Радиобайки

Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Дорогие радисты всех времён и народов, армии, авиации и флота!
Много было в нашей жизни и смешного, и грустного, и каверзного, и забавного, а иногда всё это оказывалось перемешано в самых неожиданных пропорциях.

Приглашаю, уважаемые коллеги, пошукать по сусекам памяти, тщательно просканировать содержимое всех ячеек и извлечь оттуда нужную информацию, чтобы не сгинула она навсегда, чтобы молодое поколение радистов и всех тех, кто только вознамерился ими стать, увидели, что и нам, радистам, есть что рассказать о своей жизни, хотя мы и не лётчики-испытатели.

И уж не знаю, как они понравятся молодым и начинающим радистам, но таким дедам, как я, читать эти радиобайки – одно удовольствие. Знаю это, так как на форуме forumavia.ru я уже вёл такую же веточку, вот ссылка, можете посмотреть:

http://www.forumavia.ru/forum/9/4/8061936858065454988741189114094_1.shtml?topiccount=329

Поэтому и на форуме aviaforum.ru, куда мы недавно перешли с авиационными дедами, я вновь решил открыть эту тему.

Подключайтесь, уважаемые коллеги.

А вот и первая радиобайка для затравки:
-----


Переборщил

В 1972 году после окончания РКИИГА (Рижский Краснознамённый институт инженеров гражданской авиации) получил я персональное распределение в Уфимский аэропорт на должность инженера РСП (радиолокационная система посадки самолётов). Вместе со мной в аэропорт прибыл из Челябинска новый диспетчерский радиолокатор ДРЛ-7С заводской № 72359 (запомнился на всю жизнь!), и мне было поручено заняться его установкой. Нужно было перенести всю аппаратуру из КУНГа (кузов унифицированный герметичный) в помещение аппаратного зала ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки).

Я с энтузиазмом взялся за дело. В это время старший инженер РСП Виктор Петрович Маслов решил переехать из Уфы в другой город, помощи от него уже не было, поскольку он считал, что его заслуги не были должным образом оценены, частенько ругался с нашим начальником Дмитрием Тимофеевичем Шулеповым, а вскоре уволился с работы и уехал. Поэтому все заботы по установке нового радиолокатора легли на меня. Никакие монтажные организации к работе не привлекались, все работы мы проводили своими силами.

Техники Женя Киселёв, Саня Юрьев, Саня Караванов, Шамиль Рахимов, дизелист Толик Багаев да двое сварщиков из РСУ (ремонтно-строительный участок) – вот и вся моя ударная бригада, усилиями которой воплощались в металле все мои чертежи и наброски, изменения в которые вносились тут же по ходу дела без всяких бюрократических согласований. Дмитрий Тимофеевич обеспечивал снабжение всеми необходимыми материалами и взаимодействие со смежными службами.

Чтобы обеспечить хороший обдув стоек радиолокатора мне пришлось разработать специальную раму с воздуховодами, которая потом была установлена в аппаратном зале, а вентиляторы обдува находились снаружи, в небольшом помещении вентиляторной, пристроенном к зданию ДПСП. Старый диспетчерский радиолокатор ДРЛ-7А также стоял в аппаратной, воздуховоды к нему из той же вентиляторной были протянуты по кабельным каналам, но опыт эксплуатации показал, что производительности вентиляторов не хватало, аппаратура в летнее время перегревалась.

Поэтому Дмитрий Тимофеевич посоветовал мне всё внимание уделить разработке воздуховодов таким образом, чтобы обеспечить максимально возможный поток воздуха. И если для обдува старого радиолокатора использовались тихоходные вентиляторы со скоростью вращения 800 оборотов в минуту, то для нового радиолокатора Дмитрий Тимофеевич где-то раздобыл шахтные воздуходувки на 3000 оборотов в минуту.

И когда мы установили аппаратуру на место и запустили первый раз обдув, радости нашей не было предела! В тех же условиях аппаратного зала новый радиолокатор работал в очень даже приемлемых температурных условиях по сравнению со старым, который всё ещё продолжал обеспечивать безопасность полётов, дожидаясь, когда же мы, наконец, введём в эксплуатацию новое оборудование.

Время это пришло. После лётной проверки в августе 1972 года радиолокатор ДРЛ-7С взял на себя весь объём работы старого радиолокатора. Забот у нас заметно поубавилось, так как новое оборудование после небольшой приработки стало функционировать весьма надёжно, тем более, что условия мы ему обеспечили очень даже подходящие. Не раз и не два мы по очереди подставляли ладони под поток выходящего из блоков радиолокатора чуть нагретого воздуха, и в знак удовлетворения каждый из нас с гордостью поднимал вверх большой палец.

Больше всех был доволен Дмитрий Тимофеевич. Наконец-то прекратились жалобы диспетчеров на работу диспетчерского радиолокатора, наконец-то удалось обеспечить нормальный температурный режим работы оборудования, которому предстояло работать на этом месте не менее десяти лет. Меня назначили старшим инженером РСП, забот и хлопот было через край, и если с диспетчерским радиолокатором все проблемы остались в прошлом, то старенький посадочный радиолокатор ПРЛ-7 требовал к себе особого внимания.

Но лето скоро закончилось. Началась осень. А вентиляторы обдува так и гнали наружный воздух в аппаратуру с той же силой, так что из неё чуть радиолампы не вылетали. Пришлось думать, как уменьшить этот поток. Никаких приспособлений для его регулировки в моей конструкции предусмотрено не было, поскольку конструктором воздуходувок я оказался не совсем квалифицированным, а уменьшение площади входных отверстий результатов не давало, только вентиляторы начинали выть с утроенной силой.

Потом и зима наступила. Дело дошло до того, что пол в аппаратной превращался в каток, после того как наша уборщица Галия делала здесь влажную уборку. Дмитрий Тимофеевич, у которого в это время появились совсем другие важные дела, уже не вникал в наши проблемы и считал, что уменьшить поток воздуха – дело плёвое.

Чтобы хоть как-то выйти из положения, пришлось открыть окно между аппаратным залом и вентиляторной. Так удалось обеспечить не захват холодного воздуха извне, а внутренний кругооборот уже подогретого в аппаратуре. Вентиляторная была построена без всякого утепления, но зимой никаких проблем с ней никогда не было. Теперь же пришлось срочно затыкать все имеющиеся щели и утеплять дверь вентиляторной, а в следующее лето проводить ремонт и устранять все излишние пути поступления наружного воздуха.

Дмитрий Тимофеевич, глядя на всю эту нашу суету, как-то сказал:

- Ну, я не знаю! Переборщил!
-----


На фотографии установленный на раме в аппаратной ДПСП Уфимского аэропорта радиолокатор ДРЛ-7С, за которым два светлых окна, а одно – тёмное. Это как раз и есть то спасительное окно, которое выходило в вентиляторную. А перед радиолокатором хорошо виден покрытый линолеумом пол, который зимой превратился в каток. Фото автора.
 
Последнее редактирование:
Реклама
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Фото А.П.Крынина

ДРЛ-7.jpg
 
Игорь Андреев

Игорь Андреев

Новичок
Алексей Павлович, здравствуйте! Рад приветствовать вас на вновь созданной вами веточке. С почином, вас - с первой байкой! Постараюсь по мере сил тоже внести свою лепту. До встречи!
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
2 Игорь Андреев

Игорь, очень рад тому, что наша компания радиобайкописцев начинает восстанавливаться на новой базе.

Хорошо, что здесь можно показывать фотографии. Это, конечно, позволит оживить наши радиобайки иллюстрациями, которые сейчас лежат где-то по шкафам и тумбочкам, не принося никому удовольствия. Вот и мой новый рассказ я могу сопроводить фотографией здания ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки) в Уфе.

Игорь, в Алма-Ате было точно такое здание ДПСП, которое потом со всех сторон окружили дополнительными пристройками. А в Уфе после ввода в эксплуатацию нового КДП в здании ДПСП были размещены РЭМ (ремонтно-эксплуатационные мастерские) и расходный склад.
-----


Не предусмотрено заводом-изготовителем

Летом 1972 года в Уфимском аэропорту был введён в эксплуатацию новый диспетчерский радиолокатор ДРЛ-7С. Я тогда работал старшим инженером РСП (радиолокационная система посадки самолётов) и отвечал головой за его исправную работу. Наш рабочий день обычно начинался в небольшой комнатке сменного инженера ДПСП (диспетчерский пункт системы посадки) с проверки журналов отзывов диспетчеров о работе радиотехнического оборудования.

Каждый старший инженер находил в журналах нужные страницы, чтобы убедиться, что там написано: «ДРЛ – б/з, ПРЛ – б/з...» и так далее. Расшифровывалось всё это очень просто: «Диспетчерский радиолокатор – без замечаний, посадочный радиолокатор – без замечаний...» Если же букв в записях было больше, то это грозило виновнику такого многословия весьма серьёзными неприятностями.

И вот как-то раз читаю: «ДРЛ – не работает тумблер выключения вращения антенны». Я уже не раз объяснял всем сменам диспетчеров индивидуально, что с вводом нового оборудования все дополнительные органы управления, выведенные когда-то от старого радиолокатора, никуда не подключены и поэтому работать больше не будут. Но диспетчерам подхода по ночам не хотелось слышать шум от вращавшейся над головой антенны, которая стояла на крыше вышки, поэтому в часы затишья они всегда выключали вращение антенны старого локатора и могли хоть немного отдохнуть в тишине.

Не долго думая, я написал в журнале ответ: «Не предусмотрено заводом-изготовителем. Старший инженер РСП А.П.Крынин». На следующее утро в журнале опять было записано то же самое замечание о работе ДРЛ. Я опять написал тот же самый ответ. Картина стала повторяться с маниакальным упорством как с одной, так и с другой стороны.

Наконец наш начальник Дмитрий Тимофеевич Шулепов не выдержал, взял журналы замечаний и пригласил меня к себе в кабинет на беседу.

- Крынин, ты безответственно относишься к замечаниям диспетчеров. Наша задача – обеспечить исправную работу оборудования, а ты по замечаниям никаких мер не принимаешь, какими-то отписками занимаешься! Работало же всё на старом локаторе. Что тебе трудно два провода перецепить? Легче всего написать: «Не предусмотрено заводом-изготовителем». А ты здесь зачем?

- Дмитрий Тимофеевич, локатор на гарантии, мы не можем произвольно вносить никаких изменений в принципиальные схемы и конструкцию изделия во время гарантийного срока. Иначе никаких претензий потом заводу-изготовителю предъявить не сможем при более серьёзных отказах. Поэтому подключать этот тумблер к новому радиолокатору я не буду.

- Перестраховщик ты, Крынин. Мы тут не первый год работаем, таких изменений в аппаратуре делали десятками, и пока ничего не случалось.

Поворчав ещё немного и поняв, что меня не переубедить, Дмитрий Тимофеевич пошёл с журналами к РП (руководитель полётов). И не знаю, что уж он там рассказывал диспетчерам, но на следующее утро я увидел в журналах обычную запись: «ДРЛ – б/з, ПРЛ – б/з...»

Дипломатические способности моего опытного в этих делах начальника оказались выше, чем у меня, только начинавшего тогда постигать все тонкости технической эксплуатации сложного радиоэлектронного оборудования, обеспечивающего безопасность полётов.

Зато, когда в одном комплекте радиолокатора оказались пробиты и выгорели пластмассовые изоляционные пластины высоковольтного провода, передающего мощный импульс из модулятора на магнетрон, и потребовалась помощь завода-изготовителя, я был на коне. Представитель завода посетовал вместе с нами на конструктивно-производственный дефект, и все необходимые для восстановления комплекта детали были доставлены из Челябинска без всяких разговоров.

Через некоторое время интенсивность ночных полётов стала такой, что необходимость в выключении вращения антенны отпала сама собой, и подключать злосчастный тумблер к новому радиолокатору так и не понадобилось.
-----

ДПСП.jpg
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Контакты бланкирования

Во время работы инженером, а затем старшим инженером РСП (радиолокационная система посадки) в Уфимском аэропорту сразу после окончания РКИИГА (Рижский Краснознамённый институт инженеров гражданской авиации) мне «посчастливилось» в течение двух лет эксплуатировать посадочный радиолокатор ПРЛ-7. Если хватит времени, напишу об этом книгу, а сегодня хочу рассказать только об одном элементе этого чуда радиолокационной техники – контактах бланкирования.

Курсовая и глиссадная антенны ПРЛ-7 осуществляли сканирование воздушного пространства в горизонтальной и вертикальной плоскостях соответственно, а контакты бланкирования, которые должны срабатывать при определённых углах отклонения антенн, обеспечивали границы зон обзора. По этим границам устанавливалось положение радиолокационного изображения на индикаторах курса и глиссады, показанных на первой фотографии, поэтому при неправильном срабатывании контактов бланкирования было невозможно установить нужное положение развёртки на индикаторах, а следовательно, и управлять заходом воздушных судов на посадку с помощью посадочного радиолокатора.

Контакты эти находились непосредственно на антенной системе. В центре второй фотографии, снятой инженером Жорой Бандуриным, как раз и показан этот узел. Слева – техник Саня Юрьев выполняет с помощью кисточки очистку токосъёмника. В руках у него пластмассовый стаканчик с техническим спиртом. Справа – автор этих строк в горестном раздумье, что же делать с этими злосчастными контактами бланкирования, на которые направлен его сосредоточенный взгляд. Левая рука непроизвольно почёсывает место, где в скором будущем вырастет борода, а в правой руке отвёртка для регулировки контактов бланкирования.

У контактов этих была такая нехорошая привычка отлично работать, пока все защитные крышки были открыты, и сами контакты находились на виду. Но стоило только закончить их достаточно сложную регулировку и закрыть все герметичные крышки, затянув на каждой десять болтов (отверстия для них видны по периметру механизма бланкирования), контактам становилось темно, одиноко и неуютно, поэтому они тут же начинали барахлить.

Стоило чуть-чуть измениться внешним условиям, а особенно это проявлялось при температурах воздуха, близких к нулю, и при переходе температуры через ноль, как контакты бланкирования сразу реагировали на это, как больной гипертонией реагирует на изменения атмосферного давления.

В конце концов, после многочисленных мытарств удавалось добиться нормальной работы, но, кажется, не было ни одной смены, когда бы эти контакты не привлекли к себе внимания дежурного техника. Стаканчик со спиртом и кисточка были всегда наготове.

И вот ведь что интересно. Пока бортов на прямой не было, локатор работал нормально, но как только борт приближался к четвёртому развороту, начиналась беготня. И если влияние температуры воздуха на работу бланкирующих контактов я ещё как-то понимаю, но вот как они узнавали, что борт заходит на посадку, до сих пор не пойму. Прямо-таки какой-то тайный канал связи был у них с приёмником, не обозначенный в принципиальных схемах.

И чего только не предлагали мы друг другу, чтобы обеспечить исправную работу бланкирующих контактов. И прозрачные крышки, чтобы можно было видеть эти контакты, не откручивая каждый раз десять болтов, и встроенные зонды, которыми можно было очистить контакты, не снимая крышек, и локальный обогрев внутреннего пространства узла бланкирования, и установку микровентилятора, который постоянно обдувал бы эти контакты, не позволяя скапливаться на них конденсату.

В общем, рационализаторских предложений в воспалённом мозгу утомлённого технического персонала было много, но ни одно из них не удавалось реализовать практически. На фотографии видно, что узел бланкирования и так до предела занимал выделенный для него небольшой объём, поэтому установка каких-то дополнительных элементов была достаточно проблематичной.

