Пауэрс,реальные события.

Г

гн.виктор

Новичок
Таран века.


Я Виктор Гнездилов, сын Ивана Яковлевича Гнездилова, совершившего таран 1 мая 1960г. По образованию я радиоинженер, специальность - радиолокация. На военной кафедре при институте изучал СНР С-75 типа “Волхов” и “Десна”.

Моё первое сообщение было рассчитано на широкий круг читателей. Первая опубликованная мной версия была неудачной. Информации по существу – только рассказ отца. Да ещё забыл, что документы зашифрованы. Не ожидал, что даже после публикации архивных документов нужно будет ещё кому-то, что-то доказывать.

Некоторые выводы в моём первом сообщении были ошибочны, но есть вещи очевидные, которые у профессионалов сомнений не вызвали. Основной защитой “U-2” были системы радиопротиводействия и большая высота полёта. Посредством незащищённых от помех РЛС сантиметрового и дециметрового диапазонов точное наведение истребителей, и тем более ракет было не возможно. При правильном применении лётчиком системы постановки активных помех и умелом маневрировании U-2 был практически неуязвим.

Сейчас - для профессионалов. Вычислить истинное предназначение “Грэнжера” и все радиолокационные фокусы для меня проблемы не составило, для профессионалов, естественно тоже. Сейчас это азбука ЗРВ, а в конце 50-х о постановщиках активных помех в ЗРВ было не известно. Первые модификации СНР типа С-75 не были приспособлены для стрельбы по постановщикам активных помех. U-2 был надёжно защищён системами радиопротиводействия. Описание событий 1.05.1960г. свидетельствует о наличии нескольких приёмо-передатчиков на борту U-2. Логически проявляются следующие системы:

- п/п для постановки помех СНР <Двина>, диапазон 12см.

- п/п для постановки помех СНР <Десна>, диапазон 6см.

- п/п для постановки помех РЛС кругового обзора П-30 диапазон ДМВ. РЛС обслуживала КП 57зрбр, КП Армии и ПНА (пункт наведения авиации). Все эти службы располагались в одном здании.

- п/п для постановки помех ПРВ (передвижные радиовысотомеры)-ДМВ -диапазон.

- п/п для постановки помех радиолокационным прицелам истребителей, диапазон 2см (предположительно).

- приёмник команд телеуправления ракетой от СНР. При пуске ракет по наличию команд телеуправления постановщик помех автоматически генерировал отметки от множества целей, в результате чего, ракеты отклонялись и уходили на самоликвидацию.

В документах этот эффект описан как постановка пассивных помех или падение обломков цели. Это помехи заградительного характера. Имелась возможность включения помех с пульта управления. Постановка помех РЛП истребителей вполне логична для бомбардировщиков в ночных условиях. Провоцировался преждевременный пуск ракет истребителя. Для самолёта-разведчика включённый передатчик постановщика помех истребителю в дневных условиях приносил больше вреда, чем пользы. Увод фиктивной отметки цели по скорости давал некоторые шансы для U-2, но надёжной защиты не обеспечивал. Логично предположить, что передатчик был отключён, работала только приёмная часть, которая позволяла контролировать обстановку со стороны задней полусферы. На высоте 20000м U-2 имел большое преимущество по маневренности перед истребителем. В кабине имелся блок индикации облучения БРЛС истребителя с задней полусферы, который измерял расстояние до истребителя и скорость сближения. Обстановка со стороны задней полусферы полностью была под контролем, но Пауэрс во время атаки третьего СУ-9 возможностью маневра не воспользовался… и был сбит.

ЗРК С-75 дополнительно к СНР были укомплектованы станциями разведки и целеуказания СРЦ П-12. РЛС этого типа позволяли определять только азимут и дальность. Диапазон СРЦ – метровый. По причине ограниченности энергетических ресурсов самолёта, постановка активных помех для СРЦ не применялась. Это один из ключевых моментов при расшифровке калек. Территориально СРЦ располагались на позициях ЗРВ, но входили в состав РТВ. Точки на кальке СРЦ не указаны умышленно. Попытка восстановить эти точки приведёт к оценке общей помеховой обстановки.

В конце сообщения я дам ссылки на некоторые документы и чисто для экономии времени акцентирую внимание на некоторых моментах. Думаю, что этого будет достаточно. Приведу своё первое сообщение с некоторыми дополнениями по существу.

К пресечению полётов U-2 в ВВС готовились. Для этого был создан новейший сверхзвуковой истребитель Т-3 (СУ-9).

ТТХ серийного СУ-9 позволяли сбивать цели на высоте 22000м. Была создана спецгруппа охотников на U-2. Лётный состав спецгруппы на СУ-9 комплектовался из числа наиболее подготовленных лётчиков на перехватчиках МиГ-17ПФГ. Лётчиков на СУ-9 – основных участников облавы на U-2, Е.Я. Савицкий отбирал лично. Критерии отбора были жёсткими – лётчики должны быть высшего класса. Кандидат должен был иметь рекомендации от двух Героев Советского Союза,- непосредственных командиров и на глазах у Е.Я Савицкого провести воздушный бой с Героем Советского Союза на предельных возможностях лётчиков и самолётов. Савицкий лично наблюдал за боем и оценивал кандидата. Только после этого возможно было получить предложение от Савицкого. Служить под непосредственным руководством Савицкого было престижно, но и требования к лётчикам предъявлялись особые. Просто квалификации первого класса было не достаточно. Принадлежность к спецгруппе Савицкого многократно повышала шансы на встречу с U-2. Лётчику, который собьёт U-2, Хрущёв обещал звание Герой Советского Союза. Мотивация была высокой. Отец вспоминал свой контрольный бой с Героем Советского Союза Медведевым (23 воздушные победы)- сплошные “фирменные” финты. Из всех фигур высшего пилотажа знаком был только штопор. Все его прежние представления по «мирной» аэродинамике, и возможностях самолёта, были разрушены. Об инструкциях вспоминать даже не уместно. Всё это было полной неожиданностью для лётчиков до этого обученных летать строго в пределах инструкции. Лётчики проверялись в экстремальных условиях без предварительной тренировки. Таким методом было отобрано около 30 человек. Е.Я. Савицкий утверждал программы, контролировал уровень лётной подготовки на СУ-9 отобранных лётчиков и знал всех лётчиков поимённо. Это была Гвардия Савицкого. Они были первыми инструкторами на Т-3 (с января 1961года – СУ-9). Лётчики готовились для перехвата целей типа U-2 и были распределены по разным аэродромам, перекрывая наиболее вероятные направления полётов самолётов-шпионов. Кроме того этим лётчикам предстояло обучать полки на СУ-9, отрабатывать тактику боевого применения, испытывать новые системы и оборудование. Эти летчики внесли значительный вклад в создание авиационной составляющей системы ПВО СССР. Савицкий верил в своих лётчиков, они отвечали ему тем же. Не оправдать доверия своего легендарного командира считалось самым страшным позором.

В перехвате U-2 Пауэрса участвовало четыре истребителя СУ-9. Фамилии лётчиков в порядке вылета на перехват: - к-н Сакович, к-н Ментюков, к-н Гнездилов, к-н Ракинцев. Знаю, что два лётчика – Сакович и Гнездилов были из числа отобранных Савицким. Это точно. О классе лётчиков Савицкого судите сами. Сакович на СУ-9 пролетел под Коммунальным мостом в Новосибирске (это было не хулиганство, а вопрос чести), первым в ВВС совершил посадку на СУ-9 на грунтовый аэродром. Отец рассказывал о своей посадке на СУ-9 ночью при нижней кромке облаков 50м, (при аварийном двигателе), проверял возможность полётов на СУ-9 с грунта, но уже в зимних условиях, экспериментальных полётах «вслепую»- только по приборам при зашторенной кабине, о полётах на сверхзвуке на малых высотах, перехватах Як-РВ. Всё это делалось при отсутствии какой-либо автоматики.

Самолёты были “сырые”, всё было впервые. Первые полёты истребителей в стратосфере – полёты экстремальные для людей, да и для техники тоже. По ходу эксплуатации шла и модернизация. В первую очередь это касалось приборов. Разработанные ранее приборы не выдерживали перегрузок, давали неверные показания, часто выходили из строя. На первых СУ-9 авиагоризонт дублировали бутылкой с водой. СУ-9 ошибок не прощал. Не достаточно надёжным был двигатель. При остановке двигателя не работал гидропривод рулевого управления, и истребитель с малыми крыльями не мог планировать. Про Су-9 отец говорил: «ещё не ракета, но уже не самолёт».

Этот рассказ я услышал в начале 2012 года от отца, – непосредственного участника операции 1-го мая 1960 года в небе над Свердловском, майора в отставке Ивана Яковлевича Гнездилова. Бывшего летчика-истребителя 61 ИАП в.ч. 54804. Постараюсь привести этот рассказ если не дословно, то без искажения смысла.

“В конце апреля 1960 года три лётчика 61 ИАП, который дислоцировался в городе Барановичи, получили задание – принять на заводе четыре самолёта Т–3 (впоследствии переименованы в СУ-9) и перегнать новую технику в часть по маршруту: - Новосибирск – Свердловск - Раменское – Барановичи. Своих подготовленных лётчиков не хватало. В авиакатастрофе на Су-9, 8 марта 1960г погиб старший лейтенант Пономаренко, поэтому к нам был прикомандирован капитан Ментюков.

На заводе приняли самолёты. К обеду 30 апреля все акты были подписаны, не хватало только подписи генерального директора завода. Генеральный директор отсутствовал и должен был появиться только после праздников, а без его подписи разрешения на вылет не давали. Перспективы открывались не радостные. Пошли договариваться с руководством завода. Нам пошли навстречу и разрешение на вылет, в конце концов, было получено. Солнце уже было на закате. Лететь предстояло ночью. Трое решили лететь в ночь. Хотя опыта ночных полётов на СУ-9 ни у кого из нас не было, проблемы в этом не видели. Ментюков сказал, что он не уверен в своих возможностях. Сослался на отсутствие опыта ночных полётов и не знание аэродромов. Посадка на СУ-9 имела свою специфику - самолёт слабо планировал и имел высокую посадочную скорость. Неуверенность могла дорого обойтись. Если лётчик не уверен в своих возможностях,- решили не рисковать. По этой причине вылет отложили на утро 1 мая. К обеду к праздничному столу вполне успевали. Перегон – полёт прогулочный, по этой причине мы не взяли с собой противоперегрузочных костюмов. Взяли только гермошлемы для связи. Вооружения на самолётах тоже не было. Ракетами самолёты комплектовались по прибытии в часть. Лететь решили двумя парами. Первая пара: А.Сакович – И. Ментюков, ведущий капитан А. Сакович. Я был ведущим во второй паре. Рано утром вылетела первая пара, вторая пара вылетела минут через 20 – 25. Полёт до Свердловска прошёл без приключений. Как развивались дальнейшие события? После посадки на аэродроме в Кольцово А. Сакович и И. Ментюков получили приказ на перехват. Целью был самолёт U-2.

Первым на таран пошёл Сакович. Таран не удался по не зависящей от лётчика причине - просто не правильно навели на цель. По словам Саковича, цели он даже не видел. Наводили на высоту цели 10км. (В это время цель находилась на высоте 20км). Поиск результатов не дал. Топливо кончалось. Пришлось прекратить задание. Посадил самолёт практически с пустыми баками на грунтовый аэродром. ( По-моему в Троицке, или где-то рядом)<авт.> Анатолий Сакович был моим другом, я был участником операции, поэтому он был со мной вполне откровенен, да и скрывать ему по существу было нечего.

Вторым на таран пошёл Ментюков. До этого я был не знаком с этим лётчиком. Познакомились во время выполнения задания по приёмке и перегону самолётов. По существу могу рассказать следующий эпизод. Точную дату назвать не могу, прошло всё-таки более 50-ти лет. Было это в конце мая или в июне 1960 года. Я получил весьма странный приказ – взять с собой противоперегрузочный костюм, двух специально обученных солдат, для одевания этого костюма и прибыть в Свердловск. Полётное задание я должен был получить на месте. Долго размышлять над этим приказом я не стал - получу задание – будет ясно. По прибытии на место получил полётное задание. Ничего особенного в задании не было. Обычный полёт на СУ-9 с набором высоты 20 тысяч метров. Когда я приготовился к полёту и меня подвезли к самолёту, по бортовому номеру я сразу узнал самолёт. На этом самолёте Ментюков ходил на таран. Полёт проходил нормально, в штатном режиме. На высоте около 12 тысяч метров отказал радиолокационный прицел. Неисправность проявлялась в виде сплошной засветки экрана. О неисправности доложил на КП. Получил приказ возвращаться. Уже позднее специалисты сказали мне, что в прицеле был слишком большой ток какого-то кристалла. Мне это ни о чём не говорило.

После этого полёта я понял причину срыва задания Ментюковым. На высоте 20 тысяч метров даже днём небо чёрное, покрытое яркими звёздами. Звёзды выглядят значительно ярче, чем при наблюдении с земли. Цель выглядит как яркая звёздочка на фоне звёздного неба. Визуально, без помощи радиолокационного прицела, обнаружить цель заранее, чтобы иметь время на подготовку к атаке, - практически невозможно. Это основная причина неудавшегося тарана. Ментюков оказался в сложной ситуации. О дальнейшем я мог судить только из прессы. Судя по первым публикациям, капитан Ментюков всё - таки увидел цель, и пошёл на таран, но шансы на успех были малы. Времени было слишком мало, да и маневренность СУ-9 в условиях стратосферы была невысокой. Радиус разворота на этой высоте был около 120км.


Когда я выруливал на стоянку аэродрома Кольцово, по радио я услышал приказ:

- после заправки приготовиться к перехвату. Цель U-2, высота 22 тысячи. Оставаться на связи.

-Вас понял. Я только с полёта. Разрешите размяться?

- разомнитесь. Оставьте, кого ни будь на связи.

Оставил на связи в кабине солдата. Закурил, начал обдумывать задание. По голосу я узнал Савицкого. Маршал отдавал приказ напрямую, а это означало только одно: - задание боевое и исключительной важности. Подвести Савицкого в таком важном деле я не мог. Это был вопрос чести. Хотя слово “таран” в приказе не звучало, обоим было ясно, о чём идет речь. Другого варианта просто не было. В том, что смогу нанести точный удар, я не сомневался. У меня был большой опыт учебных перехватов на МиГ-17ПФГ в самых сложных условиях, в том числе и по низкоскоростным целям. Я знал примерно внешний вид и технические характеристики U-2. С точки зрения лётной подготовки этого было достаточно. ТТХ истребителя высоту 22км гарантировали. Здесь проблем не было. Единственное, что вызывало серьёзные опасения, это отсутствие противоперегрузочного костюма. Предстояло выдержать большие перегрузки. Смогу ли выдержать? Обязан выдержать! И так таран. Как бить и куда бить? То, что наводить будут сзади – это понятно. Причём бить надо крылом в крыло – треугольное крыло СУ-9 при большой скорости сближения отрубит крыло U-2 как гильотиной. Я знал, что U-2 лёгкий планер с большим размахом крыльев. Самым слабым местом U-2 был конец крыла. В случае удара по концу крыла истребитель получал минимальные повреждения. Значит, бить нужно по концу крыла.

О том, что будет с истребителем после тарана, я не думал – буду действовать по обстановке. Что будет с U-2? То, что U-2 идёт на предельной высоте и имеет слабую устойчивость – это понятно. Потеряв часть крыла, турбулёнтным потоком истребителя U-2 будет неизбежно сорван в штопор. Пилот, несомненно, хорошо подготовлен и на высоте 6 тысяч метров сумеет вывести самолёт из штопора, но снова набрать высоту на повреждённом самолёте, и, следовательно, продолжить выполнение задания, он не сможет. Что и требовалось. До границ далеко,- не уйдёт. Это будет лёгкая мишень для МиГов. U-2 – это самолёт-разведчик. Никакой угрозы такой самолёт не представлял, поэтому в моментальном уничтожении цели не было необходимости. Да и задача так не ставилась.

Самолётов Саковича и Ментюкова на аэродроме не было. Понял, что на задании. Пока я раздумывал, заправка закончилась. Поступила команда на взлёт. По времени Сакович уже должен был отработать по цели. Мелькнула догадка – не правильно навели. Такое иногда случалось. В случае успешной атаки дали бы команду «отбой».

В принципе набор высоты до 20000м на Су-9 был возможен с горизонтального полёта по более пологой траектории, но при этом методе был большой расход топлива. По этой причине такой метод при перехватах не применялся. Набор высоты производился при помощи “горки”. Для этого надо было набрать высоту 15 километров, затем перевести самолёт в режим пикирования с плавным выходом на высоту 10 тысяч метров. За счёт ускорения свободного падения самолёт получал дополнительную скорость. На первом этапе самолёт разгонялся до скорости 1400км/час, на втором этапе на форсаже – разгон до скорости 1,9-2М.

Набор высоты осуществлялся под большим углом, поэтому лётчик испытывал большие перегрузки. Угол тангажа составлял 63,5 градуса. Параметры полёта при наборе высоты 22 тысячи метров необходимо было выдерживать с высокой точностью. Одновременно шло и наведение по курсу. От точности выполнения режима полёта и выполнения команд наведения зависел успех перехвата.

Набор высоты без противоперегрузочного костюма был трудным. От перегрузок темнело в глазах. Контроль показаний приборов и соблюдение всех режимов полёта требовал от лётчика большого волевого и физического напряжения. Никаких автопилотов на СУ-9 в то время не было, самолёт управлялся только вручную. Я был предельно сконцентрирован на выполнение задачи. Главное было набрать высоту и не потерять контроль над собой и самолётом. Держался только за счёт напряжения воли. Одновременно с набором высоты нужно было выполнять команды с пункта наведения. Набор высоты прошёл успешно. Вывели на высоту 22100м – с небольшим запасом.

С КП сообщили:

- цель прямо по курсу.

Нормальное состояние после перегрузок восстанавливалось быстро. Вскоре на экране радиолокационного прицела появилась отметка от цели. Навели точно. Цель была ниже с небольшим отклонением по курсу. Поймал цель на прицел и вёл истребитель точно по прицелу. Доложил:

- цель вижу на экране прицела. Разрешите атаковать?

- атакуйте.

Точно по курсу появилась блестящая точка. Я понял - это цель. Наступил решающий момент. Промах был недопустим. Второго шанса не будет. Цель быстро приближалась и приобретала очертания самолёта. Всё зависело от точности удара. Концентрация внимания и нервное напряжение были предельными. Из двигателя выжимал всё, М-метр зашкаливал. Я не моргая, буквально впился глазами в цель. Удар был точным. Я чётко слышал звук удара. Всё произошло так, как я рассчитывал. Было примерно без десяти девять.

Полёт после удара был нормальным, двигатель работал чисто, подозрительных шумов и вибраций не ощущалось, показания приборов были в норме. Дело было сделано. Цели я не видел, но не сомневался в том, что U-2 далеко позади, падает в штопоре.

С КП запросили доложить обстановку. Доложил:

- контакт был, цель не вижу, полёт нормальный, показания приборов в норме.

-возвращайтесь на аэродром.

-вас понял, возвращаюсь.

Посадил машину благополучно. После полёта меня доставили в штаб. В штабе незнакомый мне полковник потребовал от меня доклада обо всех обстоятельствах полёта. Задание было не рядовое, самолёт был секретный, приказ отдавал Савицкий, поэтому докладывать что–либо первому встречному полковнику, я не стал. Я заявил, что у меня есть свой командир и обо всём будет доложено только ему. Больше вопросов мне не задавали.

Вообще обстановка была сложная. Стреляли ракетчики. По кому стреляли было непонятно. Уже позже из газет я узнал, что в результате этой неразберихи погиб Сафронов. Этого лётчика я не знал. Делать какие-то выводы на основании статей журналистов, я не рискну. Можно сильно ошибиться. Похоже, что слётанность пары была плохой. Если бы МиГи летели, парой этого бы не случилось. Все случаи разрыва пары всегда были предметом особого разбирательства. В каждом конкретном случае свои обстоятельства. Там была компетентная комиссия. Они во всём разобрались.

Везде упоминается, что Пауэрс был сбит на высоте 22тысячи метров, но это не точно. Реально – несколько ниже. Когда я посмотрел на высотомер, высота была 21600м. На высотомер я посмотрел не сразу. После удара сбросил обороты двигателя, прислушался, оценил состояние самолёта, проверил рулевое управление. За счёт снижения скорости самолёт мог дать просадку по высоте. Полагаю, что это снижение могло быть около 100м.

По прибытии в Барановичи, я доложил обо всех обстоятельствах дела своему старшему по должности командиру генерал-лейтенанту С. Д. Луганскому. Наша встреча проходила в полуофициальной обстановке без свидетелей и носила форму беседы. Луганский поздравил меня с воздушной победой. Сергей Данилович знал о том, что произошло, его интересовали детали. В конце встречи Сергей Данилович сказал: - “о том, что произошло нужно молчать до особого распоряжения правительства и с наградой, возможно, тоже придётся подождать”. Я дал слово. Я дал слово легендарному лётчику, дважды Герою Советского Союза. Так было нужно.

После сообщения о Пауэрсе в газетах, однополчане сразу же догадались о том, что произошло. Они ждали прибытия новой техники, знали время, маршрут, количество перегоняемых самолётов. Они знали также о том, что лётчики были без противоперегрузочных костюмов, а самолёты без вооружения. Подняться на такую высоту могли только СУ-9. Не все самолёты прибыли в часть. Вычислить было нетрудно. Начались расспросы, но все три участника операции молчали.

Конечно, участники операции между собой вспоминали и обсуждали эти события. Толю Саковича просто неправильно навели, Ракинцев, которого поднимали на таран четвёртым, получил команду “отбой” в начале набора высоты. Я не мог быть откровенным даже с близкими друзьями. По этой причине я придумал себе версию – набрал высоту и получил “отбой”. Версия проходила. Думаю, что другие лётчики полка, не знали даже этого. Попытки расспросов на эту тему пресекались. Все понимали, что за этим скрывается какая-то тайна, и решили ждать официального награждения.

Никаких награждений не последовало. Участие истребителей было строжайше засекречено – это суть “загадки дела Пауэрса”. Отсутствие награждений можно объяснить только соображениями секретности и ситуацией, которая сложилась в полку. Наградить – означало официально подтвердить факт тарана.

Таран на высоте 22 тысячи метров - событие в мировой авиации небывалое и удержать такое в тайне среди лётчиков было просто невозможно. Полностью скрыть участие истребителей тоже не удавалось. Погиб лётчик и многие видели самолёты необычного вида. По этой причине в официальной версии для прессы сообщалось о двух МиГах, и одном СУ-9, который пилотировал капитан Ментюков. СУ-9 должен быть только один и не более того! В интересах обеспечения безопасности страны необходимо было представить дело так, чтобы американцы думали, что U-2 был сбит именно ракетой “.

На этом рассказ закончился.


С тех пор прошло более пятидесяти лет, тайна потеряла свой смысл и превратилась в загадку истории. На мой вопрос: - почему он об этом молчал? Он ответил: - ”я дал слово Луганскому, а своих командиров я не предаю. Дело громкое. Излишне большая слава тоже имеет свои отрицательные стороны. Мне это ни к чему. В жизни не всегда награды соответствуют заслугам. Я имел авторитет среди однополчан. Меня высоко ценили Сергей Данилович Луганский, Евгений Яковлевич Савицкий, Павел Степанович Кутахов. Они относились ко мне как к равному. Для меня это было высшей наградой. Я достиг своей вершины. Обещай, что при моей жизни об этом не узнает никто. Потом поступай так, как считаешь нужным”. Я дал слово. Тайна перешла мне по наследству. Пишу это ради истины. Отец всегда боролся за справедливость и в своей борьбе был несгибаем. Народ должен знать правду о своей истории. Люди, совершающие выдающиеся дела, достойны памяти. Таран на высоте 21600 метров – это ещё один эпизод в славной истории Российской авиации. Об этом нужно знать.

Я пытался убедить отца в необходимости публикации этой истории. Предложил запросить архивы. Прошёл 50-летний срок, секретность должна быть снята. Возможно, уже есть какие ни - будь публикации о таране. Не убедил. В ответ он только безнадёжно махнул рукой и сказал:

- я видел документы до того, как они были сданы в архив. Луганский показывал мне кальки и сказал, что документы зашифрованы. Кто там чего нахимичил – пусть историки разбираются.


Это всё, что я могу рассказать об этой истории.

История, конечно, потрясающая и многим покажется невероятной, но это эмоции. Я слишком хорошо знал отца и уверен, что всё рассказанное мне – правда. Отец ненавидел несправедливость и ложь.

В своём первом сообщении, когда написал о причине задержки в Новосибирске, я несколько сгладил ситуацию. Не хотелось выставлять Ментюкова в невыгодном свете по сравнению с другими лётчиками. Я читал статьи с описанием действий Ментюкова. Не верилось, что это мог говорить лётчик, который хотя бы однажды совершил полёт на высоте 20км. Это обстоятельство вызывало у меня большое сомнение. Было ли вообще заявление Ментюкова о том, что он газовой струёй своего истребителя сбил U-2? Г.С.Легасов, исполнявший в то время обязанности заместителя председателя комиссии по расследованию, жёстко высказался о действиях Ментюкова при выполнении боевого задания и его заявлении:

-К сожалению, в цепи описанных событий многие действия военачальников Свердловской армии ПВО, мягко говоря, не соответствовали требованиям присяги: "защищать Родину умело". А поведение летчика Ментюкова - прямое ее нарушение: он не отважился рискнуть жизнью и пойти на таран. Хуже того, через несколько десятилетий он пытался присвоить себе честь сбития: якобы, он пролетел от цели так близко, что газовой струей выхлопных газов и повредил самолет Пауэрса.

Обвинение серьёзное. Геннадий Сергеевич был не из авиации. По-видимому, он высказал мнение компетентных членов комиссии. Во время появления сообщения о Ментюкове Геннадий Сергеевич был на пенсии и мог узнать о заявлении Ментюкова только из прессы. Такой человек не сделал бы публичного заявления на основе не проверенной информации. Примечательно, что публикация о Ментюкове появилась после смерти Савицкого. Значительно позднее, после публикации своего первого сообщения, когда я посмотрел д/фильм “Иду на таран”, у меня все сомнения относительно Ментюкова окончательно рассеялись. Он там «смотрел в другую сторону» и под конец у него там «мелькнуло что-то».(?!) Не заметить в течении 20 секунд, прямо по курсу, на одинаковой высоте, самолёт с размахом крыла 22м?! И это – притом, что истребитель навели на цель, а лётчик был настроен на таран. Что он хотел увидеть в «другой стороне»? При радиусе разворота Су-9 на высоте 20км около 120км, какой смысл искать цель по сторонам? Почему не смотрел прямо по курсу, где должна появиться цель? Пусть его слова останутся на его совести. При наличии таковой. Поэтому исправил и написал так, как рассказал отец.



Эпизод из разговора с отцом, когда он высказался о документах, я вспомнил после моей первой публикации – когда более внимательно работал над документами.


Для скептиков очень коротко привёл некоторые дополнительные сведения о лётчиках. В атаках на U-2 участвовали лётчики не заурядные. На Су-9 приглашали только лучших лётчиков ВВС – не ниже 1-го класса на МиГах, да и то, далеко не каждого. Два лётчика (капитан Сакович и капитан Гнездилов), были из спецгруппы Савицкого. Командир эскадрильи капитан Ракинцев, как лучший в дивизии проходил переподготовку у лётчиков-испытателей при заводе.

В остальном – некоторые детали, которые упустил в первом сообщении.

О том, что после событий 1 мая Ментюков был переведён в Барановичи, я узнал из статьи Ю.И.Коваленко. Отец никогда не говорил об этом. Он раньше вообще почти никогда не упоминал фамилии Ментюков. Вероятно, хотел избежать вопросов по делу Пауэрса.

Я считал, что их встреча была эпизодом. Фамилия Коваленко мне знакома по воспоминаниям отца. Если мне не изменяет память, с этим лётчиком он сажал “спарку” СУ-9У на голый диск. Колесо размонтировалось на взлёте. Общими усилиями самолет на полосе удержали. Диск сгорел, но самолёт спасли. События в полку, фамилии лётчиков мне знакомы по его рассказам. Историю с обломком U-2 я слышал ещё до рассказа о таране. Отец был непосредственным участником событий описываемых в статье Ю.Коваленко. Приведу его рассказ с некоторыми дополнительными подробностями:

«В ящике от запчастей в полк привезли посылку. В посылке лежало трое наградных часов от министра обороны, орден, обломок U-2 и письмо. В письме было написано, что часами от Министра Обороны награждаются Ракинцев, Сакович, Гнездилов. Орден вручить самому достойному. Фамилия не указывалась. Орденами во времена Хрущёва не очень-то разбрасывались. Ситуация была не обычной. Обычно о награждениях орденами всегда сообщалось в “Красной Звезде”, а здесь как-то не типично. Командир полка и замполит собрали командиров эскадрилий и заместителей командиров эскадрилий: Семичасный, Ракинцев, Сакович, Гнездилов. Обсуждали кандидатуру к награждению. Незадолго до этого в аварийной ситуации отличился Леонид Филонович. Я в это время присутствовал на КП полка. Ситуация была крайне напряжённой. Ещё свежи были в памяти воспоминания о катастрофе 8марта. Решили собранию офицеров выдвинуть к награждению кандидатуру Леонида Филоновича. Собрание согласилось.

Обломок U-2 солдаты распилили на сувениры».

Что представлял собой этот обломок, отец не рассказывал. Полагаю, что в своей статье Ю.Коваленко просто перепутал фамилии. Он сам писал, что фамилию забыл. Речь шла о событиях многолетней давности. Возможно, что о фамилии Ментюков напомнила пресса. Полагаю, что недоразумение разрешится, если автору статьи Ю.Коваленко показать фотографии.

Про катастрофу 8 марта отец тоже рассказывал интересные подробности, но писать об этом пока не буду,- не совсем по теме. По известным мне фактам сообщил всё, что вспомнил. Теперь – версия.

1.Что произошло с U-2.

U-2 почти не оставлял за собой инверсионного следа. Инверсионный след истребителя, летящего на форсаже, был виден издалека.

После удара край левого крыла U-2 оказался в газовой струе истребителя. Газовая струя истребителя по плотности в сотни раз выше, чем плотность окружающей атмосферы на высоте 22км. Скорость истечения газов из сопла истребителя, была явно сверхзвуковой. Скорость U-2 была - 220м/сек. Суммарная скорость U-2 и встречной газовой струи намного превысила скорость звука.

На передней кромке крыла U-2 создались условия пересечения звукового барьера. Раздался хлопок. В результате этого хлопка из газовой струи истребителя образовалось первое облако, которое видели многие свидетели. Произошло это, судя по калькам и словам отца, примерно в 8ч.50мин. На следствии и на Суде Пауэрс говорил, что был ослеплён яркой вспышкой и ощутил крен самолёта вправо. Пламя из сопла близко пролетевшего истребителя вполне могло на несколько секунд ослепить лётчика. Правый крен объясняется резким увеличением подъёмной силы левого крыла, в то время как, правое крыло самолёта находилось в условиях сильно разреженной атмосферы. Ввиду высокой плотности и скорости потока отработанных газов истребителя, эта подъёмная сила первоначально имела характер удара по концу левого крыла. По мере изменения параметров газового потока, менялась и подъёмная сила, как по величине, так и по месту воздействия. U-2 имел максимально облегчённую конструкцию, и большой размах крыльев. В результате ударного воздействия возникшей подъёмной силы на левом крыле, получился резкий и недопустимо большой прогиб левого крыла, и как следствие – вышел из строя привод рулевого управления и лопнул топливный бак. Если быть точнее, на U-2 как элементов конструкции топливных баков не было. Эту функцию выполняли полости внутри крыльев. Конструкторы экономили на весе. При выходе U-2 из газового потока аналогичные повреждения получило правое крыло. Разрыв этой полости по кромке и плоскости правого крыла хорошо виден на фотографии обломков U-2 в музее.


001.jpg

Это фото взято с одного из форумов. Впечатление такое, что крыло взорвалось. В документальном фильме “Иду на таран” имеются аналогичные кадры.

При таких повреждениях топливо из баков вытекло мгновенно. После удара U-2 попал в спутный след истребителя – газовую среду, лишённую кислорода. Произошёл срыв воспламенения топлива. Двигатель остановился. За счёт торможения в плотной газовой струе Пауэрса силой инерции на несколько секунд прижало к панели приборов. С чем он там боролся не понятно. Начиная с 8.50, до 8.54 U-2 спускался ступеньками в западном направлении. На полёт ступеньками с не работающим двигателем указывают скорости:

- 200м/с - нормальная скорость,

- 230м/с - пикирование,

- 170 м/с - горизонтальный полёт с потерей скорости, в документе «ProvodkaZRV».

Отсутствие временных отметок 8.51 и 8.53 тоже указывает на периодическое пикирование. На РЛС срабатывали допплеровские фильтры.

В фильме «Иду на таран» есть кадры съёмки двигателя. Лопатки турбины не повреждены. В момент удара об землю двигатель не работал.

U-2 с включённой системой постановки помех, спускался в западном направлении. В 8.54. U-2 сорвался в штопор, и исчез с индикаторов всех радаров. На РЛС сработали допплеровские фильтры, которые подавляли сигнал от низкоскоростной цели. При не работающем двигателе и не исправном рулевом управлении Пауэрс никак не мог влиять на ситуацию. Единственное средство защиты, которое оставалось – постановка активных помех. По мере снижения плотность атмосферы возрастала, и самолёт попал в полосу высотных струйных течений (примерно от 8 до 12км). Силой воздушных течений U-2 стало сносить в юго-восточном направлении - на Косулино. 1.05.1960г погода в Свердловске была безветренной. Пауэрс просто выждал, когда самолёт опустился до высоты 4500 метров и воспользовался парашютом. Ничего героического в этом не было. Планер в воздухе не разрушился и упал на землю целым. Это видно из фотографии U-2 на месте падения.


002.jpg


По документам падение продолжалось около 20мин.

С 8.50 до 8.54 на ВИКО КП армии и бригады просматривалась цель и помеха. После атаки третьего истребителя на ВИКО ситуация с помехами усложнилась. Пауэрс продолжал давить на кнопку, имитируя атаку истребителя и ставя заградительные помехи для СНР. В это время U-2 снижался в западном направлении.

После срыва в штопор Пауэрс продолжал постановку активных помех до момента покидания самолёта. Это воспринимали, как постановщик пассивных помех на парашюте.

В 8.54-8.55 на КП армии контроль над ситуацией был потерян полностью. Всем был отдан приказ на поиск цели.

Во втором ЗРДн, истребитель на спуске воспринимали, как падающую цель. Истребитель был виден на всех радарах и на запросы опознавания не отвечал. СУ-9 были с завода, система опознавания на них ещё не была установлена. В 8.51 в районе тарана появился истребитель Ракинцева. В это же время в воздух были подняты МиГ-и Айвазяна и Сафронова. В 8.52 пустил первую ракету дивизион Воронова и после включения РПК СНР спровоцировал работу системы постановки помех на U-2 в режиме заградительных помех для СНР. Ракета Воронова ушла на самоликвидацию. Образовалось второе облако,- от подрыва ракеты. По свидетельствам очевидцев было два облака: одно (верхнее) было меньше, другое (пониже) было больше, и появилось позже. Взрыв при образовании верхнего облака был тише. Других высотных подрывов в этом районе не было. Пуск ракет 1-м зрдн. (к-н Шелудько) мог только добавить помех и еще больше усложнить ситуацию. Последующие пуски ракет Вороновым и Шелудько я не анализировал, но впечатление такое, что Шелудько вообще не стрелял. Вероятно специалисты РТВ на КП Армии вовремя не смогли объяснить эффект исчезновения цели. Пауэрс, начиная с 8.50, имитировал и “взрывы” в режиме ручного управления. Ситуация в ЗРДн на СНР уже не контролировалась, цель была видна только периодически на СРЦ. Начиная с 8.54 , на экранах всех радаров видели всё,- кроме U-2. Чтобы примерно оценить сложность обстановки на радаре КП армии на северо-восточном направлении период с 8.51 до 8.54 просто перечислю что там видели:

- СУ-9 к-на Гнездилова,

- Су-9 к-на Ракинцева,

- 2 МиГ-19,

- повреждённый U-2,(периодически),

- отметку фиктивной цели (увод по дальности),

- отметку фиктивного истребителя,

- ракету Воронова,

- возможно, заградительные помехи в 8.50 и 8.51, продолжительностью примерно по 30 секунд.

На запрос «свой/чужой» отвечал только один МиГ-19 Айвазяна.

В 8.54 отметка от U-2 исчезла на всех радарах,- U-2 сорвался в «штопор».


1.Рассказы свидетелей.

2.1.Пауэрс. Во время перерыва в судебном заседании Пауэрс шёпотом сообщил отцу о том, что его сбил истребитель. Об этом написала в своей статье Клара Скопинова в своей статье с оригинальным названием “Новосибирсий пендель Пауэрсу”. Эти слова слышали наш переводчик и американский журналист. В Америке вышла целая книга по этому эпизоду. В ЦРУ Пауэрсу-старшему не поверили. По логике, КГБ не должен был допустить контакта Пауэрса с отцом, поэтому заподозрили, что ситуация была подстроена, и таким образом подсовывали дезинформацию. Думаю, что ситуация действительно была подстроена. Только Пауэрс об этом не подозревал и сказал отцу правду. Правда, переданная при сомнительных обстоятельствах, воспринимается как ложь. Классический пример работы контрразведки. В принципе это ничего не доказывает. Мог быть и сговор. То что Пауэрс передал сообщение в ЦРУ у меня сомнения не вызывает.

Такой контакт преследовал и вторую цель – показать Пауэрса отцу вблизи для опознания.

Мог ли Пауэрс видеть истребитель? Моё мнение: - видел. В момент удара он был ослеплён светом факела из сопла истребителя. Ослепление длилось несколько секунд, и в это время он ничего видеть не мог. Истребитель летел очень быстро, U-2 ломало и болтало в зоне турбулентности. Но дальнейший полёт Пауэрса проходил в относительно комфортных условиях длительное время (могло быть хуже). По инверсионному следу, Пауэрс мог видеть динамическую горку, инверсионный след, облако, на месте удара и без затруднений определить, что его атаковал истребитель.

В хвостовой части U-2 была БРЛС, которая позволяла контролировать обстановку со стороны задней полусферы. В начале атаки, должна была сработать звуковая и световая сигнализация при облучении прицелом истребителя.

В 8.44 Пауэрс включил помеху увода по скорости, увеличил высоту полёта с 20000м до 22000м, в 8.41 резко поменял курс. Значит, видел истребитель примерно в 8.41 на встречном курсе во время набора высоты. Во время атаки третьего истребителя Пауэрс преимуществом в маневренности не воспользовался. В своих мемуарах Пауэрс дипломатично обходил этот ключевой вопрос, чтобы не позориться перед лётчиками.


1.2 Офицеры 37 и 57 ЗРБр.

Все, кто наблюдал картину происходящего на экранах индикаторов РЛС, видели, что “цель” (СУ-9)начала “падать” за 2 минуты до пуска первой ракеты Вороновым. Так появилась версия подранка после пуска ракеты Новиковым. Реально Новиков стрелял в 8.46 по отметке второй дальности, но о постановке активных помех, в то время, ещё не знали. Сообщение о том, что U-2 сбил дивизион Воронова, вызвало естественное возмущение. Ракеты видны на экранах радаров. То, что U-2 был сбит вдогон, видели все, и вопросов это не вызывало. Бывший комбриг – 37 полковник Савинов, уже получивший назначение на генеральскую должность, присутствовал в это время на КП бригады и наблюдал всё на ВИКО лично. Савинов пытался отстоять интересы своих бывших подчинённых, но когда ему документально показали и разъяснили, что произошло, он признал своё заблуждение, но объяснить это офицерам не имел права. Сведения составляли государственную тайну. В не понятных случаях всегда возникают различные версии. Среди прочих была и такая, что Савинов продался за лампасы, и на репутации генерала появилось пятно…. Не заслуженное пятно, которое генерал Савинов был вынужден носить пожизненно.

События, которые происходили 1-го Мая, участник операции Б. Самойлов подробно описывает в своей статье.

Цитирую:

“Следует добавить, что U-2 летел в чистом небе абсолютно не оставляя следа инверсии, то есть был практически не виден. И даже РЛС его порой теряли…”

… “В это время офицеры и солдаты огневой батареи, находясь на открытом воздухе и визуально наблюдая эту картину, кричали “Ура” и бросали вверх пилотки. На чистом безоблачном небе было отчётливо видно, как ракета догнала цель, появилось белое облако взрыва и далее потянулся белый, порой прерывающийся след, который вскоре исчез, а спустя несколько минут над лесом видели ещё одно или два облака взрыва ракет – очевидно, какой-то дивизион добивал цель”.

Здесь примечательно то, что ракета прерывистого инверсионного следа оставить не может. Во время полёта двигатель ракеты работает постоянно. Если след исчезает, то возобновиться не может. Истребитель явно приняли за ракету. Есть ёщё одно сообщение, которое привёл на форуме Сергей Борисович Селин на форуме:

"Недавно я прочёл в центральной прессе, что при уничтожении самолёта-шпиона Пауэрса был сбит и Советский самолёт, ведомый лётчиком Сафроновым. Пишет об этом бывший командир батареи, сбивший оба самолёта, в то время майор Воронов. Но ведь о том, что сбиты два самолёта, в том числе и наш, ещё тогда знали тысячи людей. Тысячи людей видели, как наш истребитель врезался в землю под г.Дегтярском, что недалеко от Первоуральска. Я, как и многие другие, видел, как шли сначала одна, потом вторая ракета, как сбитые самолёты разошлись в разные стороны - один в сторону Сысерти (Пауэрс), второй в противоположном направлении, в сторону Ревды (наш самолёт). А вот опубликовали об этом только через столько лет. За 40 лет работы в органах прокуратуры, а большую часть времени я был допущен к "сверхзакрытой" информации я до сих пор не могу понять, для чего нужно было врать народу”? Адвокат Л.И. Иванов г. Кустонай.

Здесь свидетель видел визуально два самолёта. Л.И.Иванов ошибся:- в сторону Сысерти спускался СУ-9 совершивший таран, в сторону Ревды - Пауэрс. Атакующий Су-9 он принял за первую ракету. Ещё одно сообщение с форума:

"Первого мая 1960 года. Я гощу у деда с бабушкой в г. Березовский. Мне 11 лет. Дед берет меня на первомайскую демонстрацию. Колонны демонстрантов ждут команды к движению. Кто-то замечает в небе инверсионный след. Вдруг, на самом острие этого следа возникает белое облачко. Продолжение следа превращается в пунктирную линию. Второе облачко образуется несколько в стороне от инверсии. Все закончилось. Люди думают, что это некий салют. На другой день СМИ сообщают, что сбит самолет разведчик У-2. Много лет спустя, будучи офицером запаса, я узнаю, что первой ракетой был сбит наш истребитель (пуля дура) и только второй Пауэрс”.

Здесь свидетель подтверждает наличие прерывистого следа и описывает подрыв ракеты Воронова на самоликвидации. Прерывистый инверсионный след истребителя возникает, когда лётчик начинает маневрировать, сбрасывая скорость, при спуске с большой высоты.

«Все происходило в полнейшей тишине. Кто-то из колонны демонстрантов увидел инверсионный след. Да его увидели многие, поскольку ждали команды к движению и скучали, смотря в небо. Как я понимаю, изучив Вашу карту, это был след нашего истребителя. След был единственный, ни какого другого рядом не наблюдалось. Вдруг на его пути возникло маленькое белое облачко. Дальше инверсионная полоска превратилась в пунктирную линию и исчезла. Буквально через несколько минут восточнее этого следа образовалось еще одно облачко. На этом <представление> закончилось». Это из Берёзовска. Свидетель конкретно говорит об атаке истребителя.

Очевидцем тарана был командир эскадрильи 61-го ИАП капитан Ракинцев, он дублировал атаку и видел всё. Ракинцев так же должен был слышать команды наведения и доклад о результате атаки. Истребители ведомого и ведущего должны были иметь радиосвязь с ПН на одинаковой частоте. Маршрут 4-го Су-9 по моей версии отображён на рис.10.

Айвазян в своих воспоминаниях говорил, что вылет задержали на десять минут. В это время 3-й и 4-й СУ-9 атаковали цель. Слышал Ментюкова. МиГ-и поднимали уже на «добивание». Айвазян был в самолёте в боевой готовности и должен был, как минимум, всё слышать. Айвазян хранил тайну, как и все участники, и основные свидетели. Так было нужно. Этого реально требовали интересы безопасности страны.

Интересна и статья Михайлова о событиях в Москве на КП Главкома ПВО. Судя по содержанию статьи, там речь идёт об атаке Саковича.

Выводы из статьи Михайлова:

- Всё, что происходило в эфире в районе Свердловска, во время действий истребительной авиации, прослушивалось в Москве в реальном времени. И не только прослушивалось, но и записывалось на магнитную ленту.

- «Это был эпизод» - этими словами автор намекает на то, что рассказал не всё. Рассказал только то, что было можно без ущерба секретности.

- Уже в 8.51 Бирюзов, Савицкий, и все кто прослушивал это на КП, знали, как был сбит U-2.

Записи переговоров всех лётчиков с ПН должны сохраниться.





Свидетельство документов из Архива МО:


003.jpg


004.jpg


005.jpg



По данным КГБ в 8.51 цель была уже сбита, и вывод о наличии признаков поражении цели по результатам радиолокационного наблюдения и докладу лётчика был сделан. Время тарана 8.50 подтверждается.

U-2 был сбит, за две минуты до пуска первой ракеты дивизионом Воронова.



1.О причине высокой степени секретности.


В 50-х годах в США был разработан план “Дропшот” – план ядерной бомбардировки Советского Союза. В то время основным типом ядерного оружия была атомная бомба, а основным носителем – стратегический бомбардировщик. Советский Союз был окружён целой сетью военных баз США, на которых базировались тяжелые бомбардировщики. В СССР тоже имелось ядерное оружие, но бомбардировщики со своей территории до США не доставали, военных баз рядом с США не было. В то время обе стороны развивали ракетную технику. В СССР была мощная истребительная авиация, и стратегические бомбардировщики прорваться вглубь территории не могли. Основной целью полёта Пауэса было испытание системы радиопротиводействия в реальных условиях (операция “Оверлайф”). О возможности постановки противником активных помех в войсках ПВО ещё не знали. События 1-го мая в районе Свердловска показали высокую эффективность систем радиопротиводействия. Установка таких систем на стратегические бомбардировщики позволяла в ночное время практически безнаказанно нанести ядерный удар по всей территории СССР. Ответить было нечем. Причину неуязвимости U-2 определили с первого взгляда на аппаратуру. Для борьбы с постановкой активных помех нужно было принимать контрмеры, а для этого нужно было выиграть время. В этом основная причина особой секретности в этой истории. Публичный судебный процесс над Пауэрсом имел своей целью прекратить полёты самолётов - шпионов над территорией СССР. Что и было достигнуто.

Своими действиями Пауэрс внёс значительный вклад в провал операции “Оверлайф” и плана “Дропшот”, но это была вина не только Пауэрса. Послать постановщик активных помех, в район насыщенный радиолокационными системами,- авантюра. Всем 26 РЛС одновременно поставить помехи было не возможно. Это даже без учёта резерва РЛС и сети высотомеров. Если бы Пауэрса не сбили, то принцип действия и факт наличия системы постановки активных помех вычислили бы обязательно. Чувствуется влияние человека, обличённого большой властью, для которого его личное мнение оказалось выше здравого смысла. Недаром сами американцы сравнивали провал операции “Оверлайф” с провалом в Пирл-Харборе. В США информация по этому делу тоже была засекречена. Все разведывательные полёты U-2 президент США Эйзенхауэр санкционировал и контролировал лично, а фотоснимками с U-2, как самонадеянный хвастун, дразнил Хрущёва при личных встречах. Доигрался…


2. Об опубликованных документах.

В сети опубликованы сканы зашифрованных архивных документов, которые можно найти по ссылкам:


http://giacco.ru/index.php?newsid=772

http://forum.guns.ru/forummessage/71/1204239.html


Документы уникальны. Класс работы шифровальщиков вызывает восхищение. Перед шифровальщиками были поставлены две логически противоречивые задачи. С одной стороны нужно было изложить официальную (ракетную) версию, с другой – рассказать всё, что произошло реально. Логически документы составлены так, что любая ракетная версия будет заведомо обречена на провал. Принцип шифровки прост:- всё как в реальной жизни... С одной стороны громко кричащая, яркая, широко распропагандированная ложь, с другой – малозаметная, но логичная, убийственная для лжи, правда.

Опубликованные документы состоят из двух калек и сканов нескольких листов приложений, оформленных как “боевые донесения” и ”доклады”. К реальным докладам и боевым донесениям эти документы никакого отношения не имеют. Это просто приложения, которые описывают некоторые точки, не отображённые на кальках. На кальках и сканах текстовых документов явно просматриваются признаки шифровки, которая в январе 1961года ещё не была в архиве. Создать такую шифровку при технологиях 60-х годов стоило большого труда и времени. И делалось это с определённой целью. Всё тайное когда-то должно стать явным. Таран века и последствия этого тарана стоили того.

Чтобы мои утверждения не выглядели голословными, укажу на некоторые признаки шифровки:

- на кальке РТВ имеются надписи:- “к-н Ментюков вторично” и “сбитие самолёта одной ракетой”. На фамилию Ментюков фотометодом наложена фамилия Гнездилов. Позывной капитана Гнездилова был “авторучка”. По буквам напоминает “вторично”. Вторую надпись следует читать - “сбит не самолёт Су одной ракетой”. В этом легко убедиться, используя метод наложения в программе Фотошоп. Точка 8.46 помечена красным цветом. Точка 8.47 помечена стрелкой.

Имеются признаки шифровки и на сканах текстовых документов. В местах, на которые следует особо обратить внимание, имеются подчёркивания, вопросительные знаки, поправки. При большом увеличении просматриваются звёзды другие знаки.

В качестве примера приведу вырезку из скана документа “Донесение №0012 от 01.05.1960г…”:


006.jpg


Отпечатанное на машинке, стилистически грамотное предложение <Поднятый МИГ-19 был обстрелян 4зенбр. 57 зенрабр. и сбит,> исправлено рукописью. После правки: <Поднятые 2 СУ МИГ-19й были “обстреляны” 4 зенбр. 57зенрабр.>.

Похоже на то, что по истребителям стреляли не только ракетчики, но и зенитчики. Явно безрезультатно. Но суть не в этом (зенитчики вообще не стреляли). Главное – “2 СУ”. 1.05 1960г. самолёт ещё назывался Т-3. Название СУ-9 самолёт получил в январе 1961 года. Документ датирован 1.05.1960г., то есть спустя 8 месяцев документ еще не был в архиве. Такие правки в реальных боевых донесениях? За такое творчество можно и под Суд попасть. Значит, данный документ никакого отношения к реальному боевому донесению не имеет, но документ из архива. Следовательно, в таком виде документ был составлен изначально, и за поправками, ”опечатками”, пометками, ”небрежностями” скрыт основной смысл. Документы составлены и проработаны тщательно.

О каких двух СУ-9 идёт речь в документе? Сакович совершил посадку в Троицке – значит исключается. Ментюков совершил посадку в 8.52. По ошибке, СУ-9 Ментюкова обстрелять не могли. Ментюков заходил на посадку с запада, U-2 в это время находился на востоке от аэродрома и на большой высоте. Значит, Ментюков тоже исключается. Из этого следует вывод - в операции участвовали ещё два лётчика на СУ-9. Причём эти два Су-9 были подняты в воздух, раньше двух МиГ-19-х.

На сканах текстовых документов тоже просматриваются явные признаки шифровки:

- в тексте буквы разного размера.

- некоторые слова написаны слитно.

- имеются разрезы букв по горизонтали. Похоже на шифр с кодированной построчной развёрткой.

Стрельба в 8.46 5зрдн. (Новиков) описана в документах в трёх различных вариантах, а выпустили одну-единственную ракету. Это однозначно указывает на то, что на азимуте временной отметки 8.46 одновременно находились два истребителя и цель.

4.1. калька ЗРВ.

Калька ЗРВ (рис.1) состоит из нескольких отрезков, соединённых в одну кривую.


007.jpg

В архивной И-нет версии документ называется «ProvodkaZRV» - это для ЦРУ. Так им будет понятнее.

В отличии от архивного варианта для большей наглядности на рис.1 увеличены разрывы «маршрута».

В правом нижнем углу в зеркальном изображении имеется калька в виде двух взаимно пересекающихся маршрутов. Это ключевая калька, которая методом наложения позволяет различить реальную и фиктивную цель.

На кальке ZRV отображены точки фиктивной цели для СНР 5-го и 2-го ЗРДН, спуск истребителя Ментюкова (37,38, 39, 40)до высоты 1000м, атака Саковича. Прямоугольниками с надписями <открытие огня> обозначены помехи заградительного типа. Пауэрс начал постановку заградительных помех для СНР в 8.42, затем в 8.50 и, продолжал это занятие, пока не покинул самолёт на высоте 4500м. Пусков ракет в 8.42-8.43 и 8.50-8.51 не было. Помехи включались с пульта. В 8.55 помехи усилились. В 8.46 и в 8.52 помеха ставилась автоматически после начала работы РПК СНР.

Ключевая калька (зеркальная на обороте) с калькой ЗРВ не совмещаются. Это означает, что временные отметки U-2 в данном документе отсутствуют. ЗРВ U-2 не сбивали. Наложение калек ЗРВ, РТВ и ключевой кальки позволяет определить достоверные точки U-2 и оценить помеховую обстановку.

Наложение ключевой кальки на кальку РТВ показывает, что точки 46,47,48 совмещаются (Рис. 3). U-2 летел с равномерной скоростью и, каких либо резких маневров по высоте не совершал.

Точки 45, 46, 47, 48 кальки ЗРВ совмещаются с азимутами одноимённых точек 2зрдн. и 5зрдн. кальки РТВ, на не одинаковом удалении относительно кальки СРЦ. Это активная помеха по дальности с одновремённым уводом по скорости - имитация цели (рис.2).


008.jpg


009.jpg

4.2. Помехи РТВ.

Калька РТВ снята с РЛС П-30, которая обслуживала КП 57 ЗРБр КП Армии и пункт наведения истребительной авиации.

П-30 - РЛС дециметрового диапазона, тоже была подвержена воздействию активных помех.

Продолжение пунктирной линией после т.41 с последующими разветвлениями в виде метлы. Временные отметки на пунктирных линиях отсутствуют. Это помехи. Место расположения РЛС КП Армии (Уктус) легко определяется по этим помехам.

У кальки есть интересные особенности:

- третий лист кальки смещён, сдвинут и повёрнут.

- разрыв между 1,2 и 3 листом.

- нарушена последовательность временных отметок.

- т.39 отмечена пятном. Такими пятнами на сканах текстовых документов отмечены помехи.

- раздвоение маршрута до, и после т. 49.

- т. 51 находится на разрыве маршрута.

- разрывы маршрута.

- стыковки отрезков маршрута.

Всё это имеет логическое объяснение.

Против РЛС применялись помехи:

- а) увод по дальности (УД),

- б) увод по скорости (УС),

- в) имитация атаки истребителя (ИА).

а) увод по дальности (УД).

Основным характерным признаком применения помехи УД является

постоянная задержка сигнала от постановщика помех. В этом случае на индикаторах радара, которому ставится помеха, отметка от фиктивной цели будет перемещаться параллельно курсу реальной цели. При этом сама цель не видна. Что видно при наложении ключевой кальки на кальку РТВ. Смещение маршрутов выбиралось 2.5-3км, - что маскировало факт применения помехи. Для маскировки в начале и в конце УД применялся УС. Этого было достаточно, что бы гарантировать неудачную атаку истребителей, которые имели практический потолок 17км. Над территорией СССР на высотах ниже 19,5км U-2 вообще не летали. Против СУ-9 практический потолок, которого превышал 22км, а также зенитных ракет малый УД защиты не обеспечивал. При одном радаре допускалось большее значение УД.

б) увод по скорости (УС).

Маршруты цели по проводкам РТВ и СРЦ не совмещаются. Следовательно, один из маршрутов по проводке РТВ – помеха.

В отличие от УД, при УС задержка сигнала от постановщика помех плавно изменяется. Что приводит к изменению наклонной дальности, скорости и высоты фиктивной цели. Реальная цель при этом на радаре, против которого применяется помеха, так же отсутствует. Режим УС был включён в 8.44. Время одного цикла в данном случае – 6 минут. С целью маскировки задержка плавно изменялась от нуля до некоторого определённого значения, затем снова до нуля. Величину УС за 1мин. Легко определить, проведя азимут временной отметки 8.45. та же помеха выдавалась на частоте высотомера и ближних СНР. Метод УС в сочетании большой высотой и высокой манёвренностью гарантировал защиту U-2 от любого истребителя или ракет земля - воздух, но при сравнении маршрутов от двух и более РЛС факт применения помехи УС легко выявлялся. В 8.49, Пауэрс обнаружив сзади истребитель, понял, что обнаружен не дождавшись окончания шестиминутного цикла, вновь запустил помеху УС. В этот момент на БРЛС U-2 появился третий истребитель, который заканчивал набор высоты для атаки. Уйти манёвром Пауэрс не пытался.

При разделении маршрутов зеркальных калек все кальки совпадают (рис.3).


010.jpg

 
Последнее редактирование:
Реклама
Aleck

Aleck

Старожил
гн.виктор, уберите жирный шрифт, красный цвет и сделайте всё сообщение одним размером.

Тема пока переезжает в Черный Ангар.
 
G

Genrih_Holz

Новичок
Мне одному это кажется бредом?
Средняя скорость U-2 на этом участке должна составлять 1400км/час (максимальная-750км/час)
самолёт-нарушитель резко увеличил высоту до 22500.
Цель входила в зоны огня 37 и 57 зенитно-ракетных бригад.
В 8.46 по цели открыл огонь 5 ракетный дивизион 37 зенитно-ракетной бригады,
израсходована одна ракета. Стрельба велась на параметре 22 км при развороте цели на 180˚
(высота 15000м, скорость 200м/сек) после чего цель пошла с набором высоты до 22000 м

На фото обломки этого самолета.Вопрос знатокам. Как вы думаете, это результат тарана крылом крыло, или разрыва 189 кг БЧ ракеты С-75, напичканной металлическими шариками?


Фото на телефон , извините.


---------- Добавлено в 11:49 ----------


В догонку

 
Topper

Topper

Старожил
Преподаватель в СВВАУЛШ в середине 80-х годов очень прозрачно намекал на таран самолёта Пауэрса, - и он же говорил, что дело это очень тёмное. Так что я бы особо ничему не удивлялся заранее, и ничего бы заведомо не отвергал. Дырки в обломках можно было сделать для поддержания дезы.
...Не знаю, как я отношусь к тексту. Всякое могло быть. Но нужны документальные подтверждения, а не воспоминания, переданные через другого человека.
 
Topper

Topper

Старожил
Да собственно сам таран в условиях стратосферного полёта с достаточно вялой реакцией самолёта на управляющие воздействия и со скоростью сближения под тысячу км/ч - штука чертовски нетривиальная, даже по неманеврирующей цели...
Протаранить на высоте 20-22 км парящий разведчик кажется нереальным.
+1... МиГ-31 на 20000 м и М=2,5 разворачивался с радиусом 60-70 километров - на ВИКО это было эпическое зрелище )))
 
B

backfire

Старожил
Дырки в обломках можно было сделать для поддержания дезы.
в исходном тексте не описаны повреждения истребителя. А ведь должны были быть и кто-то его ремонтировал. Возможно, от близкого прохода перехватчика на сверхзвуке U-2 свалился, а потом ракетой добили.
Дырки же могли появиться из-за взрыва БЧ ракеты.
 
P

po2

Новичок
Мог ли Пауэрс не заметить, что был таран, а не ракета?
необходимо было представить дело так, чтобы американцы думали, что U-2 был сбит именно ракетой
 
B

backfire

Старожил
po2, ну так с его точки зрения - что-то как прилетело... и все
 
Г

гн.виктор

Новичок
Пауэрс сам сказал, что видел истребитель. Это он сказал шёпотом отцу в перерыве между заседаниями суда. Это слышали американский журналист и советский переводчик, которые приводят слова Пауэрса одинаково - почти слово в слово. В своих более поздних воспоминаниях Пауэрс был менее откровенен - он говорил, что его "сбило что-то". Возможно это было одним из условий досрочного освобождения. В Америке Пауэрса встретили как предателя, в ЦРУ ему тоже не доверяли. В этой ситуации лишние осложнения ему были не нужны.
 
B

backfire

Старожил
гн.виктор, если был таран то истребитель просвистел мимо, задев его, на скорости в пару М - чего он там мог увидеть... Тем более что пилотировать U-2 было и так непросто и он наверняка был сосредоточен на управлении. А уж после взрыва/тарана тем более.
 
Реклама
Lukas

Lukas

Старожил
вот интересно, откуда у людей информация берется? Сидит в У-2 пилот, в скафандре, сверху и сбоку еще и щитки, прикрывающие от радиации.Обзора никакого, кто не помнит - для посадки вдогон за U-2 по полосе пускают даже автомобиль со "вторым пилотом", который визуально заводит до касания. Так вот, сидит этот кадр, вокруг темнота кромешная, не видно нифига ни вниз, ни назад - с полусфер, откуда его атаковать могла бы или ракета, или истребитель, соответственно - и вдруг взрыв, удар, и машина кувыркается вниз. Кто это был, что? - это только в фильмах и в книжках получасовой экшн-противодействие между сторонами, а в реальной жизни грани между тишиной, спокойствием, безмятежностью - и полетом вниз в виде горящего шара в долях секунды
 
Уссуриец

Уссуриец

Новичок
Интересная версия, но таран не подтверждается показаниями Пауэрса и состоянием обломков.

Пауэрс пишет (и говорит, в том числе и по возвращению в Америку) что почувствовал лишь слабый (мягкий) толчок сзади, сопровождавшийся красноватым сиянием, затем правое крыло наклонилось немного вправо, этот крен Пауэрс выправил и продолжал горизонтальный полет. Затем нос постепенно начал опускаться вниз, Пауэрс потянул штурвал на себя, но его ход был совершенно свободным и никакой реакции не последовало. Причиной, как пишет в своем отчете Келли Джонсон, главный конструктор U-2, послужил отказ правого стабилизатора. В ходе начавшегося пикирования самолет развалился от динамических перегрузок, на которые не был рассчитан. Пауэрса спрашивали и об истребителях, но он видел только один самолет почти сразу после пересечения границы, на относительно низкой высоте. который прошел от него на значительном расстоянии. Пауэрса спрашивают также, заметил ли он какие-либо повреждения крыльев сразу же после "толчка в спину", но он отвечает что ничего необычного не заметил, элероны работали, двигатель работал нормально до начала разрушения самолета в воздухе.

Как можно убедиться по фотографиям с выставки обломков, оба крыла остались целыми, хотя имеют различные повреждения, в том числе от ГПЭ (готовых поражающих элементов), осколков естественного дробления разного происхождения, и удара о землю.

Можно предположить, что в случае реального тарана, то есть фактического соприкосновения самолетов на такой скорости, оба самолета немедленно разрушились бы в воздухе, и ни один из пилотов бы не выжил.

Хотя мнение об особой роли комиссии Кулешова я разделяю, так же как и факт искажения источников и манипуляции с обломками, но их цель не заключалась в том, чтобы скрыть решающую роль истребителей. Су-9 сняты с производства в 1962 году и с вооружения в 1970-е, так что смысл скрывать их роль в первомайском эпизоде вплоть до настоящего дня не просматривается.
 
Последнее редактирование:
O

Ottar

Новичок
Су-9 на такой высоте был практически не управляем, а чтоб аккуратно крылом в крыло - ручкой и педалями работать нужно дай бог. Только работай-не работай - неуправляем самолёт от работы такой. Далее - с чего товарищ решил, что СНР работла в см диапазоне? Двина в дециметровом, а Десна в 6-см....
Кроме того, товарищ не подумал, что обстановку в воздухе видели расчёты как минимум 5-ти Зенрад. Если добавить СРЦ КП бригад и посты РТВ - такого факта было бы не скрыть попросту.... Хоть подпиской, хоть повальным расстрелом. Понравилось вот это: - "Что видели жители Свердловска и его окресгностей? Многие тысячи людей в небе наблюдали как две блестящие точки, которые оставляли за собой след двигались в одном направлении. Одна точка догнала другую. Точки слились, потом – разъединились. После чего одна из точек стала падать. Различить визуально не вооружённым глазом самолёт от ракеты невозможно. Это позволяло заменить самолёт ракетой, но цель должна быть поражена именно вдогон и никак иначе.
В том-то и дело, что жители Свердловска и округи близьлежайшей видели и слышали взрывы. И из облаков этих взрывов далее ничего не вылетало. И ещё - неужели Су-9 нагонял Пауэрса все 180км? Попытка тарана была ещё на подлёте к Маяку - далее Ментюков уже возвращался на аэродром вылета, обходя зоны поражения Зенрад.
Думаю, что любой летун подтвердит, что на такой высоте Су-9 был по сути ракетой, способной лететь лишь прямо и на огромной скорости. О каких-то маневрах говорить просто некорректно, не говоря уже о том, чтоб на скорости сближения более 1000км/ч так лихо навести самолёт, что лишь кончиком крыла поддеть противника. Если такой манёвр мог иметь место в жизни, выполнить его мог лишь ещё один U-2 с Ментюковым на борту...
Говрить о том, что Пауэрс растерялся и ничего не понял тоже не совсем правильно. Окажись он в стрессе, первым делом рванул бы ручку катапульты - инстинкт самосохранения. Но он хладнокровно дождался снижения подбитого самолёта до более приемлемой высоты для покидания машины (а стало быть самолёт не падал кувыркаясь). И, думаю, что не включил самоликвидатор Пауэрс лишь по причине того, что самолёт стал разваливаться - т.е. уже физически такой возможности не было. То, что он рассказывает про зажатые ноги и многое другое, скорей смахивает на "отмазку" того, что не выполнил уничтожение улик.... Хотел жить и хладнокровно шёл к этому....
БЧ ракеты весом порядка 190кг - это общий вес ВВ и самого сталного цилиндра с насечками, как на "лимонке".... Нет там шариков никаких. Судя по обломкам, именно такими элементами и поражена цель - где-то единичными осколками, где-то более крупными - сдвоенными-строенными....
 
Последнее редактирование:
Г

гн.виктор

Новичок
в) имитация атаки истребителя (ИА).

На проводке Ментюкова точка 34 отсутствует. Скорость истребителя для атаки на высоте 20км явно мала. В конце проводки стоит математический символ «бесконечность». Наложение проводки Ментюкова показывает совпадение маршрутов. Конец участка маршрута на разрыве точно совпадает с отметкой «помеха» рядом с двойной отметкой 39 на маршруте цели. Проводка Ментюкова,- это рисунок, поясняющий двукратную имитацию атаки истребителя типа МиГ в зависимости от курса цели. Полный цикл имитации атаки дозвукового истребителя составлял 4 мин. (см. рис.4). Во время атаки Ментюкова имитировалась атака истребителя.

011.jpg

Прибор имел один цикл работы в ждущем режиме и запускался нажатием кнопки с пульта. В начале цикла прибор генерировал две отметки. Первая имела нулевую задержку, т.е. цель подсвечивалась, отметки реальной и фиктивной цели совпадали. Вторая задержка соответствовала минутному отрезку маршрута цели (U-2). В течении 1-й минуты отметка истребителя перемещалась со скоростью цели. Имитировался набор высоты истребителем (истребитель-т.35-36, цель- т.36-засечка). Второй этап-атака. Постановщик помех имитировал атаку истребителя со скоростью U-2(200м/с), плюс примерно 100м/сек. Имитировалась скорость сближения в течении двух минут. затем имитировалось снижение скорости и высоты истребителя. В т.38 конец цикла. Постановка помехи прекращалась или гасилась подсветка цели. Оставался малый УД. Отметка цели без рывков оказывалась т.38, причём сразу отличить цель от истребителя было затруднительно. Имитация выглядела реально при условии, что цель держала курс на РЛС «Уктус». Пауэрс запускал имитатор в разных режимах многократно с 8.29, до прыжка на парашюте.

После изменения курса вычислять было не сложно:- цель “подсвечивала” своё реальное положение в пространстве, а отметки имитирующие истребитель, перемещались на поперечных курсах. Имитировалась атака МиГа.

Одного этого было достаточно, чтобы логически вычислить постановщик помех, даже по данным одной РЛС (П-30 на ПНА).

Второй вариант имитации атаки изображён на втором листе, как продолжение проводки Ментюкова. Пояснения приведены на рис. 4а.


012.jpg

Судя по математическому символу «бесконечность» имитация атаки истребителя включалась многократно.


5.Атака Саковича.

Согласно ИА:

В 7-40 с АЭ Кольцово поднят на самолете Т-3 к-н А.Н. Сакович, перелетный N 36221), с целью действий на таран в р-н 150 км южнее Троицк для перехвата на удалении 450 км от АЭ вылета на рубеже Кустанай - Карталы. По команде с КП 101 ИАД летчик сбросил баки и включил форсаж, но из-за ошибочных данных 51 РТП (цель устойчиво выдавалась на Н=10000 м), экипаж выше 12000 м не поднимался.


Атака Саковича по моей версии изображена на рис.5.

014.jpg

На кальке РТВ с надписью «Ментюков на Т-3 (вторично)» изображено лекало с пункта наведения для высотного наведения истребителей на цель. При перехватах лётчик обязан строго придерживаться заданных в инструкции режимов полёта и выполнять команды с пункта наведения. На то, что это лекало, указывает отсутствие точки 8.48. Точка подписана, но не обозначена, так как для лекала это величина переменная. Точками отмечены этапы перехвата.

Саковича наводили на фиктивную цель на высоте 10км. Цели он не находил. О действиях лётчика можно судить по кальке. Исходя из того, что расстояние между 5 и 6зрдн 35км, можно рассчитать скорости истребителя. Даже без расчетов видно, скорости во время поиска цели были предельно низкими. Команды наведения по курсу лётчик выполнял точно.


6. Атака Ментюкова.


Маршрут Ментюкова отображён на кальке РТВ красным цветом. Маршруты U-2 и истребителя пересекаются под углом около 30 градусов. Так истребители не наводят. Это из категории анекдотов. На маршруте Ментюкова есть две пометки – 75 и 90. Это курсы истребителя (90) и помехи (75). Имеется описание действий пункта наведения истребителей:

“в 8.14 для усиления с АЭ Кольцово был поднят второй Т-3 (к-н Ментюков, перелётный №48395) с задачей перехвата цели на удалении 180км от АЭ вылета, на рубеже Челябинск – Юрюзань и уничтожением её действием на таран. Подъём по радио с ГКП, управление - с ПН Уктус. На удалении 190км от АЭ вылета была дана команда на сброс ПТБ и включению форсажа. После разворота на курс полёта цели была дана команда на разгон до М=1,9 и набор максимальной высоты. В 8.36 лётчик включил форсаж, был сведён с целью, но противника не видел, предп., из-за разницы в высоте и стремления лётчика обнаружить цель визуально, без использования РЛП. В этот момент лётчик достиг высоты Н=20000м. По докладу лётчика РЛП был забит помехами. При остатке топлива 650кг, Ментюкову было приказано произвести посадку в АЭ Кольцово. Посадка была произведена в 8-52, повторный вылет по команде с АЭ Кольцово – в 9-24.”


Точки 21-33 на проводке Ментюкова достоверны.

Точка 34 обозначена, но не проставлена. Точка находится на одном азимуте с U-2 и с помехой. По курсу Ментюкова навели точно.

Временная отметка 36 на маршруте цели выпадает из последовательности.

Точки 37, 38,39,40 кальки ЗРВ не могут быть помехой, или принадлежать цели. Это явно манёвры истребителя на снижении. Снижение истребителя происходило на малой скорости и судя по радиусу разворота на не большой высоте.

За несколько минут до пуска ракеты истребитель Ментюква видели над позицией 5эрдн. на высоте 1000м. Истребитель летел со стороны Снежинска (примерно юго-восток).

Выход из атаки Ментюкова в северо-западном направлении в 8.40 изображён и на схеме Легасова.

С учётом выше изложенного, атака Ментюкова должна выглядеть, как на рис.7.


015.jpg

На рис.6 изображен выход Ментюкова из атаки.

На удалении 190км Ментюков сбросил ПТБ, включил форсаж и начал разгон (т.29,31). В т.31-32 динамической горки не было. Похоже на манёвр по высоте, или снижение скорости. В 8.29 - 8.30 Пауэрс замечает истребитель (возможно, включение форсажа) и начинает маневрировать (т.29-33). Этим манёвром была сорвана первая попытка наведения. В 8.30 должна последовать команда на выключение форсажа. В этой ситуации на ПН было не известно куда наводить истребитель. Требовалась пауза до момента, пока определится курс цели. Лётчик явно не торопился выполнить команду с ПН, - потребовался приказ. Напомню, что после завершения маневра, Пауэрс постановщиком помех дважды имитировал атаку истребителя. На временных отметках 35-38 – имитация атаки МИГа. Обстановка была сложной. Отметку от фиктивного истребителя на ПНА могли перепутать с отметкой истребителя Ментюкова, так как в это время (8.34-8.41)цель шла курсом на радар в Уктусе. В случае точного наведения отметки от Су-9 могли исчезнуть с ВИКО, но это из теоретических предположений. Реально из Фразы: - «Выключай форсаж. Я тебе приказваю!». следует вывод, что на ПН определяли даже режим работы двигателя. Следовательно, координаты истребителя определялись точно, даже при наличии помех. Подлинник кальки маршрута Ментюкова должен быть в архивах. Отсутствие т.34 – явное указание на активную помеху.

Наведение по курсу закончилось в 8.34, высота цели была известна, времени на набор высоты и повторную атаку было достаточно. При выключении форсажа в 8.30 проблем с топливом не было. Цель курс не меняла в течении 8 минут. Дистанция для атаки была обеспечена. По документам в 8.36 лётчик включил форсаж, в 8.52 совершил посадку. U-2 шёл, во время атаки Ментюкова, на высоте 20000м. На Су-9 для атаки цели на этой высоте, обязательны четыре этапа:

- динамическая горка(1-1,5мин.),

- разгон до 1,9-2М (1мин.),

- набор высоты с 10 до 20км в данном случае - 33сек, (скороподъёмность Су-9 300м/с),

- атака (40-60сек.).

В сумме менее 5 мин. Все режимы полёта при перехватах жёстко регламентированы.

При включении форсажа в 8.36, Ментюков должен был достичь высоты 20000м в 8.40, атака 8.40-8.41. Реально в промежутке 36-37 лётчик выключил форсаж и начал снижение. Точки 34,35 на реальном маршруте Ментюкова отсутствуют. Значит, необходимо провести расчет.

Длина пути по маршруту от т.33 до т.36 примерно 105 км. Средняя скорость: 105км/3мин = 35км/мин. Или 35*60=2100км/час Максимальная скорость Су-9 по ТТХ - 2230км/час. Динамическая горка и набор высоты явно не производились. Истребитель пролетел отрезок пути почти на максимальной скорости. Во время повторного наведения Ментюков даже не пытался набрать высоту.

По фразе с ПН - «Выключай форсаж. Я тебе приказываю», которая прозвучала после срыва первой атаки, понятно, что Ментюков стремился выжечь топливо. Как он выполнял приказ?

Максимальная заправка Су-9 без ПТБ 3250кг. Ментюков сбросил ПТБ на удалении 190 км от аэродрома. Расход топлива на форсаже 8кг/сек. В 8.36 аварийный остаток топлива – 650кг. Значит, Ментюков начиная с момента сброса ПТБ, до начала спуска в 8.36 сжёг 3250-650=2600кг топлива. При расходе 8кг/сек, топливо было выработано за время 2600/8=325сек, или 5мин. 25сек. Приказ «выключить форсаж» после срыва первой попытки наведения Ментюков не выполнил – умышленно выжигал топливо, чтобы исключить возможность повторной атаки.
С учётом выше изложенного, атака Ментюкова должна выглядеть, как на рис.7.

016.jpg

По документам третьему истребителю на спуск с высоты 22000м потребовалось около 20 минут. Средняя скорость спуска составляла примерно 1,1км/мин. Истребитель во время боевой работы обязательно вели. Вход в зону пуска ЗРДн должен быть ниже нижней границы зоны поражения (примерно 1300м для «Десны»). Если исходить из этой величины, то в 8.36 истребитель Ментюкова был на высоте не более 7км. В это время U-2 был на высоте 20км. Если вспомнить интервью Ментюкова, в котором он говорил, что якобы выключил форсаж, и «не заметил, как провалился на 15 тысяч», то со слов самого Ментюкова получается высота 5 км.

Даже ступеньками на маршруте (31-33) авторы намекают, что реально истребитель снижался. Получается, что самая верхняя точка на маршруте Ментюкова – т.31 с высотой не более 10-12км.

«Личный инструктор Савицкого» опасался не только темноты, но и высоты. Ментюков струсил и не пошёл на таран. Отказ РЛП - просто случайное совпадение, которым Ментюков оправдывался, называя это основной причиной «промаха».

Во время атаки третьего истребителя Ментюков заходил на посадку – значит, находился в самолёте, и слышал команды наведения и доклад о результате атаки.

Ментюков должен был слышать наведение Саковича и Ракинцева. Повороты, развороты, скорость 300км/час (это из интервью Ментюкова) на высоте 20км в принципе не возможны. Это похоже на отдельные фразы из радиообмена пункта наведения и Саковича при наведении на фиктивную цель на высоте 10км. Раньше я мысленно грешил на журналистов в плане точности пересказа информации. По-видимому, напрасно – похоже, что в этом случае, журналисты ни чего существенно не исказили.

В 8.52 Ментюков совершил посадку в аэропорту Кольцово. Небо было идеально чистым. Таран произошел в 40км восточнее аэродрома в 8.50. За 2мин. инверсионный след не рассеивается. Ментюков был лётчиком, а не школьником на демонстрации. Он всё видел, слышал и знал, кто и как сбил Пауэрса. И, тем не менее, пошёл на такое заявление.

Когда в 1996 году отец прочитал статью о Ментюкове, в газете «Труд» он сказал: «Враньё…. Сплошное враньё». Потом добавил: «Рождённый ползать – летать не будет». Даже после этого о своём участии в этих событиях он ничего не сказал. Я понял, что он что-то знает, но расспрашивать не стал – безнадёжно, если бы хотел,- рассказал.

После разоблачительного заявления Легасова, Ментюков выждал время, и снова принялся за прежнее. Без поддержки, которую Ментюков посчитал достаточно сильной, он не рискнул бы напомнить о себе, и появиться на телеэкране.

Не исключено, что видел повреждённый истребитель, но пока помалкивает. Если готовит очередную «сенсацию» типа «мелькнуло что-то,- плохо видел, но звук удара слышал», да ещё с описанием повреждений и указанием чужого номера борта, то я не удивлюсь.



1.Taran.

Обратимся к документам.


017.jpg

В этом фрагменте описан полёт третьего истребителя. Во время полёта U-2 таких разворотов не совершал. Наличие пятна указывает на то, что это был не U-2. В пятне - нарисована звёздочка.

Высота 15000м. Это верхняя точка динамической горки. С этой высоты истребитель начинает пикирование с последующим разгоном до скорости 1.9М на высоте 10000м. Высота 22000м – это только СУ-9.

Из документа “Боевое донесение 4ОА ПВО №15 5 мая 1960г. Маршалу Бирюзову С.С.”


018.jpg

Удаление 26-28км от ОП зенрад соответствует нарисованной на кальке РТВ дальней границе зоны поражения. Расстояние между 5 и 6 зрдн. 35км. Истребитель не входил в зону поражения 5 зрдн. Это привязка маршрута четвёртого истребителя к зоне поражения 5 зрдн.

На верхнюю точку динамической горки (высота 15км) два истребителя вышли парой в 8.46. В Уктусе цель вели по двум радарам на разных частотах. Помехи ставились только одному радару и высотомеру. Второй радар и высотомер работал без помех.

В 8.44 Пауэрс включил увод по скорости. В результате чего показания радаров стали различаться. Взаимное расположение отметок истребителей и цели позволяло навести истребитель только по одному маршруту. Поэтому 3-й СУ-9 (к-н Гнездилов) начали наводить сразу. 4-й истребитель (к-н Ракинцев) направили на Запад этим манёвром обеспечивалось время задержки примерно 2мин.

Точка 46 помечена красным, точка 47 – стрелкой. На кальке РТВ точки маршрута U-2 подчёркнуты (45, 46, 47). Этих точек достаточно для совмещения маршрутов U-2 и истребителя. Маршрут истребителя (8.44-8.50) изображён на кальке РТВ красным цветом с надписью: “к-н Ментюков на Т-3 вторично”. Время примерно соответствует, но Ментюков к этому маршруту, ни какого отношения не имеет. Маршрут истребителя на кальке РТВ размещён не логично. Истребителю там делать было нечего. На конечном участке маршрут истребителя должен совмещаться с калькой СРЦ. С учётом сказанного, наложение калек изображено на рис.8.


019.jpg

Чёрная пунктирная кривая – траектория полёта истребителя по высоте. Если брать за основу точки на исходной кальке “Ментюков на Т-3 вторично” (лекало), то при таком наложении получается слишком позднее наведение. Не учтена динамическая горка.

На кальке отсутствует т. 8.48, имеется разрыв около т. 8.46,

отсутствует динамическая горка. На лекале динамическая горка не отображается. Похоже на указание, что Ментюков «атаковал» без набора высоты и динамической горки.

Если учесть недостающую динамическую горку, то на маршруте время подвинется примерно на 1мин, и всё логично станет на место. Временные отметки третьего истребителя, отмечены звёздочками, которые просматриваются при увеличении на кальке скане текстового документа, лекале, и некоторых характерных точках маршрутов истребителей.

Точка выхода на линию атаки - примерно 8.49. Эта точка на кальке помечена звёздочкой.

На надписи «к-н Ментюков на Т-3 (вторично)» на фамилию Ментюков наложена фамилия Гнездилов буквы надписи нарисованы под разными углами. Наклон букв соответствует положению истребителя при исполнении динамической горки (см. рис. 9).


020.jpg

Слово «вторично»…не исключено, что здесь ключ к какому–то шифру. Напомню, что позывной капитана Гнездилова был «авторучка». Странный, не обычный позывной, но это – факт.
Одним из трюков отца была личная подпись в воздухе инверсионным следом истребителя. Это я видел своими глазами. Возможно, что с этим связано происхождение позывного, который больше похож на прозвище.
 
Последнее редактирование:
Г

гн.виктор

Новичок
Атака Ракинцева.

В документах атака четвёртого истребителя описана следующим образом:

ионным следом истребителя. Это я видел своими глазами. Возможно, что с этим связано происхождение позывного, который больше похож на прозвище.

018.jpg

В 8.44 отметки на радарах разделись. Пауэрс включил увод по скорости. В отличии от варианта помехи при наведении Саковича, имитировался полёт по прямой (по хорде). Реальная цель шла по дуге. В 8.46 наведение Су-9 по ближнему маршруту было не возможно. Не хватало дистанции для разгона. Истребитель сделал круг, на высоте 15км продолжительностью примерно 2мин, после чего приступил к стандартной процедуре разгона для набора высоты (8.48-8.50). Истребитель наводился на высоте 10км на временные отметки 8.49, 8.50. В промежутке 8.50-8.51 цель резко изменила курс, отметка от цели исчезла. Это признаки поражения цели. Поступил доклад-«контакт был». Ракинцев получил команду «отбой», в момент начала набора высоты, что подтверждается рассказом самого лётчика.


021.jpg

О повреждениях.

Отец рассказывал о повреждениях истребителя, но подробностей я не запомнил. Помню, что речь шла о вмятине на крыле, и кажется о повреждённом или сорванном пилоне. На каком крыле, и в каком месте, не запомнилось. Вводить читателей в заблуждение не буду. Не много информации нашёл в документах.


022.jpg

U-2 упал на землю целым. Похоже, что в данном случае написано о повреждении истребителя. То есть на левом крыле был оторван пилон на удалении 1м.67см. от корня крыла. Примерно в этом месте у Су-9 должен быть пилон для подвески ракеты, или щиток, прикрывающий шасси.

На тему о документах могу дать дополнительную информацию.

Отец был знаком с Люлькой. Познакомил их Савицкий. С Люлькой он встречался дважды. Из рассказов я сделал вывод, что Люлька знал о таране. На словах об этом не говорилось, секретность соблюдалась, но своими действиями заместитель Генерального конструктора намекал на это. Если знал Люлька,- значит, знал и Сухой.

В комиссии Кулешова обязательно должны были участвовать эксперты из КБ Сухого. Значит, должны быть акты с подробным описанием повреждений и фотографии повреждений, как самого истребителя, так и U-2. Событие историческое. Самолёт уникальный. Инженерам и рабочим было чем гордиться.

В архивах завода должны остаться документы по этому делу.

Возможно, крыло, или фотографии. Отец называл даже номера бортов, но я забыл. Запомнилось, что номера были заводские, и звёзд на самолётах не было. Акты сдачи/приёмки самолётов и разрешение на вылет были подписаны 30.04.1960года.



8. О Пауэрсе.

Начну с документов Суда.

Утреннее заседание.

Руденко: На Вашем самолете имелась специальная радиоустановка для создания помех в работе радиолокационных станций?

Пауэрс: В хвостовой части самолета находилось оборудование, которое искажало радиолокационные сигналы, направляемые на меня как истребителями, так и радиолокационными установками на земле.


Пауэрс на Суде, в присутствии журналистов из многих стран мира, публично выдаёт государственную тайну.



На вопрос, при каких обстоятельствах был сбит пилотируемый им самолет, Пауэрс показал: "...Неожиданно я услышал глухой взрыв и увидел оранжевое сияние. Самолет вдруг накренился и, как мне кажется, у него отломились крылья и хвостовое оперение. Возможно, что прямого попадания в самолет не было, а взрыв произошел где-то вблизи самолета и взрывная волна или осколки ударили в самолет... Это произошло на высоте приблизительно 68 тысяч футов... Меня сбили примерно в 25-30 милях южнее или юго-восточнее города Свердловска. В этот момент я летел довольно точно по курсу...

При падении самолета меня прижало к приборному щитку, и поэтому я не смог воспользоваться катапультирующим устройством, а поднял над головой фонарь кабины, отстегнул пристяжные ремни и выкарабкался из самолета через верх. Парашют открылся автоматически".


Руденко: Все ли было исправно на самолете?

Пауэрс: Незадолго до того, как меня сбили, у меня были неполадки с автопилотом. Все остальное как будто было в полном порядке.

Руденко: Все ли полученные Вами задания были точно выполнены по маршруту полета до момента поражения Вашего самолета?

Пауэрс: Все задания, данные мне, я выполнял по мере сил, как можно точнее. Была плохая погода, и я отклонялся от курса. Большая часть территории по маршруту была закрыта облаками, и я не видел земли.



Руденко: На какой высоте находился Ваш самолет в момент его поражения ракетой?

Пауэрс: Примерно на высоте 68 тысяч футов.

Руденко: При каких обстоятельствах это произошло?

Пауэрс: Я только что произвел поворот самолета и летел приблизительно около одной минуты по прямому курсу. Потом я услышал или, может быть, даже почувствовал какой-то глухой взрыв. Мне казалось, что этот взрыв произошел где-то сзади, и я увидел оранжевую вспышку.

Руденко: В каком районе это произошло?

Пауэрс: Несколько миль южнее Свердловска.

Руденко: Каким образом Вы покинули борт самолета?

Пауэрс: Я не мог воспользоваться катапультирующим устройством из-за сил, возникших в падающем самолете, и помню, что, когда я стремглав летел вниз, приблизительно на высоте 30 тысяч футов, понял, что не могу воспользоваться катапультой. Тогда я открыл фонарь и освободил пристяжные ремни. Центробежной силой меня наполовину прижало к панели приборов, а наполовину выбросило из самолета. Я забыл разъединить шланги кислородного прибора, и мне пришлось бороться, чтобы оставить самолет. Парашют открылся автоматически, сразу же после того, как я покинул самолет. Тогда я был на высоте приблизительно 14 тысяч футов.


Я привёл выдержки из стенограммы Суда, опубликованные в И-нете. Весело, но ничего не поделаешь. Так неумело лгал Пауэрс. Лгал публично на весь мир. Уровень знаний по основам физики – нулевой. Но это второстепенно. Основное я подчеркнул. Паузрс явно скрывал маршрут, наивно полагая, что если он ставил помехи наземным РЛС, то реальный маршрут полёта U-2 определить было не возможно. Поэтому всячески лгал и путал с маршрутом. Придумал не существующие облака, сбои автопилота. Место, где сбили U-2 по показаниям Пауэрса вообще определить не возможно.

Странно…. Государственную тайну выдал, а маршрут полёта скрывал. Даже в ЦРУ со своим “супер”- агентом следователи общались через детектор лжи. Ложь тоже должна иметь свою цель или причину.

8.1. Всё проясняется при анализе калек маршрутов и помех: в промежутке времени между 8.29 и 8.30 истребитель Ментюкова находился прямо по курсу Пауэрса на удалении примерно 40км. В это время Ментюков включает форсаж. Инверсионный след истребителя на тёмном фоне земли должен быть виден отчётливо. Пауэрс на следствии утверждал, что истребителя не видел: <видел два истребителя ещё до подхода к Челябинску> (?). Вероятно, дважды видел истребитель Саковича. В 8.29 Пауэрс делает манёвр курсом и срывает наведение истребителя. Одновременно с началом манёвра был включён увод по скорости. Истребитель Пауэрс не видел, но атаку сорвал…. Если верить Пауэрсу, остаётся предположить, что он услышал слова Ментюкова: «к тарану готов. Наводите», либо унюхал запах отработанных газов, потому, что в 8.33 взял курс в направлении на Уктус и включил систему постановки помех в режиме имитации атаки истребителя.

8.2. Имитация на ВИКО РЛС ПНА должна выглядеть правдоподобно. Это возможно при соблюдении двух условий:

- курс постановщика помех должен быть на РЛС ПНА (Уктус).

- система должна работать в ждущем режиме, и иметь один цикл работы. Запуском системы управлял лётчик. Истребитель был один, а имитатор включался только с 8.33 до 8.43 два раза.

В 8.42 ставит заградительную помеху. Почему? До 8.46 Зрдн. Новикова ракет не пускал. Соответственно сигнализация о пуске ракет не должна была сработать.

На временном отрезке 8.41 – 8.43 курс U-2 изменился на 90 гр. Пауэрс не дождавшись окончания второго цикла имитации атаки истребителя, повернул с севера на восток. Получилась атака фиктивного истребителя на поперечном курсе.

. Манёвр имитации полёта по прямолинейному маршруту (8.44-8.49) Пауэрс провёл точно, но мог работать автопилот.

В 8.44 включил увод по скорости. Увидел ещё два истребителя?

После смены курса на ВИКО РЛС фиктивные “истребители” должны были “атаковать” U-2 на поперечных курсах. Начиная с 8.50,так и произошло. Положение реальной цели в этом режиме подсвечивалось.

Дальше комментировать действия Пауэрса нет смысла. Постановка помех была единственным шансом Пауэрса.

Пауэрс своими действиями ещё в воздухе выдал как саму идею, так и факт наличия системы постановки активных ответных импульсных помех.

U-2 был оснащён БРЛС, которая позволяла полностью контролировать заднюю полусферу. Естественно, имелась и сигнализация, предупреждающая об атаке сзади. Пауэрс, используя преимущество в маневренности, мог уйти от атаки третьего истребителя, но ничего не предпринял.

Многократный запуск системы имитации атаки истребителя - это была паника. Савицкий не шутил:- Ментюков действительно напугал Пауэрса. Постановка заградительных помех во время отсутствия пуска ракет свидетельствует о том же.

Пауэрс, в ожидании попадания ракет и атак истребителей, уже не контролировал себя и ситуацию - струсил до истерики. В этой ситуации работал только естественный инстинкт самосохранения.

На допросах и в Суде, скрывая маршрут, Пауэрс пытался скрыть собственную трусость.

8.3. Спустя год и восемь месяцев КГБ и ЦРУ договорились об обмене. Пауэрса обменяли на Р.И. Абеля.

Америка встретила Пауэрса не ласково. К предателям везде относятся одинаково. В ЦРУ провели своё расследование, но приказом директора ЦРУ А.Даллеса, расследование прекратили. Пауэрса под Суд не отдали, дело закрыли. На суде могли всплыть обстоятельства, которые компрометировали президента Эйзенхауэра и внешнюю политику США. По этой причине протоколы допросов Пауэрса в ЦРУ засекретили.

Летом 1977 года Пауэрс погиб в авиакатастрофе в районе Лос-Анжелеса. Посмертно был канонизирован в герои, награждён третьей по значимости наградой США и с воинскими почестями похоронен на Арлингтонском кладбище. Из политических соображений, чтобы скрыть ошибку Эйзенхауэра, Пауэрса посмертно сделали героем ещё в далёком 1977 году.


Перечислю заслуги Пауэрса:

- Пауэрс (совместно с президентом США Эйзенхауэром) провалил важнейший военно-стратегический план США (план “Дропшот”),

- провалил операцию “Оверлайф”,

- выдал государственную тайну (постановщик активных помех),

- рассказал всё, что знал о самолётах, аэродромах, командирах,

- о воинском долге и присяге забыл,

- от себя сочинил то, в чём вообще ничего не понимал. Получилось в жанре “Приключения барона Мюнхаузена”.


За все эти заслуги только третья по статусу награда США…. Вклад Пауэрса в “победу в холодной войне” американские политики явно недооценили. Начиная с 2010года, американские политики и политтехнологи “исправляют” историческую несправедливость. Ещё раз посмертно наградили покойника ещё одним медальоном. Даже новый медальон для этого придумали. Снимают фильм про Пауэрса, подняли шум в прессе и в И-нете. Из труса и предателя делают героя. Американская пропагандистская машина работает на полную мощность. Что из этой затеи получится? Поживём – увидим, но молчать уже нельзя. Умышленное искажение истории часто приводит к трагическим последствиям. История искажается нагло, цинично и с конкретной перспективной целью. Идёт промывание мозгов. Рано или поздно истина всегда побеждает.

В США дело Пауэрса широко разрекламировано. Подвиги Пауэрса описаны в различных вариантах. Юмористам материал богатый. Не напрасно же тратились на рекламу.


При разработке версии я старался быть максимально объективным ко всем участникам событий. Про участие истребителей рассказал всё, что знал. Выводы относительно Пауэрса оказались для меня полной неожиданностью, но об этом свидетельствуют документы из Архива Министерства Обороны России и опубликованные материалы Суда. Отец не знал Пауэрса и относился к нему по принципу – противника надо уважать. Летать на U-2 тоже нелегко, но истинные морально-волевые качества людей и их профессионализм проявляются в критических ситуациях.



9. “В авиации существует поверье, что у каждого лётчика есть свой Ангел-Хранитель. Но помогает он, только храбрым, и умелым. Если лётчик даёт слабину, то Ангел перестаёт ему помогать”. В начале 50-х годов, это поверье, рассказал лейтенанту Гнездилову будущий Главный Маршал Авиации, а в то время полковник Павел Степанович Кутахов.

5.04.1964г. майор Гнездилов подал рапорт об увольнении из армии. Формальной причиной было состояние здоровья, фактически – приказ командира полка о назначении Ментюкова на должность командира эскадрильи. Лётчики полка были возмущены таким приказом. Один из лучших лётчиков ПВО Советского Союза оказался не достойным должности командира эскадрильи. Это было оскорбление. Отец понял, что дальнейший рост по службе был исключён, награды тоже не будет. Хрущёв обещал за U-2 звезду Героя, Брежнев ничего не обещал. Дело было засекречено на пятьдесят лет.

В доме офицеров в Барановичах был организован прощальный банкет. На банкет были приглашены все офицеры полка. По этому поводу из Москвы прилетел маршал Савицкий.

Кутахов, Савицкий, Луганский и майор Гнездилов сидели вместе за одним столом, пили коньяк и беседовали на равных. Нарушение субординации было неслыханным. Это означало только одно:- Герои принимали в свои ряды Ивана Гнездилова, и большинство, присутствующих в зале лётчиков понимало,- за что. Тайна дела Пауэрса стала тайной 61-го истребительного авиаполка.


10. «За 40 лет работы в органах прокуратуры, а большую часть времени я был допущен к "сверхзакрытой" информации я до сих пор не могу понять, для чего нужно было врать народу»? Адвокат Л.И. Иванов г. Кустонай.

Думаю, что многих заинтересовал бы ответ на этот вопрос. Возможно, что ответ можно будет получить при полной расшифровке имеющихся документов. О причине возникновения тайны я уже писал. Там воё просто, но дальше начинается не понятное. Обмен Пауэрса на Р.И. Абеля означал, что дальше хранить тайну в военно-политических интересах страны не имело ни какого смысла. Тут какие-то другие мотивы, не имеющие ничего общего с государственными интересами. Скрывать такое дело, оставить героя без награды, по существу означало подрывать авторитет Государства в глазах офицеров. Свидетели тарана были, и свидетелей было не мало. О таране знали и в высшем руководстве страны. Таран на высоте 22000метров, без всяких преувеличений – таран века. Это почти космос. И, тем не менее, дело было засекречено на 50 лет. Даже те, кто знал, что произошло, несколько лет поддерживали «официальную» версию. Спустя десятилетия, когда скрывать правду не имело ни какого смысла, а секретность не снималась, появились намёки, которые вызывали у профессионалов естественные вопросы, и ставили под сомнение «официальную» версию:

- «Стоит, наверное, рассказать и о том, как было определено, кто и сколько ракет выпустил. И по кому. Для этого была довольно веская причина. Дело в том, что командир зенитной ракетной части полковник Савинов, ОБСТРЕЛЯВ СВОЙ СУ-9, был убежден, что именно его дивизион сбил Пауэрса. Он попросту не знал тогда, что кроме нарушителя в небе были СВОИ ИСТРЕБИТЕЛИ. Требовалось документально подтвердить, как обстояла ситуация. На крупномасштабной карте района мы нанесли точки дислокации ракетных дивизионов, Затем обозначили места падения ОСТАТКОВ РАКЕТ. Потом красными линиями отметили курсы полета своих истребителей. Когда карту показали Савинову, он признал ошибку».

(главная история авиации. ВВС в локальных конфликтах.

Кто сбил Пауэрса? П. Владимир Самсонов).

Здесь уже почти открытым текстом…. Пишет человек, который сам лично помогал в работе комиссии. И не просто присутствовал, слышал или видел, а рассчитывал, рисовал и анализировал.

Автор указывает, как найти азимуты, и на то, что в момент пуска ракеты (8.46) в воздухе был не один истребитель. По документам получается три Су-9. U-2 В ВОЗДУХЕ НЕ РАЗРУШИЛСЯ. Координаты металлолома, вероятно бывших НЛО, с признаками наличия движков, хвостов и крыльев указаны в документах…. Если сбили ЗРВ, почему скрывают азимуты? И почему скрывают истребители? И при этом в тех же документах указывают на то и на другое.

По существу Самсонов предлагает читателям решить задачу уровня «А «и» Б сидели на трубе». Похоже, что историки не справляются – выжидают, когда наступит время археологов. У археологов, даже кирки и лопаты есть, а проблем с логикой нет. Возможно, по старой привычке ждут директив сверху, а наверху ждут внятной информации от историков. А пока дела не очень продвигаются…. Процитирую: «Пауэрс предстал перед Судом, только по тому что поныне безвестный Игорь Ментюков пошёл на таран» (док. фильм «Иду на таран»). Утверждение слишком категоричное и верное только частично. Ментюков - личность достаточно известная и, пожалуй, одиозная. С признанием и уважением среди лётчиков у него явная проблема. Тут он сам виноват – врать не надо. Он напугал Пауэрса в 8ч.29мин, это – несомненно, (документы подтверждают), но пролетев на форсаже на 10000-12000м ниже цели, на максимальной скорости, постарался сделать всё, чтобы Пауэрс испугался не очень сильно. О чём скромно умалчивал на протяжении 36 лет. Иногда врал журналистам под «официальную» версию. Секретность помогала, защищала от позора и в глазах наивной части населения даже героизировала. Стараниями обманутых журналистов в воображении обманутого обывателя возникали образы «жестоких» и «бездушных» генералов и «героя-мученика» Ментюкова, которому только Бог помог, - поломал радиолокационный прицел. В 1992 году умер Савицкий - самый авторитетный в авиации и опасный для Ментюкова свидетель. После чего выяснилось, что U-2 оказался менее прочным, чем он ранее предполагал. О чём он и поведал в газету «Труд» в 1996 году. Секретность продолжала помогать, но вмешался бывший заместитель председателя комиссии по расследованию событий 1.05.1960года Геннадий Сергеевич Легасов. Комиссия, которую возглавлял генерал-полковник Кулешов, работала с 1 по 6 мая 1960года в Свердловске. Он прямо сказал о результате расследования комиссии в оценке действий ПВО, и дал оценку заявлению Ментюкова. Напомню: «К сожалению, в цепи описанных событий многие действия военачальников Свердловской армии ПВО, мягко говоря, не соответствовали требованиям присяги: "защищать Родину умело". А поведение летчика Ментюкова - прямое ее нарушение: он не отважился рискнуть жизнью и пойти на таран. Хуже того, через несколько десятилетий он пытался присвоить себе честь сбития: якобы, он пролетел от цели так близко, что газовой струей выхлопных газов и повредил самолет Пауэрса».

Когда Геннадий Сергеевич писал о действиях «ZRV» наверно сам смеялся. В кадрах кинохроники Генеральный прокурор СССР Руденко тоже едва удержался от улыбки, но ничего не поделаешь – секретность. Ментюков использовал секретность в своих целях. «Официальную» версию «ZRV» в 1996году он отбросил – противоречила его интересам. Такие предают.

После опубликования архивных документов (даже в зашифрованном виде), надежды на секретность стало мало. И вот Ментюков появляется в документальном фильме «Иду на таран». Лучше один раз самому увидеть и послушать, чем где то прочитать. Фильм можно скачать в И-нете.

«Героями» Пауэрсом и Ментюковым нужно заниматься не историкам, а юмористам. Да и некоторыми историками можно заняться по обе стороны океана. Поводов много.


11. В моральном плане издержки 50-летней секретности были велики. Офицеры достойные наград, - наград так и не получили. Те офицеры, которые были награждены, тоже оказались в неудобной ситуации. В то время отказаться от награды было делом не возможным. Сразу причислят к не благонадежным. Многие понимали, что так нужно для создания и поддержания легенды. Да и награды, в основном, не очень высокого достоинства. Здесь что-то обсуждать нет никакого смысла.

Считаю необходимым сказать про Михаила Романовича Воронова.

По существу Михаил Романович стал жертвой затянувшегося обмана. Сейчас живёт в Туапсе в одиночестве и всеми забытый. Использовали человека и забыли. Обижается на Фельдблюма, - это напрасно. Возможно, что помирятся. По делу Пауэрса представление к званию Герой Советского Союза на Михаила Романовича Воронова отказался написать маршал Бирюзов, а не лейтенант Фельдблюм. Секретность соблюдали, но вместе с тем, в штабе Главкома ПВО сделали всё от них зависящее, чтобы таран века стал достоянием истории. Если бы представление было написано, то впоследствии репутация самого маршала и ничего не подозревающего Михаила Романовича упала бы ниже нуля. Похоже на то, что причиной увольнения маршала стало не столько дело Пеньковского (это скорее повод), а именно этот факт. Списки награждённых, утверждал Председатель Совета Министров СССР Л.И.Брежнев.

По военному образованию Михаил Романович артиллерист. В вопросах радиолокации и наведения ракет разбирался не очень хорошо. На должности заместителя начальника штаба от него это не требовалось. Техника была секретной, ТТХ по возможности не разглашались. 1.05.1960г. временно исполнял обязанности командира 2-го дивизиона. В условиях, когда стрельба высококлассных профессионалов (Аронович, Новиков) не давала результата, о результате стрельбы 2зрдн профессионально подготовленным людям догадаться не трудно. Это не в укор Михаилу Романовичу, а для того, чтобы обратить внимание на его решительные действия, способность показать личный пример, и действовать в любой ситуации - качества людей храбрых и способных на подвиг. Михаил Романович участник сражения на Курской дуге, имеет правительственные награды. Одно это внушает уважение. Бои с новейшими по тому времени, немецкими тяжёлыми танками «тигр» и стрельба по планеру дела не равнозначные. Только газетного шуму во втором случае было больше, да постоянно упоминалась фамилия Воронов. За Пауэрса Михаил Романович надеялся получить звезду Героя, но не состоялось. Почему надеялся? Об этом может сказать только он сам. Я могу лишь предположить, что во время войны с Михаилом Романовичем поступили не справедливо - не дали заслуженную звезду Героя Советского Союза. Если это так, то официальное подтверждение боевых заслуг Михаила Романовича Воронова было бы не лишним. Восстановление справедливости в таком вопросе дело принципиальное. Туапсе город не большой. Такие люди должны быть узнаваемы и уважаемы среди народа. Сделать это, хотя бы в пределах города, для местных властей не трудно. При современных средствах телекоммуникации это по силам даже общественным организациям, или просто инициативным людям.


12. О фильме «Иду на таран».

Я многократно просмотрел все эпизоды фильма по делу Пауэрса. Правды там только мощи U-2. О Суде, и стакане с водой разговор нужно вести отдельно.

Начну с суда. Когда Генеральный Прокурор СССР Роман Руденко произнёс слова о том, что U-2 был сбит ракетой, сделал жест рукой, которым он показал своё отношение к этим словам, и вместе с тем, подчеркнул важность поддержки «официальной» версии. Руденко прекрасно осознавал, что эти кадры войдут в историю, и выглядеть в глазах последующих поколений нужно достойно. Гениальный выход из тупиковой ситуации. Так было нужно. Вопрос стоял о ядерной безопасности страны.

По делу Пауэрса, за исключением указанного выше, – сплошное враньё - если смотреть глазами обычного телезрителя. Перечислять долго и нет смысла. Остановлюсь на отдельных моментах.

Из документов следует вывод: - Ментюков знает, кто и как сбил Пауэрса.

«командование Москвы передало: - «таранить» - передал «Дракон» (позывной Савицкого). Это исключено в принципе. Савицкий мог только ставить задачу. Метод решения всегда оставался на местном уровне в зависимости от ситуации. Приказа «таранить» не имел права отдать никто. Решение принимал только лётчик. «В воздухе все решения принимает только лётчик. Это опыт войны». Об этом постоянно говорили лётчикам, в том числе и Ментюкову, Луганский и Кутахов. И это правильно. Практика показала, что U-2 не обязательно было таранить. Достаточно было пролёта в нескольких метрах от цели. Именно таким методом намерен был действовать Сакович.

«Это значит, что 1мая 1960года дежурный по полётам передал Ментюкову приказ Савицкого стать камикадзе. Для большего эффекта показали в фильме японских добровольцев-смертников. Геннадий Сергеевич Легасов и опубликованные архивные документы однозначно говорят, какой из Ментюкова «камикадзе». Сравнение явно не уместное. Более уместно спросить у авторов фильма:- знают ли они, что благодаря инициативным и решительным действиям Савицкого, они не стали хибакуси?

Хибакуси в Японии называли детей-инвалидов, которые в течение многих лет рождались от родителей, переживших американские атомные бомбардировки в Хиросиме и Нагасаки. Это для тех, кто не знает, или делает вид, что не знает.

Когда Дёмин говорил о господстве в воздухе, допустил явную «двусмысленность», которая была «пропущена» редактором, двумя продюсерами и лингвистом. Дёмин явно осознавал то, о чём говорил. Документальный фильм, - это не прямой эфир. Так понемногу вроде незаметно искажается история. Пытаются замарать репутацию Савицкого, принизить заслуги авиаконструкторов, и героизировать труса. Именно большой вклад Савицкого в завоевание господства в воздухе прославил и сделал знаменем советской авиации легендарного маршала.

Для полного прояснения ситуации желательно опубликовать запись интервью Ментюкова газете «Труд». Само по себе враньё Ментюкова у меня интереса не вызывает,- просто для моральной реабилитации обманутых журналистов, для которых честь и совесть не пустой звук. Благодарность редакции газете «Труд» есть, а материалов газеты в «документальном» фильме не заметно….

Заявление Легасоаа «историк» полностью проигнорировал, но версию начала 60-х нашёл. Версия появилось в Барановичах в 60 году среди лётчиков 61-го истребительного авиаполка. Основа - только предположения и информация из газет. Дети обсуждали эту версию, (которая не афишируется) чуть ли, не в каждой беседке. В то время из лётчиков, служивших в Барановичах, о таране знали только пять человек: Луганский, Кутахов, Гнездилов, Ракинцев и Ментюков.

Реальные документы из Архива МО, с указанием реквизитов «историк» тоже проигнорировал. Документы были опубликованы в И-нете в 2010году. Фильм снимали в 2012г.

«Пауэрс предстал перед Судом, только по тому, что поныне безвестный Игорь Ментюков пошёл на таран»…. О «степени правдивости» (термин Дёмина) этого утверждения, можно судить по данным поисковика в и-нете. Достаточно набрать две фамилии – Пауэрс, Ментюков.

В общем, после просмотра фильма, мне стало жалко технические науки и историю особенно.

Но это первое впечатление при обычном просмотре.

При просмотре фильма в режиме «стоп кадр» (самая большая клавиша на компьютере) юмор запредельный. Там не только для лётчиков, авиаконструкторов и специалистов по радиолокации, но и для уфологов и исследователей параномальных явлений найдётся полезная информация. Есть о чём подумать, или над чем посмеяться…

В фильме использованы материалы из Российского государственного архива кинофотодокументов. Кинохроника 1960года. Что обращает на себя внимание в первую очередь:

- царапины на плёнке, проявляющие признаки интеллекта,- это явно звуковая дорожка и микрофильм.

- авторучки в руках штурманов наведения, (и даже целый набор). Именно «авторучкой» была поставлена точка в этой боевой операции.

- на ВИКО радара рука, указывающая на царапину и истребитель в момент удара.

Остальное, типа радаров в кустах, или на вершине Килиманджаро, явно для спецназа или агентурной разведки ЦРУ. По-видимому, предлагают поискать радары, а аналитикам изучить конструкции уникальных антенн. Авиаконструкторы и лётчики тоже внесли свой посильный вклад не только в 20, но и в 21 веке.

Стакан с кипящей водой в барокамере при комнатной температуре…. Имитируется высота 20км. Случай тяжёлый, если обратить внимание на показания приборов, трещину в гермошлеме испытателя и прочие «не существенные детали». Современная наука и аналитики ЦРУ со своей логикой и суперкомпьютерами, будут бессильны объяснить этот природный феномен. В этом случае поможет только чисто политическое решение выдающихся политических деятелей Америки уровня Эйзенхауэра, Буша (я имею в виду события 11 сентября), или лауреата Нобелевской премии Барака Абамы. Именно во время президентства Абамы Пауэрс повторно был награждён медалью «за победу в холодной войне». Если вспомнить вклад Пауэрса в провал плана «Дропшот», и его поведение на суде, интересно было бы услышать объяснение этого политического феномена, пока у нормальных людей мозги не закипели, как вода в стакане.

Это вопрос политического престижа Америки.

Лгать под лозунгами «демократичности» и фиктивной «независимости» средства массовой информации США могут до бесконечности. Им за это деньги платят. Но, чем больше лжи,- тем меньше доверия, как в самой Америке, так и во всём мире.

Хроника 60-х годов в документальном Фильме «Иду на таран» такое же зашифрованное послание из нашего не далёкого прошлого.

Без специальных технических средств (аппаратных или программных) в фильме прочитать реальную информацию не возможно. Слово за кинематографистами.



13. Заключение.

Возможно, что кто-то заметит в моей статье отдельные неточности, но думаю, что не принципиального характера. В целом факт тарана считаю доказанным, и причину возникновения тайны обоснованной. Это основные задачи, которые я перед собой ставил.

Документы полностью я не расшифровал. Возможно, что при расшифровке проявятся ещё какие-то новые сведения, которые помогут дать ответ на вопрос: «для чего нужно было врать народу»? Ментюков просто использовал ситуацию с секретностью.

В заключении хочу высказать благодарность организаторам форумов по делу Пауэрса,- работа за 4 года была проделана очень большая. Большую часть доказательного материала я взял с форумов, организованных Сергеем Борисовичем Селиным. Несомненно, что на форумах Сергей Борисович Селин опубликовал не всю информацию, полученную по переписке, но опубликованной информации достаточно, чтобы частично разгадать одну из самых загадочных тайн 20 века. В заключении хочу высказать благодарность организаторам форумов. На форумах о действиях авиации сказано мало. Намёков и подсказок на форумах много. Это я обнаружил, когда почти расшифровал кальки. Даже самому смешно стало, когда увидел указание на звёздочки. При разработке версии действия ракетчиков я просто игнорировал. Прочитал ещё раз, оценивая действия «ZRV», обнаружил ещё больше намёков, стало ещё смешнее. Было бы интересно почитать почту форумов по действиям авиации. Да и не только авиации. Вообще, обо всём, что связано с этим делом. Участников и свидетелей было много. ЭТО НАША РЕАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ. Для меня было полной неожиданностью, обнаружить шифрованное послание в кадрах документальной кинохроники. Получается, что Машеров, как и Руденко,- тоже знал о таране. Секретные самолёты и лётчики – участники операции могли попасть в объективы кинокамер, только во время приезда на аэродром в Барановичах Машерова.

Дело Пауэрса не закончилось в августе 1960года. Работа продолжалась по многим направлениям в течении нескольких лет. И не только у шифровальщиков и кинодокументалистов. Думаю, что история ещё назовёт их имена – имена людей, которые в трудный исторический период сумели защитить страну. Спасибо им за это. Спасибо всем кто писал статьи по данной тематике и писал на форумы, пытался добраться до правды – людям не равнодушным к истории своей страны.


Виктор Гнездилов.
 
Последнее редактирование:
Den_K

Den_K

скрепоточецъ
заблокирован
Много про ту историю всякого написано. И про советского летчика, убитого своей же ракетой, и еще много чего... Но вот версия об успешном таране в стратосфере раньше как-то не попадалась, впрочем, никогда специально и не интересовался темой. Чисто технически, выглядит, мягко говоря, довольно сомнительно - мало того, что потребовалось бы просто невероятное везение для такого касания (очень малый отрезок времени на коррекцию на конечном участке траектории - элементарная кинематика + временной лаг отклика на управляющие действия на такой высоте - не факт, что она вообще была возможна), кроме того - титанические усилия кучи людей по сокрытию правды (а какая нафиг разница, чисто политически, как именно сбили?!), ну и что не всплыло такое в чистом виде на волне всякой гласности - явно не столь крутая тайна, чтобы так прятать. В общем, выглядит весьма искусственно, не в обиду будет сказано.
 
Последнее редактирование:
Реклама
Г

гн.виктор

Новичок
# 17 Вчера в 18:02 новый
Много про ту историю всякого написано. И про советского летчика, убитого своей же ракетой, и еще много чего... Но вот версия об успешном таране в стратосфере раньше как-то не попадалась, впрочем, никогда специально и не интересовался темой. Чисто технически, выглядит, мягко говоря, довольно сомнительно - мало того, что потребовалось бы просто невероятное везение для такого касания (очень малый отрезок времени на коррекцию на конечном участке траектории - элементарная кинематика + временной лаг отклика на управляющие действия на такой высоте - не факт, что она вообще была возможна), кроме того - титанические усилия кучи людей по сокрытию правды (а какая нафиг разница, чисто политически, как именно сбили?!), ну и что не всплыло такое в чистом виде на волне всякой гласности - явно не столь крутая тайна, чтобы так прятать. В общем, выглядит весьма искусственно, не в обиду будет сказано.