Пилоты не могут продлить свои свидетельства в Беларуси

Вольфрамыч

Вольфрамыч

Вперёдсмотрящий
Что-то мутят беларусские авиавласти, во главе с г-ном Сикорским ... :oops: В очередной раз.

В редакцию TUT.BY обратилось несколько пилотов иностранных компаний. Они не могут продлить свидетельства, которые получили в Беларуси, а значит, не могут дальше работать — продлевать документ нужно в стране, где он был выдан. «Раньше продление свидетельства в Беларуси занимало 15 минут, — говорит пилот Евгений Шаталов. — Сейчас нам отказывают, хотя документы предоставляем те же». По подсчетам пилотов, с проблемой столкнулось около 400 коллег.

В Департаменте по авиации настаивают, что действуют по закону — в 2018 году изменились авиационные правила. Мы выяснили, повлияло ли на изменения уголовное дело в отношении бывшего директора департамента и что теперь делать пилотам, которые столкнулись с проблемой.

«Нам выставили невыполнимые требования»

Евгений Шаталов работает в российской авиакомпании UTair, летает девять лет, но последние месяцы вынужденно находится в отпуске за свой счет. В ноябре 2019 года Департамент по авиации отказался продлить ему свидетельство пилота, которое в свое время выдали в Беларуси, поэтому пока он не может летать.

— Каждый год пилоты продлевают свидетельства в стране, его выдавшей, — поясняет Евгений. — С 2015 года я обращался в департамент по авиации, процедура занимала минут 15. В Авиационных правилах четко обозначены документы, которые пилоты должны предоставить. В ноябре 2019-го я, как всегда, предоставил полный пакет. Но Высшая квалификационная комиссия (ВКК) мне отказала, сославшись на то, что приняты новые Авиационные правила.

Евгений показывает ответы из Департамента по авиации. В первом указано, что Беларусь больше не будет продлевать свидетельства пилотам, которые работают за границей. Во втором ответе указано, что пилоты, которые работают на иностранные компании (независимо от гражданства), все-таки могут продлить срок действия документа, если они пройдут испытания и медкомиссию в учреждениях, которые аккредитованы белорусскими авиационными властями.

— Обратите внимание, как департамент меняет свою позицию: сначала говорят, что пилотам, которые работают за рубежом, свидетельство продлевать не будут, но потом дают заднюю — готовы продлить документы, но при выполнении определенных условий, — говорит Александр Шаталов, отец Евгения, который в прошлом тоже работал пилотом. — Дело в том, что ни в первом, ни во втором ответе нет ссылки на нормативно-правовые акты, которые бы позволяли департаменту изменить подход. Мы считаем, что это незаконные и дискриминационные действия — продлевать свидетельства только тем, кто работает в Беларуси. В Авиационных правилах таких исключений нет. Российские пилоты имели полное право получить свидетельства в Беларуси, они прошли здесь обучение, сдали все испытания. Местные квалификационные комиссии (на базе авиакомпании. — Прим. TUT.BY) тщательно проверяют их по медицинской части, по знанию теории и практики, они сдают множество тестов, и весь пакет документов предоставляют в департамент.

Евгений Шаталов попытался обжаловать решение Департамента в Министерстве транспорта и коммуникаций. Но из Министерства пришел ответ, в котором пилоту предложили два варианта:

документы на пилота предоставляет белорусская авиационная компания (то есть нужно уволиться из UTair и устроиться на работу в Беларуси)
документы предоставляет иностранная авиакомпания, но медицинскую комиссию нужно пройти в учреждении, сертифицированном авиационными властями Беларуси, теорию и практику тоже будут проверять специалисты ВКК Департамента по авиации или утвержденные ими экзаменаторы (то есть все проверки, которые пилот проходит в рамках своей работы в иностранной компании, в Беларуси больше не готовы принимать).

Важный момент — практические испытания пилоты проходят в режиме реального полета. Практический зачет обязательно сдается на модели самолета, которая закреплена за пилотом. Если пилот управляет Airbus или Superjet, значит, испытания он должен пройти на таком же самолете. Проблема в том, что таких самолетов у белорусских авиакомпаний нет.

Еще один вопрос — оплата. Раньше пилоты ничего не платили в департаменте за продление свидетельства, но сейчас, если потребуется привлечение местных экзаменаторов, а также воздушных судов, на это потребуются деньги, непонятно, захочет ли за это платить иностранная авиакомпания или же ей будет проще отказаться от такого «проблемного» пилота.

Могут ли белорусские инструкторы-экзаменаторы вылететь для проверки в страну, где работает пилот?

— Коллега из Иркутска приехал в Департамент по авиации, у него тоже белорусское пилотское. Ему сказали, пусть наш инструктор вас проверит. Он приезжает к себе, начальнику своему говорит: «Ты не можешь с белорусами договориться, чтобы они приехали и проверили меня?». Начальник звонит в белорусскую авиакомпанию, а ему говорят: «Ты знаешь, у нас указание от департамента, никого из россиян не проверять», — говорит Евгений Шаталов. — То есть нам выставили просто невыполнимые требования. Своего тренажера у белорусских авиакомпаний тоже нет, местные пилоты за счет авиакомпании выезжают за рубеж. Департамент придумал новый механизм, но мало того, что он противоречит правилам, его на практике невозможно пройти!

Евгений попытался обжаловать отказ Департамента по авиации в суде, но его заявление отказались рассматривать.

— В решении суда указано: подавайте жалобу на ВКК в ВКК. И это не шутка, — говорит Евгений (копия постановления суда имеется в редакции. — Прим. TUT.BY). — Получается, Высшая квалификационная комиссия департамента — это орган, решение которого нельзя обжаловать ни в вышестоящей организации, ни в суде. Как такое вообще возможно?

«У всех семьи, мы не можем просто сидеть без работы»

Антон Гурин тоже работает в UTair, опыт — семь лет, но сейчас, как и Евгений Шаталов, вынужденно не может летать. Когда в декабре 2019-го он обратился в департамент, чтобы продлить на следующий год свое пилотское свидетельство, у него даже не приняли документы.

— В декабре 2018 года, когда новые авиационные правила уже вступили в силу, у меня приняли стандартный пакет документов и без проблем продлили свидетельство, — поясняет Антон. — Через год я подаю точно такой же пакет документов, но мне говорят, что даже не будут их рассматривать. А что изменилось? Никто так и не может объяснить. Из департамента и Министерства транспорта приходят ответы, что изменились подходы в связи с новыми Авиационными правилами. Но почему же в 2018-м, когда новые правила уже работали, мои документы не вызывали сомнений? В Авиационных правилах четко указано: свидетельство подлежит продлению ежегодно на основе медзаключения по состоянию здоровья и проверки знаний, которую проводит местная квалификационная комиссия или ВКК. Мои знания каждый год проверяет местная комиссия — в авиакомпании, так почему же до 2019 года с этим считались, а теперь отказываются?

Почему пилоты не могут получить свидетельства в РФ, ведь они работают в российской авиакомпании?

— В моем случае для этого потребуется проходить дополнительное обучение, у меня только белорусское пилотское свидетельство, свою карьеру я начинал в Беларуси, — поясняет Антон. — Новое обучение — это время и деньги. Самый быстрый, но он же самый дорогой вариант, пройти переобучение в США. Некоторые пилоты об этом задумываются, но это десятки тысяч долларов! А у нас у всех семьи, мы не можем просто сидеть без работы.

Антон Гурин попытался обжаловать действия Департамента по авиации, но в суде Центрального района не нашли нарушений в действиях авиационных властей.

«36 лет отлетал — ни одного нарушения. За что меня наказывают?»

Юрий Трибушевский последние годы работает на российскую авиакомпанию, но он гражданин Беларуси, после распада СССР получил здесь свидетельство и каждый год его благополучно продлевал. До июля он может летать по белорусскому свидетельству, но что будет дальше, пока непонятно.

— Проблема не только у иностранных граждан, которые в свое время получили свидетельство в Беларуси, но и у белорусов, которые работают за границей, — говорит Юрий. — Департамент выдвигает заранее невыполнимые требования. Допустим, медицину и теорию мы можем сдать в Беларуси, но как быть с летной проверкой? Я не могу работать в штате иностранной авиакомпании и устроиться частично в «Белавиа», чтобы пройти здесь проверку. Мне для этого нужно уволиться и устроиться на время в Беларуси. Понятно, что это невозможно.

А «Белавиа» может проверить подготовку пилотов иностранных компаний?

Мы спросили у гендиректора «Белавиа», готова ли авиакомпания стать базой для проверки практических навыков у пилотов, которые работают в иностранных компаниях, ведь некоторые популярные модели самолетов (Boeing, Embraer) в Беларуси есть только у «Белавиа».

— Мы не планируем быть тестовой площадкой для пилотов, у которых возникают проблемы с пилотскими свидетельствами, — пояснил Анатолий Гусаров. — Для нас главное — обеспечение безопасности полетов. И чтобы порядок был не только в документах, но и с профессиональной подготовкой пилотов. Мы не намерены проводить тренинги для людей, у которых возникают проблемы со свидетельствами.

— Создается впечатление, что из нас хотят сделать крепостных, чтобы мы работали только в Беларуси и больше нигде. Тогда проблем с продлением документов не будет, — говорит пилот Юрий Трибушевский. — Но давайте проведем параллель с водительскими правами. Вы получили документ в Беларуси, уезжаете на работу в Россию, там ваши права устраивают компанию, и вас принимают. Подошел срок замены документов, возвращаетесь домой, а вам в ГАИ говорят: «А принесите справку, что вы работаете в белорусском автопарке. Ах, вы работаете в России? Ну тогда мы вам не поменяем права». Вот как это выглядит.

Семья Юрия живет в Беларуси, в общей сложности полгода он проводит на работе за границей, полгода живет в Минске. Говорит, все, что зарабатывает, привозит домой.

— Я 36 лет отлетал, у меня ни одного летного происшествия. И как так, меня выбрасывают из профессии, за что? — задается вопросом собеседник. — Смотришь на это и думаешь: а есть ли смысл оставаться в Беларуси? Может, собрать семью и уехать в Россию, если мы здесь не нужны? Лично я могу получить свидетельство в России — пройти медкомиссию, сдать тесты и английский язык, но почему я должен это делать, ведь я белорус, и мое свидетельство является универсальным для любой страны мира. В чем тогда смысл? У нас на протяжении года огромное количество внутренних тестов — смотрят и на знания, и на здоровье. Авиакомпания в первую очередь заинтересована в безопасности полетов, потому что, если что-то случится, с них спросят, а не с авиационных властей. И если найдут нарушения, авиакомпанию могут закрыть. Так кто больше заинтересован в безопасности?

«Никто не хочет в тюрьму»

Часть пилотов, к ним относятся и граждане Беларуси, получили белорусское свидетельство пилота после распада Советского Союза, — кто-то остался работать на родине, кто-то, как Юрий Трибушевский, со временем устроился в иностранную авиакомпанию. Каждый год они продлевали свое пилотское свидетельство в Беларуси. Но почему белорусские свидетельства понадобились гражданам России? Есть несколько причин.

Авиационные власти России (Росавиация) в свое время отозвали сотни свидетельств российских пилотов: претензии были и к обучению (программа учебных центров не соответствовала госстандарту, некоторые вузы не имели специального авиационного сертификата), и к ложным данным в представленных документах (например, завышенное время налета).

У белорусских и российских авиационных властей есть отличие в признании заочного образования. Многие штурманы и бортмеханики в свое время заочно переучились на пилотов, наш Департамент заочное образование признает, Росавиация нет.
Когда российские пилоты стали массово уезжать на работу за рубеж, Росавиация перестала выдавать им верификацию, то есть отвечать на запросы иностранных авиакомпаний о подтверждении подлинности документов. Без такого подтверждения ни одна авиакомпания не может взять сотрудника на работу. Пилоты стали искать выход — и нашли: приезжали в Беларусь, где проходили необходимые испытания и получали второе — белорусское свидетельство. Теперь запрос на них уже приходил в белорусский департамент по авиации, который подтверждал подлинность документов — и пилоты продолжали работать.

В авиационной среде говорят, что за это поплатился бывший директор Департамента по авиации Владимир Костин, которого задержали в 2018 году за получение взяток и осудили на 9 лет лишения свободы (сумма необоснованной выгоды — более 200 тысяч рублей). Дело слушалось в закрытом режиме, но в приговоре фигурировали данные о свидетельствах пилотов.

Три источника подтвердили TUT.BY, что «новые подходы» Департамента с выдачей и продлением свидетельств связаны с делом Костина:

— Никто не хочет в тюрьму. Из Росавиации поступали претензии, на каком основании Беларусь подтверждает документы российских пилотов, благодаря чему они могут работать за рубежом. Из департамента тогда отвечали, что все в рамках закона.

«Нас беспредельно волнует безопасность и качество подготовки летчиков»

Директор департамента по авиации Артем Сикорский в комментарии TUT.BY пояснил, что в 2018 году авиационные правила были приведены в соответствие с международными стандартами, и подчеркивает, что государство, выдавшее и продлившее свидетельство пилоту, отвечает за безопасность.

— Пилоты, о которых идет речь, получили свидетельства для полетов на воздушных судах, зарегистрированных в Республике Беларусь, но по тем или иным причинам уехали за рубеж. Чтобы продлить свидетельство, мы должны убедиться, что летчик поддерживал все время свою квалификацию, в том числе проверить летное мастерство, — говорит Артем Сикорский.

— Вы сможете проверить мастерство у пилотов, которые летают, скажем, на Airbus?

— Не сможем. У нас нет экзаменаторов и летного состава, который работает с Airbus, в Беларуси такие самолеты не эксплуатируются. Поэтому мы предлагаем: товарищи, если вы ушли за рубеж и летаете на Airbus, получайте документы у российских авиационных властей или властей другого государства, на которое вы работаете.

— И каждый раз, меняя работу, пилоту нужно менять свидетельство?

— Конвертировать его (речь идет о конвертации свидетельства пилота, однако, если Росавиация не признает заочное образование летчика или отозвала лицензию у его вуза, конвертировать в России белорусское свидетельство невозможно, нужно учиться заново. — Прим. TUT.BY). Это естественный процесс. Пилот меняет компанию, конвертирует свидетельство и продолжает работу, в чем сложность? Большинство пилотов, которые столкнулись с проблемой, — неграждане Беларуси. Но если они соответствуют всем стандартам по подготовке, могут прийти и работать у перевозчиков Республики Беларусь. У нас достаточно комфортные условия.

— А если они хотят работать на иностранные компании?

— Если они приняли решение уехать, то должны понимать, что им предстоит процедура конвертации. Если не хотят этого делать, какие вопросы могут быть к департаменту?

— Пилоты утверждают, что условия, которые сегодня выдвигает департамент, невыполнимые, в частности, по летной проверке.

— Условия выполнимы для специалистов, которые соблюдают все требования законодательства. Я не хочу в своей жизни смотреть в глаза людей, которые, извините, погибли или пострадали от действий непрофессиональных пилотов.

— Но до 2019 года департамент продлевал этим же пилотам свидетельства, по тем же документам, и никого не волновало, что они не прошли дополнительную проверку в Беларуси.


— А сегодняшнее руководство авиационной власти это волнует, нас беспредельно волнует качество подготовки летчиков и вопросы безопасности полетов. Мы и дальше будем проводить политику, основанную на соблюдении национального законодательства, которое соответствует международным стандартам. Закон для всех одинаков. В Беларуси создана авиационная инспекция, которая контролирует подготовку каждого пилота. Про каждого нашего пилота, инженера, диспетчера мы все знаем — как он готовился, какие курсы проходил, какие тесты. Мы хотим, чтобы наши пилоты были безопасны. И не хотим отвечать за пилотов, которые работают за рубежом.

— Сколько пилотов иностранных авиакомпаний смогли продлить свои пилотские свидетельства по новым правилам?

— В настоящее время таких пока нет.

— Это говорит о том, что предложенный механизм не работает? Ведь с момента введения новых правил прошло больше года.

— Это говорит о том, что мы сейчас просто соответствуем международным стандартам.

«Нас хотят сделать крепостными?» Пилоты не могут продлить свои свидетельства в Беларуси
 
Реклама
su27

su27

Director of Flight Operations
Ничего не мутят. Проблема старая.
Уже даже в России пилотские бессрочные. А эти ещё в каменном веке живут. Нафига продлять пилотсткое?
А поводу отсутствия типов справедливо, в американскую лицензию Ан-124 тоже не добавить.
Тут уж все откуп государства.
 
Вольфрамыч

Вольфрамыч

Вперёдсмотрящий
su27, возможно, спорить не буду. И мне кажется, что тут фишка вот в этом:
Из Росавиации поступали претензии, на каком основании Беларусь подтверждает документы российских пилотов, благодаря чему они могут работать за рубежом.
 
Zeppelin

Zeppelin

Старожил
Лично я могу получить свидетельство в России — пройти медкомиссию, сдать тесты и английский язык,
В чем вопрос? Ты уже выбери или ты белорус, тогда играй по новым правилам, или ты хочешь зарабатывать деньги.
 
stranger267

stranger267

Старожил
Ничего не мутят. Проблема старая.
Уже даже в России пилотские бессрочные. А эти ещё в каменном веке живут. Нафига продлять пилотсткое?
А поводу отсутствия типов справедливо, в американскую лицензию Ан-124 тоже не добавить.
Тут уж все откуп государства.
А где в американской, бессрочной, лицензии (срок действия есть у инструктора и вроде и все) вообще есть 'тип'? Тип это ендорсмент и вроде как не в лицензии. И с чего это пилотские стали ограниченными по времени? И что мешает пилоту с американским ATPL получить тип рейтинг в Ан-124?
 
su27

su27

Director of Flight Operations
А где в американской, бессрочной, лицензии (срок действия есть у инструктора и вроде и все) вообще есть 'тип'?
Раздел XII RATINGS.

что мешает пилоту с американским ATPL получить тип рейтинг в Ан-124?
FAA