еще раз о КАЛ007

1

111

Старожил
ТРАГЕДИЯ НАД САХАЛИНОМ: ДОКУМЕНТ, КОТОРЫЙ ПОСТАВИЛ ТОЧКУ В РАССЛЕДОВАНИИ

В минувшие выходные скромно была отмечена семнадцатая годовщина трагедии над Сахалином, когда советский СУ-15 сбил оказавшийся в воздушном пространстве Советского Союза «Боинг-747» южнокорейской авиакомпании. В 1992 году газета «ПРАВДА» опубликовала статью, в которой впервые были представлены фрагменты радиообмена советских истребителей-перехватчиков с наземным командным пунктом, из которых видно, что наш пилот сделал все возможное для того, чтобы предотвратить гибель самолета, который, кстати, не был идентифицирован как гражданский объект. Мы полагаем, что этот материал интересен и сегодня.

2 сентября 1983 года сообщение ТАСС было лаконичным. Для живых наступил новый день, а на Дальнем востоке неопознанный самолет все еще «продолжал полет в сторону Японского моря». О том, что произошло, станет известно много позже. Раскрыты, кажется, самые секретные тайники, но по сей день нигде официально не представлен этот документ - полный текст радиообмена истребителей-перехватчиков с командным пунктом.
Именно этому документу было дано потрясти мир одной выхваченной фразой — «Цель уничтожена» и стать в глазах мировой общественности свидетельством жестоких нравов советской «империи зла». Слова пилота Осиповича, сбившего «Боинг», перехваченные японскими наземными станциями, уже через четыре дня прозвучали на заседании Совета Безопасности ООН. Мы же предпочли отмолчаться, хотя полный текст радиообмена истребителей-перехватчиков с командным пунктом наверняка смог бы стать — кстати, как и «черный ящик» с записью курса «Боинга» — аргументом с нашей стороны. Где первоначальная пленка, пока не сообщено. До сего дня она нигде официально не упоминалась.
Сейчас мы предлагаем вниманию читателей и заинтересованных лиц отрывки из этого документа. Полностью опубликовать его сложно из-за большого объема и множества технических деталей.

Радиообмен командного пункта и летчиков-истребителей длился 41 минуту, с 5.44 до 6.24. Время сахалинское.
КП — командный пункт, позывной — «Депутат». Самолет СУ—15 (подполковник Осипович), позывной — «805». Другие самолеты: МИГ—23 — позывной «163», СУ—15 — позывной «121».
5.44. 805: Депутат, 805-й на курсе 45, в наборе до 8.
КП: 805-й, Депутат вас понял, с этим курсом.
805: Понял.
КП: 805, я Депутат. Режим экономичный.
805: Вас понял.
5.48. КП: 805, цель от меня в азимуте 60, дальность 440.
805: Вас понял, с этим курсом, в наборе до 8 тысяч. 5.52: КП: 805, остаток?
805: Остаток 4 тонны. 5.56. КП: 805, я Депутат, цель слева под 5, удаление 130.
Цель с курсом 2W, слева под 5, удаление 120.
5.58. КП: 805, цель у вас по курсу, до цели 70, высота 10 тысяч.
6.02. 805: 805-й, наблюдаю цель, на высоте идет 8 тысяч.
6.03. КП: Вас понял, цель у вас по курсу, до цели 12... 15 километров.
6.04. КП: 805, я Депутат, цель боевая, при нарушении государственной границы цель уничтожить. Включить спецсистему.
805: Выполняю.
805: Скорость цели дайте.
КП: Скорость цели 900.
805: Вас понял.
6.05. КП: Цель наблюдаете?
805: Наблюдаю.
КП: Понял, под 2/4 не более ракурс.
805: Вас понял, я иду сзади.
6.07. КП: 805, вправо на курс 220. Остаток?
805: Остаток 3 тонны. Курс повторите.
6.08. КП: 805, цель наблюдаете?
805: Да, она развернулась.
6.10. КП: 805, тип сможете определить?
805: Нет, конечно.
КП: Вас понял, до цели 12 километров.
6.11. КП: Наблюдаете цель, 805?
805: Визуально наблюдаю и по... на экране вижу.
КП: Понял, после захвата доклад.
805: Вас понял.
КП: 805, цель наблюдаете?
805: Наблюдаю, в захвате цель.
КП: 805, произведите запрос цели.
805: Понял вас.
6.13. 805: Цель на запрос не отвечает.
КП: Вас понял, включить спецсистему.
805: Включена.
КП: 805, я Депутат, следить за курсом цели.
805: Вас понял, пока идет с прежним курсом.
6.14. КП: Удаление 6.
805: Понятно.
КП: 805, я Депутат, приготовиться к открытию огня, быть готовым.
805: Понял, мне надо будет форсаж включить.
КП: Остаток?
805: Остаток у меня 2.700.
КП: Форсаж по команде.
6.15. КП: 805, в захвате устойчиво?
805: В захвате иду.
6.17. КП: 805, наблюдаете противника?
805: Наблюдаю.
КП: Вас понял, ... ничтожить!
805: Повторите!
6.18. КП: 805, цель нарушила государственную границу. Цель уничтожить.
805: Выполняю.
КП: 805, АНО горит у цели?
805: Да, АНО горит... мигалка горит.
КП: Понял.
КП: 805, дайте мигание огнями.
КП: 805, кратковременное мигание огнями.
КП: 805, принудите к посадке на наш аэродром! (Эта команда отменяет предыдущую, на уничтожение цели. — И. Н.)
805:... у меня ПР горят уже!
КП: 805?
805: Отвечаю, ответил 805.
6.20. КП: 805, предупредительную очередь из пушечного вооружения!
805:... Надо подходить к нему! Выключаю захват, подхожу к нему.
КП: Очередь пушечную дайте!
КП: Предупредительную очередь из пушек!
КП: 805-му! Выполняйте!
805: Сбросил захват, даю очередь из пушек.
КП: Выполнили стрельбу, 805?
805: Так точно, выполнил.
КП: Наблюдаете цель?
6.21. 805: Да, подхожу к ней, подхожу ближе.
КП: Вас понял.
805: Цель снижается, я уже подошел к ней на удаление где-то 2 километра.
КП: Цель снижается?
805: Нет, идет на 10 тысяч.
163: Наблюдаю обоих, дальность 10—15 километров. (Эта фраза была воспринята как «Наблюдаю бой». — И. Н.)
805: Цель уменьшает скорость. Выхожу, выхожу, впереди цели уже.
КП: Вас понял, 805. Уменьшите скорость, 805.
6.22. КП: Дайте мигание огнями.
805: Выполняю. Увеличил скорость.
КП: Увеличила цель скорость, да?
805: Нет, уменьшает скорость.
КП: 805, открыть огонь по цели!
805: Как же открыть, надо же раньше... Куда же... я уже на траверзе цели.
КП: Вас понял.
КП: По возможности займите положение для атаки.
805: Мне нужно теперь отставать от цели.
КП: Место цели относительно вас, 805?
805: Повтори!
КП: Высота цели?
805: Высота цели 10 тысяч!
КП: Место, место?
805: Место? Сейчас уточняю. Под 70 градусов слева.
КП: Вас понял.
6.23. КП: 805, попробуйте уничтожить цель пушками.
805: Я уже отстаю, сейчас я ракетами пробую.
КП: Вас понял.
КП: 805, подойти к цели, уничтожить цель!
805: Выполняю, в захвате иду.
6.24. КП: 805, с целью сближаетесь?
805: Наблюдаю цель в захвате, удаление до цели 8.
КП: Форсаж, 805!
805: Включил уже (нажатие).
805: ЗГ!
КП: Пуск!
805: Пуск произвел.
805: Цель уничтожена.
КП: Выход из атаки вправо, курс 75.
805: Выхожу из атаки.


Документ комментируют и отвечают на вопросы журналиста специалисты, которые работали над расшифровкой радиообмена в 1983 году. Они имели самое непосредственное отношение к расследованию обстоятельств гибели «Боинга—747», входя в созданную тогда государственную комиссию. Однако не пришло еще время для того, чтобы можно было назвать их фамилии и должности...

— Нам сказано было молчать лично маршалом С. Ахромеевым. И мы молчали все эти годы, пока «Известия» не начали свое расследование. В авиационных катастрофах последствия всегда страшны, но вряд ли правомерно увлекаться их описанием, замалчивая причины трагедии. А то, что произошло, вряд ли можно охарактеризовать так, как это делают претендующие на объективность «Известия», например, в номере от 15 октября сего года — «спустя почти десять лет после ночной атаки советского самолета-перехватчика СУ—15 в небе над Сахалином, приведшей к гибели южнокорейского самолета «Боинг—747» с 269 пассажирами на борту...»
— Почему в ООН была представлена только запись ответов наших пилотов?
— Те, кто ее готовил, объясняют, что из-за большой дальности до наших пунктов наведения японцы могли принимать только работу радиостанций самолетов в воздухе и не могли слышать, о чем говорят наземные службы. Но мы думаем, что это не совсем так. В районе наведения находились и корабли, и самолеты, и разведспутники США и их союзников. В ООН же американцам было невыгодно показывать действия командного пункта, который вначале действительно дал команду на уничтожение нарушителя, но потом отменил ее и поставил задачу летчику сначала на опознание цели, затем на принуждение ее к посадке, а также на выполнение предупредительного огня. Все это, особенно в те горячие дни, говорило в нашу пользу. Но, вообще, настрой, который был у американской администрации, можно было сломить лишь действуя столь же энергично: буквально на следующий день прокрутить в ООН полную пленку.
— Почему эта пленка вообще не была прокручена?
— Мы предлагали это сделать. Но предложения не были утверждены. У моряков есть поговорка: когда на море прошел шторм, на берегу много умных оказывается. Руководство комиссии решило не афишировать известные нам документы. Возможно, посчитало, что они каким-то образом могут быть использованы против нас. Или просто из любви к секретности. Мы тогда не могли объявлять голодовку или предпринимать что-нибудь более энергичное, доказывая свою правоту. Это сейчас другие времена...
— По радиообмену можно сказать, что действия пилотов и КП были квалифицированными?
— Вполне оптимальными для конкретной обстановки той ночи.
— Однако их обвиняют в том, что было проведено недостаточно предупредительных мероприятий. Как предписывается действовать в подобных случаях?
— Взаимодействие истребителя-перехватчика с воздушным судном, которое нарушило границу без оповещения, нормируется международными рекомендациями, разработанными ИКАО (международная организация гражданской авиации), и определяется национальными правилами. Со времен первых уничтожений гражданских самолетов правила ИКАО изменялись в сторону большей гуманизации. В соответствии с этим изменялись и национальные правила, в том числе и в нашей стране. Сейчас вообще запрещено открытие огня по самолету, имеющему вид пассажирского. Хотя самолет только внешне может выглядеть как гражданский. В 1983 году правила перехвата сводились к тому, чтобы исключить те трагедии, которые можно исключить. То есть, не летчик должен принимать решение на открытие огня, а высшее командование, которое, как правило, располагает большей информацией и квалифицированно отвечает за свои действия. Для боевой обстановки это, может, не всегда хорошо, но в данном случае было сделано практически все, предусмотренное правилами и возможное в той критической ситуации.
— Вы уверены, что экипаж «Боинга» заметил наш истребитель?
— Конечно, ничего нельзя утверждать с полной гарантией. Но этому случаю есть железный аналог. В 1978 году «Боинг—707» этой же авиакомпании среди бела дня оказался за тысячи километров от своей трассы — вместо Аляски залетел под Мурманск. Пилот-перехватчик Босов не просто летал у него перед кабиной, он буквально садился верхом на нарушителя. Но экипаж 707-го не обращал внимания на действия нашего истребителя. Тогда выпущенная ракета взорвалась метрах в четырех под крылом, но, слава богу, самолет удалось посадить. Из 108 пассажиров от осколков погибли двое. Из двадцати женщин и детей никто не был даже ранен. Мы тогда еще шутили, что советская ПВО слабых не обижает. Так вот, когда мы потом разговаривали с пилотами, они стыдливо сообщили, что не могли понять, чего от них хочет истребитель. Это при том, что у одного 14 тысяч часов налета, у другого — 12, и оба бывшие военные летчики. Зато пассажиры прекрасно видели истребитель и даже смеялись, что летят с эскортом, словно VIP. Так что, нам представляется, оба этих случая — следствие нецивилизованного подхода к перевозкам авиапассажиров в южнокорейской авиакомпании.
Мы докладывали наверх о том, что «Боинг» не мог, как об этом писали на Западе, «сбиться с курса» — он не был на своей трассе ни одной минуты, сразу после взлета взяв неправильный курс. Самолет летел на Сеул кратчайшим путем. Это четко видно по специальному навигационному глобусу: линия его маршрута Анкоридж — Камчатка — Сахалин — Сеул абсолютно прямолинейна,
— Может быть, причина в тон, что в бортовой компьютер была заложена неправильная программа?
— Возможно. Тут много неуясненного. Экипаж рейса 007 регулярно сообщал на землю о прохождении контрольных точек на заданной трассе, на самом деле все больше удаляясь от нее. Вполне вероятно, что бортовой компьютер показывал одни координаты, а самолет фактически проходил другие. Не исключено и то, что они могли видеть и координаты по своей плановой трассе и координаты фактического полета (комбинированный режим). Для того. чтобы более полно об этом судить, нужно сопоставить доклады переговоров пилотов 007-го с американскими и японскими наземными службами. Нужно проследить отход «Боинга» от Анкориджа, переход его из американской зоны управления воздушным движением в японскую. Безусловно, должны быть такие записи, при перелетах они ведутся во всем мире, но нас по-прежнему продолжают, грубо говоря, тыкать носом только в слова этого «рыцаря неудачи» Осиповича. А потом мы и сами с готовностью взяли всю вину на себя.
— Кстати, об Осиповиче. В интервью, «Известиям» он сказал, что видел очертания самолета, но не мог определить его тип, поскольку советские летчики не изучают иностранные гражданские самолеты. Как это понять?
— Ему пришлось слишком много отвечать на вопросы журналистов. Комиссии он об этом не говорил. Кстати, «Боинг—747» не чисто гражданский самолет. Он легко может быть переоборудован для перевозки ракет, в том числе баллистических, и других воинских грузов, впрочем, как и наши самолеты большой вместимости. Поэтому «Боинг»—747 включен в часть справочников, а такие издания не только по военным (боевым), но и гражданским (транспортным) самолетам используются во всех авиационных частях. Конечно, несерьезно утверждать, что не знали. Тем более что профессионалы находят не только те данные, которые им предписано изучать. Если бы не безлунная ночь и не облачность, он бы, конечно, увидел характерный «горб» на фюзеляже 747-го я понял, что это за машина. Но что бы это изменило? 747-й был нарушителем.
— Осипович утверждает, что «Боинг» его заметил, поскольку снизил скорость, так что СУ—15 вынужден был его обогнать.
— Это могло быть связано с тем, что незадолго перед применением оружия экипаж «Боинга» запросил у Токио очередной набор высоты, а при переходе в такой набор скорость несколько снижается. В этом ничего необычного нет. У реактивных самолетов при увеличении высоты снижается расход топлива.
— Увидел ли пилот «Боинга» предупредительные выстрелы? В том же интервью «Известиям» Осипович утверждает, что у него были только бронебойные снаряды.
— Мы принимали участие в проверке по этому поводу. Боекомплект самолета Осиповича состоял из бронебойных и трассирующих снарядов. Трассирующее снаряды показывают летчику направление трассы и стрельбы, одновременно используются для сигнализации.
— Почему Осипович не увидел иллюминаторов?
— Была ночь. В наших самолетах в это время тоже выключают освещение салона. Если бы он подлетел метров на сто-пятьдесят, он бы увидел темные, но иллюминаторы. Но вряд ли кто хотел бы оказаться на его месте, когда сложнейшая погода и топливо ограниченно. Истратишь на маневрирование, а что останется для посадки? Он мог бы пройти перед кабиной «Боинга», но в этих условиях легко «поцеловаться». Над Норвежским морем был случай, когда американский истребитель «Фантом» столкнулся с нашим ТУ—16. У них есть такой эффектный прием: минут пять лететь под крылом нашего самолета, а потом включить форсаж — сразу хвост огня — и резко вверх. Вот он вверх пошел, но не рассчитал и серьезно повредил крыло у нашего. К счастью, тогда оба самолета нормально сели, а летчики обеих стран потом, встречаясь в воздухе, энергично друг другу жестикулировали, общались, как водители на перекрестке.
— Задача стояла уничтожить цель или пресечь полет неизвестного самолета по нашей территории?
— Уничтожить цель, потому что через 90 секунд «Боинг» снова уходил в нейтральные воды.
— Ну и пусть бы уходил.
— Это сейчас так можно сказать, а тогда нельзя было дать возможность уйти неопознанному самолету, который пролетел в двух районах страны над важнейшими военными объектами. Тем более что за несколько месяцев до этого случая там же, на Востоке, американские военные самолеты провели, так сказать, серию спортивно-провокационных залетов в наше воздушное пространство над Курилами. Была очень плохая погода, и наши летчики, если бы их подняли на перехват, не могли гарантированно сесть после задания. Бывают случаи, когда летчики взлетают при видимости ниже минимума, зная, что потом или придется идти на запасной аэродром, или катапультироваться. Но руководство не разрешило тогда своим летчикам подниматься в воздух. После этого приезжала строгая комиссия, и всем досталось на полную катушку. И за дело, конечно, тоже. Ведь были и наземные средства против нахалов. Так что настрой был соответствующий.
Кроме того, хочется сказать, что ни одна страна в мире, кроме нашей, не испытывала такого воздушного прессинга. И ни одну страну потом так не стыдили за то, что она защищает свои воздушные границы. То, что произошло в сентябре 1983 года, — это трагедия. Гибель даже одного человека — это трагедия. Но, кроме эмоций, есть еще закон. И нужно руководствоваться все-таки законом. Пассажирские самолеты гибли таким образом не только в нашей стране. Так что вряд ли оправданно сваливать сейчас всю вину на прошлый советский режим.
— Нужно ли так строго поступать с нарушителями и хулиганами? Они ведь, как правило, не рискнут причинить вред.
— Не так уж давно истребитель-бомбардировщик афганских ВВС потерял ориентировку и залетел на территорию нашей южной республики. У него была боевая задача нанести удар по наземной цели, и за сорок секунд полета над нашей территорией заблудившийся пилот успел сбросить бомбы на приграничный кишлак, погибло несколько человек. Очевидно, родственники этих людей поддержат правильность той позиции, что и при нынешней ситуации воздушная граница должна быть на замке. Уж не говоря про Руста, который запросто мог столкнуться, шныряя в облаках, с каким-нибудь нашим самолетом или куда-нибудь ненароком упасть.
— Тем не менее каждый такой случай требует тщательного расследования. Дорасследованием обстоятельств и причин трагедии 1983 года занимается сейчас в Москве пятисторонняя экспертная группа. Кажется, с нашей стороны для этого созданы все благоприятные условия. Мы предоставили новые документы. Но будет ли это расследование объективным? Например, что дали обнародованные недавно данные «черного ящика» — расшифровка переговоров экипажей рейсов КАЛ погибшего 007 и 015, который шел следом?
— Эта запись не была представлена в профессиональном виде. Не разделялись слова командира, второго пилота и бортинженера. Кроме того, насколько нам известно, записи переводили специалисты по корейскому языку из КГБ, не знакомые с авиационной спецификой и взаимодействием в экипаже. Из этой пленки можно было вытянуть часть истины. Там не обязательно должны были оказаться слова типа «Смотри, командир, истребители», но даже по этой записи можно делать какие-то выводы. 007 и 015 рейсы имели задание лететь по одной трассе с интервалом в десять — пятнадцать минут, и потому, что у них оказались разные значения ветра, пилоты должны были забеспокоиться. Важно было не просто внимательно изучить эту запись, а сопоставить ее с положением Осиповича в тот момент, с изменением высоты, совместить их во времени. И даже это будет неполным. С самого начала работы комиссии мы знали, что объективная картина может получиться лишь при наложении четырех записей: разговоров внутри экипажа «Боинга», разговоров пилотов рейса 007 с рейсом 015, разговоров экипажа «Боинга» с Токио и радиообмена Осиповича с КП. Все это должно быть наложено одно на другое, выстроено во времени, сопровождено аэронавигационной прокладкой и радиолокационной проводкой. Хочется надеяться, что экспертная группа сделает это. Феномен этого полета, когда экипаж «Боинга» с удивительной пассивностью и отрешенностью от понимания все увеличивающейся опасности оказался на чужой территории и сделал все возможное для того, чтобы его сбили, требует совершенно определенного изучения, к которому и близко не приступали.

Инна НОВИКОВА.
 
Реклама
ILP

ILP

Новичок
А насколько достоверна расшифровка радиообмена Осиповича с базой?
Есть ли где аудиозапись переговоров?
 
Техник

Техник

Старожил
У нас есть пилот Су-15 тут, интересно послушать его комментарии.
ЗЫ перед пуском ракет форсаж включают всегда?
 
Topper

Topper

Старожил
Техник, не всегда. Возможно, команду на включение форсажа КП дал для того, чтобы увеличить скорость сближения с целью и, следовательно, дальность выдачи команды БРЛС "ПР" ("пуск разрашен"). Без ПР-ок не будет схода ракет, т.к. БРЛС думает, что энергетики ракет не хватит догнать цель. Включение форсажа добавляет Vо ракеты, увеличивает зону ПР, т.е. - способствует более раннему пуску УР, а это было критично, насколько я понял из текста радиообмена.
С уважением - Topper - бывший офицер боевого управления КП полка, штурман наведения 1 кл. :D ЗЫ: я не хотел бы оказаться на месте штурмана КП "Депутат".
 
ILP

ILP

Новичок
А вот еще инфа - Сахалинский инцидент. Истинная миссия рейса KAL 007.
http://uo.anadyr.org/forums/showthread.php?p=1286#post1286 - увы, ссылка уже не работает...

Роберт Аллардайс. который обсуждает инцидент в своей еще неопубликованной работе [книга Р.Аллардайса вышла в 1995 году в 2 томах - Е.К.] полагает, что первый голос принадлежит военному диспетчеру, который связался с гражданским диспетчером в Анкоридже, следуя стандартной процедуре согласования полетного плана, установленной Министерством обороны США. Ларри Портер, который лично знал диспетчера ДеГармо, говорит что второй голос принадлежал именно ему.

ДеГармо полагал, что KAL 007 направлялся в советское воздушное пространство без разрешения и находился поэтому в смертельной опасности, но ничего не сделал? Если это так, приказал ли ему кто-то держаться подальше от вещей, смысла которых он не понимает? Кого имел в виду военный авиадиспетчер с базы Элмендорф? Был ли то KAL 007 или военный самолет, на котором кто-то из экипажа говорил по-корейски? Если самолет, на котором кто-то знал корейский язык, вылетел из Анкориджа, где находится авиабаза Элмендорф, то почему об этом не знал военный диспетчер? Почему он мог предположить что это был гражданский самолет и, таким образом, ответственность за него лежала на Анкориджском центре управления гражданским воздушным движением? Сам ДеГармо должен был видеть его на радаре (гражданском или военном, к которому он имел ограниченный доступ) вот время последней части его пути. О чем он думал, когда без всяких вопросов принял доклад о проходе KAL 007 контрольной точки NABIE, переданный через KAL 015, что должно было бы показаться ему странным? Как читатель увидит, по мере того как мы будем продвигаться дальше, на некоторые вопросы в случае KAL 007 можно ответить только тогда, когда станут яснее более крупные по масштабам события.

Аллардайсе не имел доступа к анализам лаборатории Иватсу и не понял, что KAL 007 находился в радиусе приема VHF антенны на острове Св. Павла. Он пришел к выводу, что KAL 007 находился слишком далеко от Св. Павла, чтобы его могли услышать и попросил KAL 015 ретранслировать для него сообщение. Прокладывая возможный путь для KAL 007, он провел границу зоны неопределенности, в которой мог бы быть обнаружен самолет, в 205-220 морских миль к северу от курса. Это помещало его в пределах 206 морских миль от Св. Павла. По оценке Аллардайса максимальный радиус антенн VHF Св. Павла составляет 205 морских миль и он посчитал этот факт доказательством того, что KAL 007 был вне пределов радиус действия VHF.

Пытаясь понять поведение KAL 007 важно знать, находился ли самолет в радиусе действия VHF или нет. Спектрографический анализ доктора Цубои доказывает, что самолет находился в радиусе действия VHF. Вычисления Аллардайса скорее всего показывают, что это не так. Я проверил вычисления Аллардайса и нашел ошибку в его вычислениях радиуса VHF. Для вычисления расстояния до визуального горизонта используется формула D=2,1vh , где D (настояние в морских милях) равно квадратному корню из высоты h, положения наблюдателя (или антенны) в метрах, умноженному на коэффициент 2,1. Для самолета на высоте 31000 футов горизонт будет находиться в 204 морских милях. Антенна на острове Св. Павла имеет высоту 657 футов. Применяя ту же самую формулу, мы получаем расстояние в 30 морских миль для горизонта антенны. Две величины добавлены для того, чтобы определить максимальное расстояние на котором самолет, летящий на высоте 31000 метров, мог бы видеть вершину антенны высотой 657 футов и получить ее сигнал. Это дает нам 204+30=234 морских мили.

Аллардайс просто добавил 657 футов к высоте 31000 футов и вычислил положение линии горизонта основываясь на высоте 31657 футов. Оказалось, что это расстояние составляет 205,6 морских мили. Поскольку на основе это свидетельства он вычислил, возможно точно, что KAL 007 прошел на расстоянии 206 морских миль от острова Св.Павла, то он был убежден, что самолет был вне пределов радиуса действия антенны, хотя и совсем немного. Когда я проверил радиус VHF по вычислениям Аллардайса и понял что они были неверными, я попросил Джона Кеппела сообщить ему о моих находках. Аллардайс любезно признал, что сделал ошибку и что радиус на самом деле составлял 234 морских мили. Отчет ИКАО, опубликованный 1 июня 1993 года, на стр. 45 в параграфе 2.7.3. показывает, что в контрольной точке NABIE KAL 007 находился приблизительно в 60 морских милях к северу от своего маршрута. Поскольку в точке NABIE маршрут проходит в 140 морских милях от антенны на Св. Павле, из этого, согласно ИКАО, вытекает, что KAL 007 находился примерно в 200 морских милях от антенны Св. Павла. Можно сделать, следовательно, вывод, что KAL 007 находился в радиусе действия VHF.

Почему тогда KAL 015 предал отчет о местоположении KAL 007 над NABIE, а не попросил KAL 07 передать отчет самому? Это заставило подумать тех, кто позднее исследовал анкориджскую пленку, что KAL 007 находился вне радиуса действия антенны по маршруту и, таким образом, гораздо дальше, чем это было на самом деле. Тем не менее, точно также можно было бы сказать, что с его положения на траверзе NABIE на протяжении всего маршрута и до того места, где он был уничтожен у западного побережья Хонсю, у нас никаких убедительных свидетельств того, каким курсом KAL 007 следовал на самом деле.

У нас есть американская карта, на которой предположительно показаны перехваченные данные слежения советского радара по курсу корейского авиалайнера и два набора курсовых данных, которые, как нам было сказано, записаны цифровым бортовым самописцем KAL 007 - и все три набора данных отличаются друг от друга. Для отчета 1993 года русские также предоставили ИКАО данные, которые включали два различных радарных следа, идущих по направлению к Камчатке и оба были представлены ИКАО как маршруты корейского лайнера. Все эти данные, американские и русские, несмотря на то, что они противоречат друг другу, могут принести пользу. Они почти наверняка представляют собой курсы, по которым летели в то время один или несколько интересующих нас самолетов. Данные могут анализироваться вместе с другими свидетельствами и способны сказать нам нечто ценное. Тем не менее, в данном случае вопрос заключается в том, какой из них, если вообще какой-нибудь из этих следов принадлежал KAL 007?

Сопоставляя имеющиеся свидетельства мы когда-нибудь получим то, что разрешит вопрос о курсе KAL 007 через Берингово море и северную часть Тихого океана. Существуют две альтернативы. Одна из них заключается в том, что со своей позиции на траверзе NABIE авиалайнер летел значительно более северным курсом и появился к северу от Шемия и к юго-востоку от острова Карагинский, где, как маршал Огарков (немного неопределенно) сказал, он был зафиксирован советским радаром и после встречи с RC-135, пролетел над Камчаткой, Охотским морем и Сахалином, и затем, чего Огарков не сказал, повернул к югу и полетел к побережью Японии. Другая альтернатива заключается в том, что KAL 007 держался более южного курса через Берингово море и южную часть Тихого океана, прошел к югу от Камчатки, пересек гряду Курильских островов и Охотское море, прошел над проливом Лаперуза между Сахалином и Хоккайдо и затем повернул к югу. В этом случае он не пролетал бы над советской территорией.

В главе 17 я рассмотрю свидетельства, предполагающие, что КАL 007 следовал более южному из этих двух маршрутов. В этой главе мы уже видели факты, которые делают это предположение правдоподобным. На траверзе NABIE KAL 007 создал впечатление, что он был вне радиуса действия радара VHF, хотя на самом деле это было не так. В то же самое время, как кажется, он говорил на корейском с военным самолетом к северу, который находился вне радиуса VHF на острове Св. Павла. Таким образом, KAL 007 не мог следовать северном курсе, в то время как военный самолет, на котором говорили на корейском, по всей видимости, на более северном курсе находился.

Мы также видели, что доклад о пролете NABIE KAL 007 передал KAL 015 и мы увидим позднее, что это произошло вновь в контрольной точке NEEVA. Хотя оба отчета утверждали, что KAL 007 находился на курсе, тот факт что KAL 007 сам не передавал этой информации, подразумевает, впрочем, неправильно, как мы еще увидим, что он находился слишком далеко к северу.

После VHF доклада о прохождении NABIE, KAL 007 или другой самолет, передававший вместо него, сделал несколько сообщений по HF в Анкоридж и Токио, которые были записаны. К сожалению, когда доктор Цубои проводил свой анализ, он не имел этих сообщений в своей базе данных. Объективный спектрографический анализ и анализ голосовых отпечатков мог быть проведен по HF-отчету KAL 007 о прохождении контрольной точки NIPPI. Официальный отчет о событиях помещает KAL 007, в это время только что пересекшего Камчатку и выходящего из ее воздушного пространства, в международное воздушное пространство над Охотским морем.
 
ILP

ILP

Новичок
Продолжение.....

Позиционный отчет о прохождении точки NIPPI, кто бы его ни послал, был на самом деле сделан с того места, где официальная история помещает KAL 007 в то время (17:08 GMT), оно без всякого сомнения было бы записано Советами и положение самолета определено по данным советского радара. Если бы сообщение было послано с этой позиции, отчет о проходе NIPPI по всей вероятности известил бы Советы, что один из самолетов, приближающийся со стороны Охотского моря, мог бы быть гражданским лайнером с пассажирами на борту.

Но я забегаю вперед. Позвольте мне вернуться к движению самолета, был ли то KAL 007 или его имитатор, идущего по курсу, пересекающему Берингово море. Для того, чтобы избежать излишних сложностей в изложении материала этой главы, я буду обращаться к самолету, летящему северным курсом, как к KAL 007. Многие из факторов, влияющих на движение самолета по этому маршруту были бы теми же самыми независимо от того, кто летел по этому маршруту, KAL 007 или его имитатор.

Когда KAL 015 передавал отчет о проходе NABIE от имени KAL 007, он также указал его примерное время прибытия (ETA) в контрольную точку NEEVA. Но менее чем через десять минут, в 14:44:09 KAL 007 вызвал Анкоридж непосредственно по его HF радио, которое имеет гораздо больший радиус действия чем VHF. В это время он повторил весь рапорт о позиции, что весьма необычно. Еще более странен тот факт, что в нем было пересмотрено время прибытия в NEEVA и указано новое время – 15:53.

Хотя расстояние между NABIE и NEEVA составляет 593 морских мили, четырехминутная задержка после десяти минут полетного времени просто невозможна. Объяснение может заключаться в том, что первая оценка, данная Анкориджу KAL 015 от имени KAL 007 была сделана самим KAL 015 и базировалась на рассчитанном при помощи компьютера плане полета KAL 007 без координации с последним. KAL 007, застигнутый врасплох, тем временем сделал изменения в своих оценках и должен был пересмотреть свой ETA в сторону повышения.

Расчетное время прибытия KAL 007 в NEEVA, «перенаправленное» KAL 015, было в точности временем, указанным в компьютеризированном плане полета, который предполагал встречный ветер со скоростью 35 узлов. В действительности ветер в том месте, о котором KAL 007 сообщил как о NABIE, имел скорость 65 узлов и направление движения 250 градусов, что дало встречный ветер со скоростью 60 узлов. Это уменьшило бы среднюю скорость (которая была вычислена для встречного ветра со скоростью 35 узлов) на 25 узлов и привело бы к задержке в прибытии в NEEVA точно на четыре минуты. Понимая это, KAL 007 скорректировал свое ETA до 15:53 GMT. Это обстоятельство поддерживает идею о том, что отчет о прохождении NABIE переданный KAL 015, не исходил от KAL 007.

Тем не менее, KAL 007 сообщил о прохождении NEEVA не в скорректированное ETA, а лишь после дополнительной пятиминутной задержки, в 15:58 GMT, в дополнение к четырехминутной задержке, о которой уже было объявлено и к двум минутам опоздания KAL 007 с прибытием в NABIE по отношению к его компьютеризированному плану полета. Позиционный отчет KAL 007 был передан KAL 015 еще раз. И вновь было что-то странное в передаче. KAL 015 вызвал Анкоридж в 16:00:39 для того, чтобы сообщить о проходе авиалайнером-«двойником» контрольной точки в 15:58. Двух минут и 39 секунд не достаточно, чтобы завершить процедуру передачи, которую я обрисовал выше. Тем не менее, как я полагаю, мы должны принять во внимание тот факт, что данные для отчета были предоставлены самим KAL 007. Сообщенная девятиминутная задержка после NABIE была слишком странной для отчета, который был заранее заготовленным сообщением, посланным KAL 015 от имени KAL 007 без предварительных консультаций.

Как сказано выше, четыре минуты задержки могут быть приписаны более сильному, чем ожидалось, встречному ветру, который KAL 007 принял в расчет, вычисляя свою скорректированную ETA. Но как быть с другими пятью минутами? Они являются результатом дополнительного снижения скорости на 23 узла, что нельзя приписать метеорологическим условиям. KAL 007 сообщил о прохождении NEEVA в 15:58. KAL 015 прошел ее в 16:02. Различие в 14 минут между ними при вылете из Анкориджа сократилось до двенадцати минут в BETHEL и до одиннадцати минут в NABIE. Сейчас, в NEEVA, оно не превышает четырех минут. Могло бы показаться, что KAL 007 специально замедлил скорость на этом отрезке пути.

Советы сказали, что перед тем как войти в воздушное пространство Камчатки, самолет-нарушитель летел крыло к крылу с RC-135. Маршал Огарков дал детальное описание рандеву и показал план полета двух самолетов на своей карте во время пресс-конференции для западных журналистов 9 сентября 1983 года. Огарков сказал:

Я особо хочу привлечь ваше внимание к тому факту, что южнокорейский самолет вошел в зону обнаружения советских радарных систем в районе, который постоянно патрулируется американскими разведывательными самолетами, в особенности RC-135. На этот раз мы обнаружили RC-135 в этом районе в 2:45 утра местного [камчатского – М.Б.] времени 1 сентября. Как было зарегистрировано советскими радарными системами на протяжении двух часов, он осуществлял здесь странное патрулирование. В 4:51 утра камчатского времени [15:41 GMT – М.Б.] другой самолет с отметкой, аналогичной той, которую оставляет RC-135, был обнаружен в том же само районе и на той же самой высоте – 8000 метров. Самолеты приблизились друг к другу [вплоть до слияния их радарных отметок на экране – М.Б.] и затем летели вместе некоторое время [около девяти минут – М.Б.]. Затем один из них, как наблюдалось и ранее, взял курс на Аляску, но другой отправился в сторону Петропавловска-Камчатского. Естественно, командные посты советских ПВО сделали вывод, что к воздушному пространству СССР приближается самолет-разведчик.

Тот факт, что два самолета, летели достаточно близко для того, чтобы казаться одной радарной отметкой на протяжении десяти минут предполагает, что самолет нуждался в топливе и танкер KC-135 заправлял его.
 
ILP

ILP

Новичок
Окончание....

Многие наблюдатели размышляли о причинах задержки KAL 007 на отрезке NABIE-NEEVA. Советы предположили, что сорокаминутная задержка, с которой KAL007 покинул Анкоридж по отношению к своему первоначальному расписанию была сделана для более эффективной координации с последовательными проходами над Камчаткой и Сахалином американского спутника электронной разведки, который они называли Ferret D и который по международной терминологии оказался 1982 41 С. Движение этого спутника не кажется вероятной причиной задержки KAL 007 (или самолета, который его имитировал) на отрезке NABIE-NEEVA. Траектория была полностью предсказуемой. Если бы целью была координация с KAL 007, изменения могли бы быть встроены в расписание самолета прежде, чем он вылетел из Анкориджа, а не «на ходу», как предположили это Советы.

Предполагалось также, что задержка KAL 007 на отрезке NABIE-NEEVA была сделана для того, чтобы обеспечить координацию с RC-135, который, как признали Соединенные Штаты, находился в этом районе некоторое время «на заданной орбите» и должен был дважды пересечь маршрут KAL 007. Если принять во внимание, что координация расписаний полета двух самолетов была необходимой, для RC-135 кажется проще прекратить описывать круги раньше, чем требовать от KAL 007 задержки полета на четыре минуты на отрезке NABIE-NEEVA, за которую ветер не несет ответственности. Тем не менее, у нас нет полного отчета об американских самолетах и их операциях в районе к юго-востоку от острова Карагинский и к северу от NEEVA. В военных операциях непредвиденные события часто приводят к неожиданным задержкам. В этой связи может быть будет уместно напомнить, что на следующем отрезке пути NEEVA-NIPPI KAL 007 сообщил о прибытии в NIPPI, которое показало скорость превышающую ту, которая значилась в его полетном плане. Кажется что он нагонял время, потерянное на предыдущем отрезке пути.

Говорили также, что KAL 007 замедлил свою скорость на отрезке NABIE-NEEVA намеренно, в надежде выглядеть как RC-135 на советском радаре. Если это было действительно так, то у KAL 007 была бы причина лететь со скоростью RС-135 в 430 узлов, а не со своей нормальной скоростью от 480 до 500 узлов на 250-мильном отрезке пути между NEEVA и границей советского воздушного пространства. Факторы времени и расстояния в докладе о положении KAL 007 должны были быть точными или почти точными, если, как это было на самом деле, авиалайнер был готов прибыть вовремя в Ниигату. Если бы корейский авиалайнер летел со скоростью RС-135 первые 250 морских миль пути, немногим меньше половины полного расстояния своего последующего отрезка (между NEEVA и NIPPI), мы могли бы ожидать соответствующую скорость авиалайнера, отраженную в его позиционном отчете в NIPPI. Но доклад капитана Чуна о местоположении самолета в точке NIPPI показывает среднюю скорость относительно земли на этом участке около 480 узлов, несмотря на встречный ветер со скоростью 50 узлов, что заметно больше 463 узлов, предусмотренных на этом отрезке пути его полетным планом.

Тем не менее, мало оснований сомневаться в заявлениях Советов, что они идентифицировали самолет, направляющийся к Камчатке и упомянутый Огарковым как RC-135. Например, этот самолет летел на высоте 8000 метров (26000 футов), на той высоте, которой придерживался RC-135 во время обычных миссий, а не на высоте 31000 футов, на которой находился KAL 007 или на высоте 33000 футов, на которую ему было разрешено подняться сразу после прохождения контрольной точки NEEVA. Более того, приближающийся самолет летел со скоростью RC-135, а не со скоростью Боинга 747.

Хотя другой из двух упомянутых Огарковым самолетов, встретившихся к юго-востоку от острова Карагинского, без сомнения, как сказали и маршал Огарков и американцы, «взял курс назад к Аляске», не следует думать: то, что Советы в последующем видели только одиночный самолет, идущий в западном направлении в сторону Камчатки. В отчете ИКАО 1993 года на страницах 48 и 50 напечатаны две советские карты, каждая из которых показывает радарный след самолета, приближающегося к Камчатке с востока. Один из этих самолетов обозначен как «КЕ 007», а другой, как другой вовлеченный в операцию корейский авиалайнер, принимая во внимания тональность отчета – то есть историю об одном сбитом самолете-нарушителе.

Карты нарисованы в разных масштабах. Когда вы приводите их к одному и тому же масштабу, становится очевидным, что два радарных следа самолетов, приближающихся к Камчатке отличаются друг от друга и не могут относиться к одному и тому же самолету. Тем не менее, это тоже не соответствует истине. Как станет ясно в главе 15, когда вы анализируете карты внимательно, то увидите, что они содержат инфориацию о трех или четырех различных самолетах, приближающихся к Камчатке, или уже пролетающих над ней. Из них два летят со скоростью, которую KAL 007 не смог бы достичь, один примерно со скоростью звука и другой со скоростью намного выше скорости звука. На одной из карт оба маршрута помечены номером слежения 6065, что, как ясно из других свидетельств означает, «военный, возможно вражеский».

Есть причины заключить, что ни один из этих маршрутов, полученных по данным радаров, не относится к KAL 007. Он мог находиться на северном курсе, мог приближаться к Камчатке, и мог пролететь над ней. Но у нас нет никаких доказательств того, что он это сделал. В обоих случаях, в отлете KAL 007 из Анкориджа и его полета через Берингово море мы видели несколько вещей, которые требуют объяснения. Почему его экипаж был отправлен в полет из Анкориджа, несмотря на наличие другого экипажа? Почему KAL 007 не послал свой собственный отчет о прохождении NABIE, когда он находился в радиусе действия антенны VHF на острове Св. Павла? Почему на траверзе NABIE его пилот говорил на корейском языке с самолетом, который находился севернее, и который, был, скорее всего, военным? Почему он не послал свой собственный отчет о прохождении NEEVA? Одна из гипотез, которую отчет ИКАО не смог проанализировать, заключается в то, что отклонение KAL 007 от предписанного курса было преднамеренным с самого начала.
 
vm

vm

фрапессор
Мля... опять :( И какая, нах, семнадцатая годовщина в 2007-м году?

ILP, извините, но сочинение Брюна - тут уже такой боян, что.... это даже оскоминой не назовешь...
 
Реклама
ILP

ILP

Новичок
А каков таки официальный вердикт? Со стороны РФ?
Стока лет -прошло, пора признаться.
То что какой-то борт был сбит - сомнений нет. Но какой?
Я нигде не читал официального сообщения, что поднятые обломки однозначно идентифицированы как от Боинга-747.
Я 1 сент. 1983 (тогда Андропов был генсеком) жил в Южно-Сахалинске.
Информации в прессе тогда было почти ничего... у меня сохранились вырезки из газет... однако ясной картины нет - так были люди на борту или нет?
Я сказал, именно люди, а не пассажиры. Ясно дело - экипаж был.
А КК Чун - бывший пилот южнокорейских ВВС. Опытный летчик.
Извините, сбиться с курса на огромное расстояние и не заметить...
Да и диспетчера с Хоккайдо - что, не видели где находится борт?
... тайна покрытая мраком.
Где то видел инфу - что Джамбо приводнился на мелководье недалеко от Невельска, все остались живы, КГБ всех куда-то вывез (среди пассажиров был сенатор США), самолет отбуксировали на глубину и взорвали. А потом для понта устроили поиски...
 
vm

vm

фрапессор
ILP, официальный вердикт со стороны РФ никого не интерсует, т.к. интересовал вердикт со стороны СССР. А он простой - нарушил, не опознался, не обозначил себя, был сбит, в соответсвии с законами страны. О погибших - глубоко сожалеем. О чем ТАСС был "уполномочен заявить" и, вообще-то заявил.

РФ, в лице властей, в этой эпопее "признаваться" в общем-то не в чем, не этой страны компетнеция. А той - уже 15 оет как нету..

Все публикации типа Брюновсих - просто прежевывания старых сплетен и недомолвок. Из серии "были ли американцы на Луне"..
 
Lemon

Lemon

Из рода цитрусовых
... однако ясной картины нет - так были люди на борту или нет?
Смотрел несколько передач, посвящённых данному инциденту. Участники поисковых работ утверждали, что были найдены останки лишь нескольких человек, принадлежавшие членам экипажа. А двухсот с лишним пассажиров там не было и в помине...
 
ILP

ILP

Новичок
Вот только вопросы остались прежние:

Ознакомился я с "обсуждением" данной темы.
Вот только вопросы остались прежние:
1. Где тела пассажиров? (раз уж СССР признал, что ВВС сбили ПАССАЖИРСКИЙ борт)
2. От какого самолёта передал Ельцин в 1993 г. "черные ящики"?
3. Где официальное подтверждение, что найденные обломки принадлежат Боингу-747?
....
Ремарка: через несколько дней (запамятовал!) в Южно-Сахалинске на крыше пограничного госпиталя ночью был установлен фашистский флаг.
 
ILP

ILP

Новичок
Была такая команда: "Уничтожить!"

Была такая команда: "Уничтожить!"

Рассказывает очевидец трагедии южнокорейского самолета Анатолий Витязев
Начальником штаба 59-й авиационной дивизии, которая базировалась на Сахалине и островах Курильской гряды, был в тот момент коренной челябинец полковник Анатолий Петрович Витязев....
http://www.chelpress.ru/newspapers/chelrab/archive/31-08-1999/2/A19020.DOC.shtml
 
Техник

Техник

Старожил
Вот что Су-15 написал
Цитата:
Сообщение от Техник
su15,
http://aviaforum.ru/threads/420
Обговорено все давно, но интересно и Вас послушать.


Извини, сразу не ответил...
Радиобмен вызывает некоторые сомнения в подлинности.
Для пуска ракет разрешение на включение форсажа не запрашивают.
В крайнем случает летчик может временно включить его сам, если мала скорость сближения для срабатывания системы захвата цели.

...."КРУГ СЕДЬМОЙ. На месте падения 747-го советский ВМФ провел секретную операцию по поиску обломков самолета. Но водолазы не нашли ни одного (!) из погибших. Зато обнаружили огромное количество одинаковых кроссовок на левую ногу... Еще один момент - японские рыбаки периодически на месте трагедии поднимают в своих сетях куски титана, который не применяется в гражданском самолетостроении, зато активно используется в конструкциях боевых машин. Как всегда, в наших катастрофах в этой истории больше вопросов, чем ответов. Известно, что Су-15 в 1993 году был снят с вооружения. Геннадий Осипович, по-солдатски честно выполнивший свой долг, получил за это орден Красной Звезды, был переведен с Сахалина в Майкоп, где дослужился до неудачного катапультирования с повреждением позвоночника, был комиссован."
http://novostivl.ru/old.php?sstring=...g&t=000324ag01
http://aviaforum.ru/showthread.php?p=247765#post247765
 
ink_66

ink_66

Местный
Что то не понятно.... Разве на серийных Су-15 стояли пушки?
 
Реклама
V

vigger

Испытатель стюардесс
Всей правды мы не узнаем никогда, как и про 9-11.
Есть определенные договоренности между США и СССР и РФ, как правопреемницей.

Зам гл. редактора газеты "Боевая Вахта" в свое время мне сказал, что это был лучший день советской авиации ПВО на ДВ и амеры крепко получили по зубам.
Ныне умерший командир Ми-8, летавший на Камчатке рассказал мне, что в тот день все борта с из их а/п были посланы на поиски места падения самолета. НА КАМЧАТКЕ!!!
И 2 места падения были найдены, следы горючего и куча мелких ячеистых обломков. И туда были высланы траулеры.
Вот и думай что хошь, и может не всё у Брюна - гон с мехами и кнопочками?!!!

А про пушку - вариантов два: либо все врут безбожно, либо вместо ПТБ была кассета УПК-23-250 с пушками ГШ-23Л (23 мм, 250 снарядов)
 
Последнее редактирование: