе».
* * *
Эта была последняя заметка о поисках пропавшего пассажирского лайнера. Тщательно, буквально по крупицам собираемая информация вдруг перестала волновать журналистов? Верится в это с трудом. Мы больше склонны верить, что дальнейшие сведения было решено засекретить. В те годы было принято скрывать «за семью печатями» информацию менее существенную, чем авиакатастрофы. И то, что о пропавшем самолете Святогорова цензура позволила говорить на страницах крупнейшей газеты Дальневосточного края, кажется странным. Потому что, если кто помнит, в советские времена писать о воздушных и прочих ЧП было настолько не принято, что гражданам и в головы не приходило, что авиалайнеры вообще способны падать. А вот и подтверждающая это заметка в «Тихоокеанской звезде» от 1935 года «Английские газеты считают советскую авиацию лучшей в мире», в которой говорится, что главный директор газетного треста Бивербрука лорд Кельросс считает, что СССР имеет «самый лучший воздушный флот в мире». А корреспондент «Нью Кроникл» Рональд Уокер пишет о том, что за период менее чем 10 лет у Советского Союза «выросли мощные крылья».
Согласитесь, рядом с такими характеристиками информация о гибели самолета не совсем уместна.
Вообще, судя по публикациям «Тихоокеанской звезды» 30-х годов, тема авиации была на пике популярности. Мечты о полетах настолько захватили народ, что при аэродромах создавались специальные курсы, где можно было научиться управлять самолетом в свободное от основной работы время. «33 пилота без отрыва от производства подготовил хабаровский аэроклуб», - писала «Тихоокеанская звезда».

Продолжение ниже
 
Реклама
avro

avro

Модератор
В выходные дни на аэродромах устраивались массовки, куда собиралось по 500 человек. Близ летных полей устраивали выездную торговлю, читальни на свежем воздухе. Развлекали народ показательными полетами, прыжками парашютистов.
О достижениях советской авиации газета сообщала практически ежедневно. В июле 1935 года было опубликовано сенсационное сообщение о том, что перелет Москва - Хабаровск стал возможен всего за 33 полетных часа. До этого преодолевать этот путь пилотам удавалось за 48 часов.
А 6 июля 1935 года впервые самолет «П-5» доставил матрицы «Тихоокеанской звезды» во Владивосток. Вылетел он в 6 утра, в 11 утра матрицы поступили в типографию, и уже в 4 часа дня свежие газеты поступили в киоски. До этого наша газета доставлялась в Приморье поездом, поэтому читатель получал ее с опозданием в один день.
В августе того же года еще одна сенсация. В материале «Будут построены 16 новых самолетов-гигантов» сообщается о том, что советские граждане добровольно собрали 68113267 рублей и 14242 рублей в иностранной валюте на постройку мощных самолетов взамен погибшего лайнера «Максим Горький».
Осенью того же года в Хабаровск прибыл самолет «Коминтерн», который трудящиеся китайцы и корейцы построили на свои средства и подарили Дальневосточному краю.
Интересно, что даже в кинотеатре «Гигант» практически все лето идет фильм с названием «Летчики».
Среди всех этих оптимистических сообщений о развитии авиации вдруг история пропавшего самолета. И после 11 июля 1935 года о ней на страницах газеты больше не упоминается. Поиски были прекращены? Или молчание объясняется другими причинами?
Наша редакция намерена продолжить поиски информации, которая помогли бы разгадать тайну найденного в тайге самолета. Мы обратились за помощью в государственный архив Сахалинской области. Связались с историками из поселка Тымовское Сахалинской области, откуда были пассажиры. Запросили информацию в краевой ФСБ. О результатах поиска мы сообщим в ближайших номерах.

ПС. Река Тымь - это центр Сахалина. В Хабаровском крае тоже такая река есть?

ПСС. Тоже с ВИФа

Обращаю Ваше винмание на дату

"техника-молодежи" 3-67
антология таинственных случаев - "Рейсы земля-ничто?"
комментарии на стр.34 - ГСС Ильи Мазурука

Александр Святогоров по праву имел реаутацию отличного летчика.
В июле 1935 года на великолепном самолете С-55 он отправился из Хабаровска на Сахалин.
Полет проходил спокойно, строго по трассе, но у небольших гор, отделяющих озеро Кизи от Татарского пролива, Святогоров исчез. Длительные и тщательные поиски (и даже аэрофотосьемка!) результатов не дали. Много лет спустя охотники нашли в горах обломки машины и кости людей. Все это было засыпано обвалом лесистой горы за которую в тумане зацепился крылом самолет.

Так что, когда и где нашли в итоге?
 
avro

avro

Модератор
Вот еще

Несколько лет назад пресса писала о судьбе экипажа и пассажиров этого борта. Удивительно, но удалось найти эту статью в сети:



ИСЧЕЗНОВЕНИЯ «САВОЙИ»

Владимир ЛОГИНОВ


В тридцатые годы Дальний Восток все более осваивался, обживался. В вековой тайге вырастали новые поселения, прокладывались дороги, в небе пролетали новыми авиатрассами самолеты.

В Дальневосточное управление гражданской авиации часто заходили молодые крепкие парни, месяцами добиравшиеся с «материка» на «краешек земли». Предъявив документы, пилотские свидетельства, получали направления, проходили «обкатку» с опытными инструкторами в незнакомом небе, наблюдая с борта самолета непривычные пейзажи - тайгу, гряды сопок, уходящих к горизонту, просторы кочковатой тундры, береговую черту, от которой вдаль уходит однообразная панорама вечно штормового, неприветливого, студеного моря. Молодым парням, считавшим себя на «материке» летчиками, видавшими виды, во многом приходилось начинать с азов. Так приходил опыт, уверенность, уходил страх. Иногда узнавали, что самолет не прибыл к контрольному сроку. Начинались поиски, которые иногда не давали положительного результата. А тайга стояла, храня молчание...

К контрольному сроку не прибыл

В 1934 году молодой летчик Александр Святогоров, как и многие его сверстники, которых в эти края привела романтика первооткрывателей, сел за штурвал гидросамолета...

2 июля 1935 г. в газете «Тихоокеанская звезда» появилось тревожное сообщение: «26 июня в 10 часов 40 минут утра из Александровска-на-Сахалине в Хабаровск вылетел пассажирский гидросамолет с бортовым номером Л-840 (типа «Савойя-55») под управлением летчика Святогорова. Погода в Александровске благоприятствовала. В течение 1 часа 57 минут Л-840 держал связь с землей, принимая метеосводки. Последнюю сводку Святогорову передал Нижне-Тамбовск, после чего связь с самолетом была прервана.

По сведениям аэропортов, в день вылета Л-840, несмотря на хорошую погоду в Александровске, возле Де-Кастри был сильный шторм. По предположениям работников Граждвоздухфлота, Святогоров мог сделать вынужденную посадку в Татарском проливе».

Через много лет известный полярный летчик генерал-майор авиации, Герой Советского Союза Илья Павлович Мазурук вспоминал: «Работал я тогда командиром гидроотряда №13 Дальневосточного управления ГВФ. Мы базировались тогда в Хабаровске. В ту навигацию я самолично давал тренировку и «провозил» по сахалинской трассе Святогорова. Был Александр отличным летчиком-«гидристом», но подвела его скорее всего капризная погода на побережье».

Во время челюскинской эпопеи 1934 года имя Святогорова стало известно многим. В Чукотском море на дрейфующей льдине 104 человека с раздавленного льдами и затонувшего «Челюскина» («лагерь Шмидта») ждали помощи. К берегу Ледовитого океана пробивались самолеты, сквозь штормовое море, забитое льдинами, спешил пароход «Сталинград», на борту которого вместе со своим самолетом плыл

А.Святогоров. Газета «Правда» за то время сообщила, что когда пароход на подходе к Чукотке застрял во льдах, Святогоров добился разрешения правительственной комиссии по спасению челюскинцев на вылет прямо со льдов, окруживших судно. Самолет собрали, опустили за борт, «обули» в лыжи. Святогоров сумел «оторвать» сухопутный самолет от кромки льдов и ушел курсом северо-запад над ледяными водами Берингова пролива. Все газеты, которые публиковали карты спасательных операций, внесли в карты коррективы - еще одну пунктирную ниточку воздушной трассы экипажа молодого летчика, который начал доставлять в бухту Провидения спасенных челюскинцев. Председатель правительственной комиссии В. Куйбышев назвал А.Святогорова одним из «лучших полярных летчиков».

«Тихоокеанская звезда»,

3 июля 1935 г.: «Вчера редакция получила дополнительные сведения об исчезнувшем самолете. На нем находились восемь пассажиров, бортмеханик Стыченко и радист Ефремов. Через 1 час 08 минут после взлета Нижне-Тамбовская рация запросила Святогорова о его местонахождении. В 11 ч 51 мин был получен ответ: «Принял. Все ясно. Местонахождение неизвестно, туман. Следите за нами». В 11 ч 58 мин Ефремов передал следующее: «Сообщите авиасводку о погоде». Нижне-Тамбовск передал требуемую сводку, но подтверждения о ее приеме от самолета не последовало.

По телеграфу были срочно запрошены все населенные пункты. Моноплан с красными лентами на хвостовом оперении показывался у мыса Гинтер, высота полета достигала 1600 метров. В бухте Нокатово слышали шум мотора, но самолета не было видно из-за дождя. Капитан катера «Москальво» видел лично самолет Святогорова у мыса Чихачева, низко летящим над водой. На следующий же день пилот Мазурук вылетел на разведку, которая закончилась безуспешно. Розыски продолжаются».

И уже на следующий день,

4 июля 1935 г., та же газета поместила первую весть, вселившую надежду: «Пилот Мазурук в поисках пропавшего самолета пролетел около пяти тысяч километров, опрашивая население - рыбаков, охотников и др. Он сообщил чрезвычайно важное известие. С катера «Москальво» заметили Святогорова, пролетавшего подле мыса Невельского низко над водой. После этого Л-840 взял курс на реку Медвежью и скрылся в ее долине, направляясь на материк. Одновременно пост на мысе Лазарева слышал шум мотора».

И последняя выдержка из «Тихоокеанской звезды», 11.07.1935 г.: «Вчера пилот Мазурук вылетел на розыски Л-840 по новому маршруту. Вся долина Медвежьей речки, куда скрылся самолет Святогорова, была исследована до мельчайших подробностей аэропланами и катерами. Тщательный осмотр с воздуха западного берега Амура от озера Удыль до Софийска и от Софийска до мыса Сущева также не дал никаких результатов».

Нужна была поисковая экспедиция, которой предстояло через тайгу добраться до долины реки Медвежьей и «прочесать» ее радиальными маршрутами. И такая экспедиция состоялась через... сорок лет. О ходе ее проведения и результатах сообщила газета «Воздушный транспорт» 24.08.1985 г. в статье С.Глухова «Второе исчезновение «Савойи». Основанием для организации экспедиции послужило сообщение о каком-то разбитом самолете, лежащем на сопке в тайге...

Следы «Савойи»

«На мыс Лазарева вылетела поисковая группа. В лагере лесоустроителей пришлось взять проводника - добраться к месту на вертолете оказалось невозможным: сопка, на которой лежал самолет, была прочно закрыта нередким здесь туманным выносом с пролива (Татарский пролив. - Прим.).

Утром место происшествия безошибочно указали сбитые падавшей машиной верхушки вековых елей. Сначала наткнулись в распадке на тройное хвостовое оперение. Выше на склоне лежали обе лодки гидросамолета - в них размещались пассажирские каюты. Мощные по тем временам двигатели - в 750 лошадиных сил каждый - марки «Изотта-Фраскини» за десятилетия не успело даже тронуть ржавчиной. Сфотографировали разбитую радиостанцию, разрушенный фонарь пилотской кабины. Поодаль, в кустах, обнаружили плоскости. И вот, наконец, главное: грязно-голубой кусок перкали, обтягивавшей фюзеляж, с опознавательными надписями!

Старейший дальневосточный бортмеханик Мороков, который лично знал Святогорова и обслуживал в тридцатые годы его машину, тут же подтвердил. «Да, это «Савойя», - говорил, показывая фотографии, руководитель той поисковой группы Виктор Сергеевич Нуждин, бывший военный летчик, совершивший в годы Великой Отечественной и войны с Японией более трехсот боевых вылетов. - Судя по всему, прижатый туманом Л-840 шел на бреющем полете по долине речки, и крутой склон перед собой пилот увидел неожиданно. Рванул штурвал на себя, но каких-то тридцати метров не хватило, чтобы перевалить через вершину».

Действительно, спасение было близко - внизу, сколько хватает глаз, грудились невысокие сопки, стелилась бесконечная тайга, уходя к поблескивавшей на горизонте ленте Амура. Теперь нам, пожалуй, никогда не узнать всех обстоятельств того последнего полета Александра Святогорова. Известно одно: стрелки найденных в кабине часов навечно застыли на цифре двенадцать...

...Находку «Савойи» по редкости можно сравнить пожалуй что с находкой мамонтенка Димы. Ведь не так уж много было когда-то закуплено у Италии таких машин, «С-55» нет ни в одном музее авиационной техники... Отчет поисковой группы (вместе с координатами и описанием точки) не сохранился...

Неумолимо время. Сегодня как никогда дорога каждая восстановленная страница истории, написанная теми, кто прокладывал в небе Дальнего Востока первые трассы, подчас расплачиваясь за это самой дорогой ценой. Не случайно трасса на Сахалин по аэрофлотовской табели о рангах официально значится как «линия сверхособой трудности». Итак, «Савойя» исчезла вторично. Нет никаких сведений ни от участников поисковой группы, ни на страницах прессы, не появились свидетельства об исчезнувших без следа людях, бывших на борту «Савойи» в далеком 1935 году.

«Ничто на земле

не проходит бесследно...»

Строка известной песни А.Пахмутовой подходит к обстоятельствам разыгравшейся трагедии, ко многим причастным к историко-поисковой работе, к собратьям по штурвалу известного полвека назад летчика, чье имя давно уже предано забвению.

Тревожит, не может оставить в покое вопрос: на борту было 11 человек. И ни одного следа их ни возле останков «Савойи», ни в поплавках-каютах, где размещались 8 пассажиров, ни в пилотской кабине трех членов экипажа! Никаких следов не обнаружено и вокруг безымянной сопки, часто закрытой туманом, наползающим с Татарского пролива. Логика и факты осмотра местности свидетельствуют: люди остались живы! Командир самолета повел их или в сторону Амура, или к берегу пролива... Тайга надежно запрятала их следы. А молчать тайга умеет.
 
avro

avro

Модератор
Уроки Севера

- Видели ли вы кинофильм «Волга-Волга»? Помните, чудесный пейзаж - солнечное небо, голубая гладь реки и гидросамолет, отрывающийся после короткого разбега от воды и уходящий в небесную даль? Это взлетал известный в те времена летчик А.Грацианский, чье имя было известно многим.

...Почти три года мы переписывались. Мои письма «прорывались» с далекой Чукотки в Киев, ответы тем же маршрутом, но в обратном направлении, поступали с поправкой на «погоду». В письмах мне ставились десятки вопросов. Да и не могло быть иначе: старого полярного летчика не могли не интересовать многие «нюансы» современной «эксплуатации» Арктики, которую он в числе первых полярных авиаторов осваивал в далекие тридцатые годы.

1984 год был насыщен событиями в моей жизни - участие в правительственном агитперелете по Арктике вместе с челюскинцами, организованном в 50-летие челюскинской эпопеи, завершение первого этапа моей поисковой работы - разысканном на Чукотке первом самолете С.Леваневского «Консолидейтед-Флейстер» 1934 года, который считался потерянным для истории, избрание в Ленинграде меня членом Полярной комиссии Географического общества СССР... Дали мне в авиации и отпуск на месяц.
И вот я в Киеве. Еду в Святошино - живописный район Киева. Звонок в дверь. Открывает высокий, седой, но еще довольно крепкий Алексей Николаевич, приглашает в комнату. Захожу и... О, Господи! Да что же это такое?! Такую «картину» я видел лишь в западных фильмах-«боевиках»: «панорамы» квартир после налетов банд!

Начиная от порога, абсолютно везде - на полу, диване, стульях, столе - навалом горы книг, бумаг, карт...

- Не понял! Алексей Николаевич, у вас что, обыск был?

- Гм... обыск... Скажете

тоже... Над книгой работаю! Проходите, осторожнее... Сюда, к дивану. Минутку, сам освобожу место!

Снимает несколько папок, освобождая мне кусочек «посадочной полосы».

- Да как тут можно найти нужное?

- Представьте себе, нахожу сразу! А вот в шкафах, на стеллажах найти было действительно потруднее! Спешу закончить вторую книгу... Пришлю вам на Чукотку. А первую мою читали?

- Нет, к сожалению не мог достать!

- Постой, погоди...

Встает, несколько раз обводит взглядом свои «россыпи», затем - открытые шкафы... Осторожно пробирается сквозь «завалы» к столу, роется там в ящиках...

- Нашел. Моя, первая, «Уроки Севера». Сейчас, подпишу. Бери, на память о старом полярнике!

Долго мы на кухне «гоняли чаи»... Вопросы, ответы... Часа через четыре я был тактично «выпровожен».

Через три дня мы с ним ехали в город Белая Церковь на открытие Музея С.Леваневского, созданного при ГПТУ-9, расположенном по одноименной улице. Открытию музея предшествовал год, в течение которого я и

А.Грацианский принимали участие в его создании - рекомендовали, писали письма, встречались со многими известными летчиками тридцатых годов. В итоге, в музее удалось собрать много ценных экспонатов, исторических материалов, включая даже личный меховой полярный костюм, унты легендарного летчика С.Леваневского, пропавшего без вести в августе 1937 года при перелете через Северный полюс в США.

Пока мы ехали, А.Грацианский был немногословен. Я, понимая его состояние, связанное с воспоминаниями о лучшем друге и даже «посаженном отце» (С.Леваневском) на свадьбе А.Грацианского в 1935 году, не донимал его разговорами. Не скрою, невольное чувство волнения испытываешь, близко общаясь с «живой легендой», чья удивительная биография - это живая летопись эпохи.

В 1922 году А.Грацианский работал в КБ К.Калинина, создавал и испытывал самолеты «К-1» - «К-5». В 1925 году - работа с первым полярным летчиком Чухновским, а в 1930 году был создан первый самолет «Омега», в котором название - от «Олексій Миколайович Граціанський».

А.Грацианский в 1931 году совершил свой первый дальний авиаперелет. Его в это время уже связывала дружба с начальником полтавской авиашколы морским летчиком С.Леваневским, который уже имел опыт и имя, особенно после спасения американского известного летчика Джимми Маттерна, который летел в «кругосветку» и «потерялся» где-то на Чукотке... И именно известный всему миру полярный летчик С.Леваневский убедил А.Грацианского перейти в полярную авиацию, за что тот был ему благодарен всю жизнь.

Дав согласие на переход,

А.Грацианский сначала закончил и испытал самый крупный в мире самолет «К-7». И вот последовал приказ о переводе в Управление полярной авиации СССР.

Наступил 1937 год. Перелеты через полюс экипажей В.Чкалова, М.Громова. 12 августа вылетел С.Леваневский на тяжелом самолете ДБ-А за номером Н-209. 13 августа в 14 часов 32 минуты с борта самолета в штаб перелета поступила РД: «Как меня слышите? Ждите...» На этом связь прервалась, навсегда. Начались поиски...

А.Грацианский, к этому времени освоивший авиатрассы на Диксоне, Тикси, в устье Колымы, был направлен на Аляску, чтобы с мыса Барроу проводить поиски над Ледовитым океаном в восточном секторе Арктики.

Грацианский покрыл 25 тысяч километров в полетах из Севастополя на Аляску и над Американской Арктикой.

В 1940 году А.Грацианский снова ушел на летно-испытательную работу. Он был первым испытателем более двадцати типов опытных первых реактивных и более 1200 серийных тяжелых самолетов.

Лишь профессионалы могут оценить эти цифры! Это был ежедневный риск, но это была обычная работа испытателя. За данную «путевку в жизнь» первым тяжелым реактивным и турбовинтовым самолетам А.Грацианский был удостоен звания Героя Советского Союза. Он, часто вспоминая тяжелые уроки Севера, говорил: «Человеку необходимо время от времени подниматься над мелочностью будничных житейских забот, ощущать величие Земли, на которой он живет. Ощущение высоты простора преображает душу, очищает ее».

С 1958 года А.Грацианский снова в Киеве. В КБ О.Антонова проводит испытательные полеты на «АН-12», «АН-22» («Антей»). В 1961 году он последний раз прилетал в Арктику, на остров Домашний. С детства он следил за походами Нансена и Амундсена и был счастлив, что стал современником похода атомохода «Арктика» в 1977 году к Северному полюсу.

...После открытия Музея Леваневского, выступлений, встреч мы возвращались с ним в Киев электричкой. А.Грацианский был уже более разговорчив. Он снова прошел по «линии жизни», рассказав молодежи многое, о чем не упомянуто в его книге... Пришлось и мне «выложиться» и на встрече, после которой меня избрали председателем совета Музея Леваневского, и по дороге в Киев. О многом расспрашивал, советовал...

Вскоре мне на Чукотку пришла бандероль - последняя книга А.Грацианского «Полет среди молний» с дарственной надписью. И это была последняя весточка. До последнего дня прославленный летчик, полярник, испытатель был на рабочем месте.

Оставил А.Грацианский после себя ценные архивы. Среди них было много документов, связанных с жизнью известного авиаконструктора И.Сикорского. Архивы переданы в КБ Антонова. Кто теперь ими пользуется? Увидел я как-то статью о Сикорском в газете. Ссылки на А.Грацианского не было.

Снова

след «Савойи»

На открытии Музея Леваневского был старый военный летчик Матвей Леонтьевич Шемяков, житель г. Белая Церковь, который в тридцатые годы в Севастопольской школе морских летчиков был бортмехаником... С.Леваневского! О многом мы поговорили, много нового, неизвестного о жизни первых известных летчиков узнал я в тот день.

Спросил я его о летчике

А.Святогорове, пропавшем в 1935 году. И неожиданно услышал: «После службы с Леваневским я вскоре переучился на летчика. Началась летная биография, накапливался опыт, попадал в переделки... Прошел войну Отечественную, затем - война с Японией... Осенью 1945 года на Дальнем Востоке, где я служил, непогода заставила нас приводниться у побережья Татарского пролива, недалеко от мыса Лазарева. Закрепили на якорях гидросамолет и сошли на берег, чтобы укрыться от штормового ветра. Место было дикое, тайга подступала почти к берегу... Заметив вдали чум, пошли туда. К нам вышел старик, то ли коряк, то ли камчадал. Вид его был недружелюбен, он явно был не рад невольным гостям. Одичал совсем? Мы все же «напросились» в гости. Зашли и сгрудились вокруг маленькой горящей плошки... Когда глаза привыкли к полутьме, царившей в чуме, я заметил висящую в углу... кожаную сумку-планшет, такую же, как у меня! Я встал и пошел к сумке. Старик начал возмущаться, сердиться, что-то кричать по-своему, попытался не пускать меня в угол... Снял я сумку, открыл. В ней оказались документы, карта полета... Александра Святогорова!

Пришлось слегка «прижать» деда. «Раскололся» и даже от испуга обнаружил знание русского языка. Пришлось буквально вытягивать из него каждое слово. По его словам, лет десять назад (1935 год!) из тайги вышли несколько человек. Старик тогда был еще «крепким, хорошим охотником», промышлял зверя в тайге, на этом участке. Жил здесь же, с другом, который давно умер... Они «испугались людей, которые шли к ним... подумали, что это бандиты»... Тут старик надолго замолчал.

Я спросил:

- Так вы их застрелили?

И прозвучало страшное, короткое:

- Да.

- А сумку на память взял?

- Да...

На третьи сутки шторм прекратился. Мы улетели с этого страшного берега. На борту с нами был старик и летный планшет А.Святогорова. Сдали мы их в органы. Нас предупредили о неразглашении... Если бы вы не спросили, то я и сейчас бы молчал... Столько лет прошло... Время-то было какое...

Неужели это «точка» в трех исчезновениях «Савойи»?

http://www.zerkalo-nedeli.com/nn/show/226/20459/
 
airman

airman

Старожил
Сегодня показывали сюжет по местному ТВ.
В те годы пропали две Савойи-55. На самолете А. Святогорова находились пассажиры и перевозилась крупная сумма денег, а на месте этой катастрофы нашли лишь несколько останков тел и пару монет. Это ставит под сомнения принадлежность этого самолета известному летчику. В ближайшее время готовят экспедицию в район падения самолета. Собираются снять часть грунта и тщательнее исследовать место крушения.
 
airman

airman

Старожил
«Разбор полетов» летчика Святогорова

Напомним, что по первоначальным данным экспертизы есть основания считать: обломки принадлежат гидросамолету «Савойя-55» итальянского производства, который 26 июня 1935 года под управлением пилота Александра Святогорова совершал рейс из Александровска-Сахалинского в Хабаровск и пропал без вести.
На этот раз нам удалось найти в государственном архиве Хабаровского края уникальный документ, «родившийся» после тотальной проверки работы всего Гражданвоздухофлота Дальневосточного края. Поводом для «разбора полетов» стала именно катастрофа самолета с бортовым номером Л-840, который пилотировал Святогоров.
Под зорким оком партии…
В поисках информации о найденном в тайге самолете наша редакция обратилась с запросом в государственный архив Сахалинской области. Все-таки на борту «С-55» были директор, главный бухгалтер и главный механик единственной тогда на острове машинно-тракторной станции. «Верхушка» МТС летела в Хабаровск с годовым отчетом и крупной суммой денег.
Увы, оказалось, что в сахалинских архивах подобной информации не сохранилось. Как пояснили нам архивариусы, у них остался перечень документов от июня-июля 1935 года, с пометкой, что все они засекречены. А такие бумаги, как правило, хранились в архивах столицы Дальневосточного края Хабаровске, к которому тогда относились Сахалин, Камчатка, Приморье.
Действительно, информация о
«С-55» нашлась в партийных документах.
В подробном отчете о совещании директоров МТС края от 29 июня 1935 года графы о работе Сахалинской МСТ нет. Ее руководство вместе с документами и деньгами на совещание не явилось, 26 июня оно пропало вместе с самолетом «С-55».
Конкретно же вопрос об этом был поднят на бюро ВКП(б) только 1 июля. В архивах сохранилось постановление: «Для организации немедленно надлежащей работы по розыску самолета создать комиссию в составе т.т. Остапенко, Лапина и Западного. Поручить комиссии немедля связаться с т. Викторовым с тем, чтобы начать поиски также по линии флота».
В середине июля бюро Далькрайкома в течение двух дней решает вопрос «о работниках Тымовской МТС». И лишь в одном заявлении из сельхозотдела края в Далькрайком ВКП(б) есть намек на то, что стало причиной столь острого кадрового дефицита на Сахалинской станции: «Прошу утвердить директором Тымовской МТС (Сахалин) Т. Стрижевич, освободив последнего от обязанностей начальника Зернового управления Уссурийского ОБЛЗУ. Сообщаю, что это положение связано с гибелью Т. Шереметьева - директора Тымовской МТС, в связи с катастрофой самолета». Документ датирован 13 июля.
Вопросы о назначении прочих работников МТС решались уже без упоминания трагедии.

К полетам никто не допущен
О том, чем же все-таки закончились поиски «Савойи» и была ли она найдена, в партийных документах 1935 года никакой информации не обнаружилось.
А вот о том, почему случилась авария и кто виноват, разобрались по полной программе.
Тотальную проверку состояния кадров, материальной части, специальных служб проводила специальная комиссия.
Заключение «компетентных товарищей» нарисовало картину дальневосточной авиации столь черными красками, что только диву даешься, как она вообще существовала. И как умудрилась «выковать» столько отважных, известных на весь мир летчиков?
«Пренебрежение к изучению кадров, отсутствие проверок анкет и документов неизбежно приводят к потере бдительности, беспорядок в учете кадров лишает возможности знать кадры и работать над ними.
Как небрежно принимаются кадры в ГВФ, видно на примере Святогорова. Он не аттестован на прежней службе, медицинской комиссией полеты ему запрещены. Однако он был принят в ГВФ и допущен к полетам на ответственнейшей линии», - значится в документе.
Ответ на вопрос о том, как получилось, что пилот без особых разрешительных документов был не только принят в штат, но и допущен к пассажирским перевозкам, можно найти уже в следующем абзаце заключения комиссии.
Анализируя квалификацию кадров ГВФ, проверяющие доложат высшему партийному руководству, что на июнь 1935 года в штате числилось 23 пилота «школьного выпуска 1934 года (видимо, речь идет о «школе пилотов». - Прим. авт.), в августе добавилось 13 пилотов 1935 года выпуска. Среди техников и инженеров на июнь месяц - 33 человека, выпущенных из школ в 1934-1935 г.г.».
Получается, что «не вчерашних школьников» в штате ГВФ было всего-то 13 человек. И ничего удивительного в том, что известного по челюскинской эпопее Святогорова принимают на работу, закрывая глаза на отсутствие у него «добро» со стороны медиков и аттестационной комиссии. В ту пору не только дальневосточная, но и российская авиация испытывала настоящий кадровый голод.
Святогоров же вообще не имел права на полеты по трассе, так как, по официальной справке зам. нач. ГВФ, «Святогоров таких полетов не проходил и к полетам в сложных метеорологических условиях допущен не был».
Далее в материалах проверки содержатся и вовсе шокирующие факты. Оказывается, до июня 1935 года вообще ни один пилот ГВФ, летавший по Сахалинской трассе, тренировок в слепых полетах не проходил, соответственно летать по ней не имел права. Лишь в августе, после трагедии с «Савойей», получили официальное разрешение летать на Сахалин и Камчатку семь пилотов.
Кстати, сама катастрофа самолета Л-840, по мнению членов комиссии, личным составом ГВФ детально не разбиралась. Как, впрочем, и авария, произошедшая с самолетом пилота А. Иванова Ш-2 во время поисков Святогорова.
Во время очередного вылета на предполагаемое место крушения с машиной Иванова что-то случилось, летчику чудом удалось приземлиться в тайге.
Как запишут в своем заключении члены комиссии, руководители ГВФ не сочли нужным детально разобраться в причинах аварий и довести эту информацию до сведения пилотов и техников.
Вот и получается, что «когда недавно прибыли новые самолеты с полным радиооборудованием, с этих самолетов радио даже было снято («чтобы не трепаться зря и освободить место для коммерческого груза»)».

Голодный пилот готов рисковать жизнью
Столь бесшабашному отношению к системам безопасности самолетов со стороны пилотов было объяснение. Как выяснила комиссия, зарплата в тот год работникам ГВФ выплачивалась с большими задержками. Только в августе задолженность составила 34500 рублей. На тот момент пилоты не получили красноармейских и летных пайков на сумму 22000 рублей.
Работа бесплатной столовой была не приспособлена для летного состава. Вот что рассказал членам комиссии пилот Зануло: «С утра перед полетом у нас начинается горячка. Прежде всего, не позавтракав, приходишь на место службы.
Таким образом, если полет назначен на 5 утра, то из-за неполадок потеряешь очень много времени, так что до полета остается каких-нибудь 20 минут. Так обычно и вылетаешь голодным. В первый порт прилетаешь - надо закусить, а там говорят, что нас не ждали и поесть нечего. И вот начинаешь нервничать. Я уже целый месяц летаю без завтрака».
Некоторые по 6-8 часов летали голодными. Людей поставили в безвыходное положение. Чему удивляться, если летчики хватались за любую возможность заработать. И садились в полуобморочном от голода состоянии за штурвалы машин, где не было ничего, что помогло бы выжить в случае аварийной посадки, например, в тайге.
Как отметит комиссия, «не предусмотрено и не выдается необходимое оружие, нет земных раций, нет сигнальных средств, нет и самолетных раций». Не мудрено, что «Савойя» как в воду канула.
Похоже, что у командира просто не было никакой возможности как-то дать знать, где они находятся.
Проверяющие заметят, что многие пилоты перегружены, летают без отдыха несколько суток. И этот факт будет назван «рвачеством и погоней за коммерческой прибылью», и именно этим объяснят то, что пилот Святогоров до катастрофы за 15 дней налетал 75 часов - выполнил месячную норму.
«24 июня Святогоров прилетел с Сахалина, распоряжением начальника порта Филипповича через 3 часа послан во второй рейс - обратно на Сахалин. 24-25 июня вследствие тяжелых метеоусловий оба дня сидел на трассе в вынужденных посадках. Прилетел в Александровск только 26 числа утром и через 3 ч. 35 мин., не имея отдыха, в нелетную погоду вылетел в Хабаровск. В этот рейс он и погиб».

продолжение ниже...
 
airman

airman

Старожил
Ему велели возвращаться
26 июня в аэропорт Александровска из Хабаровска поступает телеграмма, подписанная диспетчером Бураго, требующая немедленно возвратить самолет Л-840 в Хабаровск. Кто отдал приказ, так и останется тайной. Даже членам комиссии не удастся выяснить, кто велел рядовому диспетчеру ее отправить.
Может быть, поэтому в итоге все обернется так, как будто ее вообще не существовало. И бремя ответственности полностью ляжет на плечи начальника Александровского аэропорта Т. Моничева, которого из-за трагедии с «Савойей» исключат из партии и отдадут под суд.
И на плечи Александра Святогорова, которого, по сути, осудят посмертно. Судите сами. Эту часть заключения, сделанного комиссией, приводим полностью.
«Сама катастрофа самолета Святогорова (Л-840) произошла (и ей предшествовали) при следующих обстоятельствах:
1. Пилот Святогоров, будучи летчиком погранохраны, 5 февраля 1935 года управлением погранохраны признан негодным к летной службе по моральным и физическим данным.
2. До этого имелся старый московский документ, разрешающий Святогорову полеты, но запрещающий дальние полеты.
3. Несмотря на заключение УКПВО, работник отделения УКПВО тов. Лухт дал письменное отношение с заключением о годности Святогорова к службе в Гражданвоздухофлоте.
4. В материалах УКПВО имеется письменная аттестация комиссара части, характеризующая Святогорова как летчика с отрицательной стороны («пьет» и т.д.).
5. Святогоров - участник спасения челюскинцев, но все же был известен в широких кругах ДВ авиации как «ухарь» и невыдержанный летчик.
6. Святогоров до гибели не имел права полетов на ответственных пассажирских ДВ линиях, согласно инструкции ГУГВФ, из-за неподготовленности к слепым полетам.
7. Несмотря на все это, он 13 февраля 1935 года зачислен на службу в ДВТУ ГВФ и допущен к ответственнейшим полетам только на основании заключения тов. Лухта. Аттестации, личного дела из УКПВО не затребовали, и никакой проверки Святогорова по месту его прежних служб проведено не было.
8. При этом медицинская комиссия при хабаровской поликлинике дала заключение о годности Святогорова к летной службе, несмотря на прежнее заключение московской комиссии, несмотря на явные физические недостатки Святогорова (больная нога после аварии). Сам Святогоров в рапорте командованию УКПВО в октябре 1934 года доносит о своей непригодности к летной службе и просит его освободить даже от строевых занятий».
Почему человека, который по доброй воле готов оставить авиацию, все же признают годным и оставляют служить? Быть может, по все той же причине дефицита кадров? И не с этим ли связано его «ухарство»?
Дотошная комиссия раскопала сведения о нарушениях, допущенных Александром во время полетов буквально накануне трагедии.
«24 июня Святогоров прилетел в Хабаровск в 11 ч. 05 мин. (вылетел с Сахалина в 5 ч. 45 мин., 5 ч. 20 минут в полете) и в этот же день в 14 часов вылетел обратно на Сахалин по распоряжению бывш. нач. УГВФ Филипповича. Распоряжение явно незаконное.
Из-за плохой погоды Святогоров в этот день вынужден был по пути сесть на озеро Б. Карасево, а 25 июня перелетел в Виахту и прилетел в Александровск лишь 26 июня в 7 ч. 05 мин. Таким образом, он два дня находился в условиях неблагоприятных, в условиях борьбы с непогодой.
В тот же день, 26 июня, поступает из Хабаровска телеграмма: погода на трассе явно нелетная. Начальник Александровского порта Моничев выпускает в полет Святогорова, ссылаясь на телеграмму. Светогоров прогноза погоды не берет, а Моничев выпускает самолет и не проверяет этого.
Самолет с экипажем и пассажирами в этом полете пропал».
Сомнительно, что после трагедии комиссия так и не нашла того, по чьей инициативе самолет в непогоду срочно отправился в Хабаровск. Скорее всего, команда была отдана высокопоставленным лицом, а указывать принародно на ошибки таким товарищам было не принято.
Но без того, чтобы не «полетели головы», история с «Савойей», как вы понимаете, закончиться не могла.
Заслушав отчет комиссии, бюро Далькрайкома ВКП(б) вынесло постановление, согласно которому привлекли к партийной ответственности т. Лухта - за отсутствие бдительности, выразившееся в выдаче заведомо неверной характеристики Святогорову.
Начальнику управления ГВФ т. Полякову и начальнику политотдела УГВФ т. Остапенко за отсутствие бдительности, выразившееся в приеме на службу Святогорова и оказание ему доверия без предварительной проверки документов, объявили строгие выговоры.
И. Мазурук, командир отряда, за отсутствие бдительности при приеме на работу пилота Святогорова, известного отрицательными качествами, получил выговор.

Тайна фамилии
Во всей этой истории есть еще одна загадка, на которую трудно не обратить внимание. Во всех документах 1935 года, касающихся той давней трагедии, фамилия пилота пишется в двух вариантах. В одних бумагах он проходит как Святогоров, а в том же партийном постановлении значится Светогоровым.
А вот на фотографии, которую мы публиковали в одном из прошлых номеров, рукой самого Александра подписано - «Святогоров».
Сегодня можно лишь предполагать, что поменял гласные в своей фамилии парень по собственному желанию. А раз он так хотел, то и мы не будем вносить никаких изменений и будем и дальше именовать пилота Святогоровым.

Оксана Омельчук. Суббота 29 июля 2006 г.
www.toz.khv.ru