И единственный способ – очистка контактов спиртом после очередной жалобы диспетчера – так и оставался на вооружении дежурных техников до самого списания отечественного оборудования и ввода в эксплуатацию чешского посадочного радиолокатора «Тесла» РП-3Г. В конструкции его антенной системы также было много всяких контактов, однако они работали весьма надёжно, так как на этом радиолокаторе все наши несбыточные мечты были воплощены в жизнь.

Все важные механические и электронные компоненты антенной системы РП-3Г были помещены в общий закрытый объём, в котором автоматически поддерживалась заданная температура, что позволило полностью исключить влияние внешней среды.

На третьей фотографии можно видеть тот же самый технический персонал: слева – Саня Юрьев, справа – автор этих строк. Но теперь, как видите, забот у них при эксплуатации антенной системы посадочного радиолокатора стало гораздо меньше, а выражение лиц – веселее.

На четвёртой фотографии – изображение индикатора РП-3Г на рабочем месте диспетчера посадки. Как видно, и здесь произошли некоторые изменения. Вместо двух отдельных индикаторов курса и глиссады остался один, на котором совмещены оба изображения.

Только таким кардинальным способом замены радиолокатора удалось избавиться от головной боли по поводу контактов бланкирования. Да и от многих других неприятностей, что там говорить! Технический прогресс – великое дело, и контакты бланкирования после этого снились мне только в кошмарных снах, имеющих место быть в результате первых двух лет постижения тонкостей эксплуатации сложного радиоэлектронного оборудования, обеспечивающего безопасность полётов.

Ин_ПРЛ-7-1.jpg


Антенна ПРЛ-7-3.jpg


Ан_РП-3Г.jpg


Ин_РП-3Г-1.jpg
 
Последнее редактирование:
V

vigger

Испытатель стюардесс
Дедушка Палыч, вот если бы всё это чуток полаконичнее, цены рассказам бы не было.
А то малость утомляет читать... вот если бы вживую у самовара, да с наливочкой - я бы первый в гости! Но эпистолярный жанр на форуме требует чуть пособраннее рассказывать. :)

ЗЫ: Вспомнился л-т "Кузнечик" из легендарного быковского " В бой идут одни ..." - вот был бы мастер постинга: лаконичность записки к немецким асам просто потрясла... Ну и и Титаренковская х-ка "стилист" убивала зрителя наповал.
 
Последнее редактирование:
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Уважаемый vigger, спасибо за внимание к теме, за конструктивную критику и советы. Постараюсь, если смогу, им следовать, да не так-то это просто. Краткость - сестра таланта, а что же делать, если его нет?

А делом не поможете?

Глядишь, и я б у Вас поучился на старости лет не в теории, а на практике.

Жду Ваших лаконичных радиобаек.
 
V

vigger

Испытатель стюардесс
Уважаемый Алексей Павлович, увы, я - рядовой пассажир, влюбленный в авиацию (2 года в ВВС во времена СССР - особый разговор), но много летающий (теперь вот по просторам Канады). Да и лет мне уже 56 летом стукнет...
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Уважаемый vigger, думаю, что за все эти годы многочисленных полётов не раз и не два попадали Вы в забавные ситуации. По большому счёту всю нашу работу мы делали и делаем именно для Вас. Но случаев, когда мы хотели как лучше, а получалось как всегда, по словам В.С.Черномырдина, было немало. Вот и расскажите нам, как наши старания выглядят со стороны рядового пассажира, влюблённого в авиацию.

А 2 года в ВВС совсем не надо сбрасывать со счетов. Скорее всего, и тогда с Вами случалось немало забавного. Нужно только попытаться извлечь это из памяти и рассказать всем нам. Тем более, Вы же видите, что здесь не литераторы, а авиаторы, которые мало чего писали в жизни, кроме школьных сочинений, конспектов в институте, да объяснительных на работе. И если мы не расскажем друг другу о своей работе, всё так и канет в вечность вместе с нами.

А тут глядишь, молодой человек почитает и задумается, стоит ли мечтать о несбыточных полётах, или же посвятить свою жизнь той незаметной, но нужной и важной нашей работе в авиации, о которой не пишут романов и не снимают художественных фильмов, но без которой ни один самолёт в воздух не взлетит и на аэродром не приземлится.
 
V

vigger

Испытатель стюардесс
Алексей Палыч! Исправляюсь - выложил из своего архива историю в тему про вьетнамскую войну. Грешен, много буковок вышло, но кто раньше читал - похвалили.
 
Реклама
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Уважаемый vigger, почитал Вашу историю.

Мне тоже понравилось.
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Здравствуйте, дорогие коллеги.

Что-то никак не могу привлечь новых рассказчиков.

Для поднятия тонуса небольшая радиобайка:
-----



Блудёжка в ночи

Случилось это, когда я учился на радиоиженера в РКИИГА (Рижский Краснознамённый институт инженеров гражданской авиации) и летал домой в Алма-Ату. Не буду рассказывать о цели моего полёта, это требует отдельного развёрнутого описания, но помню точно, что цель была достигнута, и я возвращался назад в Ригу.

В то время рейсы по маршруту Рига – Уфа – Алма-Ата выполнялись на самолёте Ил-18. Экипажи относились к нам, студентам в форме гражданской авиации, довольно доброжелательно. Без всяких церемоний пускали в кабину, показывали всё, что было интересно, рассказывали о том, что было непонятно. Естественно, и с бортпроводницами всегда удавалось наладить хорошие отношения.

Погода по трассе была плохая, как помню, мы делали незапланированную посадку в Казани, и, в конце концов, после того как самолёт взял курс на Ригу, пассажиров в нём осталось очень мало. Компания подобралась тёплая и весёлая, все перезнакомились и вместе с бортпроводницами собрались в третьем салоне, в самом хвосте самолёта, где было сравнительно тихо и уютно, не так, как в других салонах. Пели песни под гитару, рассказывали разные истории, время прошло незаметно, и вскоре самолёт приступил к снижению.

Бортпроводницы пошли выполнять свою обычную работу перед посадкой, а мы продолжали развлекаться. Самолёт приземлился в ночную тьму, в иллюминаторы были видны только огни аэродрома. Слышу, бортпроводница объявляет:

- Наш самолёт произвёл посадку в рижском аэропорту «Румбула»...

Слава Богу! Наконец-то долетели. Только чувствую, что-то не то. Слишком уж долго рулим мы по разным рулёжкам, делаем много поворотов, никак не можем попасть на перрон. И вдруг в иллюминатор вижу надпись неоновыми буквами на здании аэровокзала: «МОСКВА».

Вот тебе и «Румбула»! Заблудились!

Вскоре бортпроводница извинилась перед пассажирами за ещё одну незапланированную посаду из-за плохой погоды в Риге, куда мы попали только утром, причём самолёт был заполнен, как говорится, под завязку, и бортпроводницам было уже не до развлечений.
 
Aoshnik

Aoshnik

Местный
Алексей Павлович Крынин,
Будучи студентом 4-го курса УАИ (тогда), был на практике в г.Кирове на заводе им.Лепсе. Вместе с нами проходили практику две группы из Рижского и Киевского институтов ГА. Жили мы все вместе в центре города в школе, прямо в классах, на раскладушках. В кабинете химии был огромный набор разнокалиберной химической посуды, так что даже рюмки покупать не надо было! Более веселого лета я не припомню.Работали, отдыхали, купались в Вятке, ходили по рюмочным, каковых в Кирове было огромное количество, ну и конечно рассказывали про особенности жизни и учебы в разных городах. Уфимская группа была смешанной - девчонки и мальчишки, а рижане и киевляне - одни мальчишки. Вместе - нас было около 60 человек. Некоторые потом приезжали к нам в Уфу в гости (к подружкам, точнее).Так что салют РКИИГА!
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Так что салют РКИИГА!
Уважаемый Aoshnik.

В Уфе я жил на ул. К.Маркса, 26, недалеко от УАИ. Несколько раз направляли меня туда на повышение квалификации, там учились мои друзья по работе, этот институт закончила моя жена Надежда Ивановна. Так что это учебное заведение мне хорошо известно. Взаимно, салют УАИ! :pivo:
 
RAV

RAV

Новичок
Здравствуйте, уважаемые форумчане!
Рарешите присоединиться к вашей компании.
Немного о себе:
Окончил Рижское ВВАИУ им. Я Алксниса, служил всю жизнь на военных вертолетных авиаремонтных заводах: 8 лет в Омске (Ми-8) возле главного аэропорта,ныне расформированном, (не путать с 41 АРЗ ГА (ныне - ОЗГА) - он стоит возле аэропорта МВЛ), 4 года в Каунасе (Ми-8) до вывода Российских войск, был "выведен" в Питер в Горелово (Ми-8, Ми-24, Ка-27, Ка-32) где служил до "странного" сокращения - был военнослужащим, стал служащим Российской армии на той же, но уже гражданской должности, где и работаю в настоящее время.
Так, что если не возражаете - присоединюсь к вашей приятной компании.
 
RAV

RAV

Новичок
Хочу рассказать байку об одной анекдотичной истории из жизни нашего училища Рижского ВВАИУ.
Произошла она в 1980 или 1981 (точно не помню) году летом, когда старшие курсы разъзжаются на практики и стажировки, в училище остается только молодежь и поступившие абитуриенты на курсе молодого бойца. В это время в училище обычно приезжают курсанты других училищ на практику в Ригу и живут на освободившихся площадях.
Так вот, в то лето приехали курсанты Воронежского ВВАИУ (метеорологи) практиковаться на Рижский завод ГИДРОМЕТПРИБОР. Лето было просто замечательное, погоды стояли....солнечные, даже жаркие. Естественно, мысли у ребят находились не вблизи познания процесса изготовления барометров и анемометров, а ближе к Рижскому заливу, к Юрмале. НО! Все люди военные, строем после завтрака - на завод, вечером строем обратно, а дальше - по распорядку.
Вот и решили двое, как это нынче называется - "закосить", т.е. прикинуться больными, остаться в училище и свалить в самоволку.
Из всех известных им заболеваний они выбрали - расстойство желудка, типа: "Съели что-то не то, причем вдвоем, оттого и страдаем". Пришли с утра в санчасть, предъявили на словах (а как еще покажешь) "болезнь" и стали в приемном покое ожидать своей участи.
К ихнему заболеванию военные медики отнеслись с полным пониманием, можно сказать, даже излишне скрупулезным пониманием. Лето, жара, двое (а это уже много) животами маются - значит эпидемия. Приезжает санитарная машина и этих "болезных" голубчиков под завывание сирен везут в Рижский окружной госпиталь.
В госпитале, к заболеванию отнеслись с полным пониманием и серьезностью. Приняли на лечение, пока оформляли (при этом изъяли у них военные билеты) уже в приемном покое, чтобы не затягивать диагностику, одного пригласили в кабинет, попросили забраться на стол, принять позу "пьющего медведя", т.е. - "раком", заголить зад, принесли прибор - проктоскоп и вставли его в соответствуюшее отверстие на теле. И вот, стоит курсант пятого курса, в парадной форме, с галстуком, в позе на столе, со вставленным прибором и в кабинет заводят группу студенток (все симпатишные, до обалдения) из мединститута (у них тоже практика, каждому - свое).
И с его слов, предаваемых потом из уст в уста:"Хоть бы одна б...дь прошла мимо и не заглянула". После экзекуции, натянув штаны при всей группе начинающих эскулапок, "больной" ни жив ни мёртв выскочил из кабинета, где дожидался своей участи его сотоварищ. К слову сказать, тот всю процедуру наблюдал в дырочку в двери кабинета, и поэтому обоюдное решение ими было принято мгновенно. Проскочив мимо медперсонала, они, без документов, выбежали из здания, перемахнули двухметровый забор (полоса препятствий - не вопрос) и вырвались на свободу.
Дальнейшие их приключения шли в общем-то довольно банальным путем: - напились с горя "до поросячьего визга" и попались военному патрулю.
А в Риге в то время комендатура была суровой, один начальник гауптвахты капитан Тимохин чего только стоил, гарнизонные караулы, зачастую теряли бойцов, оставляемых им на губе. Вот и прибыли эти голубчики на гауптвахту, их, как положено по Уставу, до вытрезвления поместили в камеру. Разборки отложили до утра.
И вот утром, военный комендант г. Риги, полковник Ковалевский, кстати сказать, родной брат коменданта нашего училища майора Ковалевского (такая вот военная династия), вызывает горе-симулянтов в кабинет на разбор. К слову сказать, нарушение дисциплины - тяжкое, тут и самоволка, и отсутствие документов (остались в госпитале), пьянка, короче, тянет на арест, а в дальнейшем, вероятно, и на отчисление.
Рассказали ребята всё честно ему про свои приключения. Комендант долго смеялся, вручил им документы (уже доставленные из госпиталя) и со словами:"Своё вы уже получили", отпустил с миром.
Вот такая история приключилась в нашем РВВАИУ.
 
Последнее редактирование:
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Уважаемый RAV.

Рад приветствовать Вас и поздравить с зачислением в когорту радиобайкописцев. Ваш вступительный взнос поволяет надеяться, что таких или аналогичных случаев в Вашей жизни было немало.

А Рига хоть теперь и заграница, но она остаётся у нас в памяти как город нашей молодости. Ностальгия, однако!
 
RAV

RAV

Новичок
Уважаемый Алексей Павлович Крынин,
Спасибо за теплые слова, а Рига - это мой еще и родной город. Кстати сказать, с РКИИГА у нас были дружеские отношения, ходили друг к другу в гости на танцы.
только с РЛТУ ГА была какая-то напряженка.
У меня много школьных друзей учились в РКИИГА, а потом и сослуживцев, вспоминаем Ригу, жаль, что с Союзом так получились. Но - будем надеяться на лучшее.
 
Алексей Павлович Крынин

Алексей Павлович Крынин

Прадед
Уважаемый RAV.

Согласен. Как говорится, надежды юношей питают. У меня в Риге осталось много друзей, последний раз был там в 1987 году на 15-летии выпуска, а после этого уже больше 20 лет пролетело. В связи с развалом Союза все связи потеряны, пытаюсь восстановить через Интернет, кое-что уже удалось сделать.
 
Реклама
Aoshnik

Aoshnik

Местный
Уважаемый Алексей Павлович !,
Хотя я учился на кафедре авиационного электрооборудования, почти все пять лет я занимался в спортсекции "охоты на лис", которая базировалась на чердаке 5-го корпуса (ныне 8-го, на углу улиц К.Маркса и Коммунистической). Там же находились коллективная радиостанция UK9WAC и секция дельтапланеристов.Это была очень приятная компания! Радисты уступили нам один приемник Р-250 и мы слушали весь мир, а тогда много интересного было, в том числе сеансы связи Юрия Сенкевича с "Тигриса". Мы мастерили себе передатчики-лисы (приемники были заводские - "Лес"), а дельтапланеристы уговаривали нас сделать для них портативные рации для пилотов для связи с землей посредством имеющейся у них армейской радиостации Р-108. (Это я для того говорю, чтобы соблюсти авиационную тематику!:D ). И истории мы рассказывали друг другу - кто как унесенный ветром падал и терялся (это дельтапланеристы), убегали в лес, забредали в болота и терялись (это мы), уходили из дома на полчасика послушать эфир" и... терялись на двое суток на каком-нибудь ДэИксКонтесте (радисты)!:confused2: