Авторская ветка Первым делом-самолёты!

Модератор темы: прокуратор понтий пилат
Реклама
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
прокуратор понтий пилат, Почему-то не узнал Вас... Хотя пересекались на рейсе в Калугу.
Cтало быть, методы шифровки были правильными:)
А серьёзно, пора бы нам уже и познакомиться, раз так часто летаем вместе! Если снова увидите меня где-то, смело подходите, будет здорово пообщаться! Ну и я постараюсь почаще писать о своих планах, вдруг у Вас они будут аналогичными.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
16-17 июня собираюсь осуществить коварный план: Москва-Пенза-Нижний Новгород. Ан-148, Пилатус ПЦ-12. Из Нижнего домой на "Стриже". Билеты куплены. Цена вопроса 16500. На двоих маньяков.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Хочу пожаловаться на Костромское авиапредприятие. У них есть очень нехорошая привычка переносить свои воскресные рейсы на следующие день-два, если они тоже выходные. Второй раз уже срывают мне поездку в Кострому на длинные выходные.:mad:
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
"Авиа Манагемент груб" - :ass1:. Спасибо товарищу А. Копцев, если бы не он, мы, как дятлы, приехали бы в пензенский аэропорт and we would suck juicy together because this little pile of dirty condoms харкать хотела на своих пассажиров. Они не уведомили ни нас, ни "Купибилет" о том, что наш рейс отменён. Наши билеты Пенза-Н. Новгород просто пошли бы в пользу голодающих Эфиопии, так же, как и билеты на "Сапсан" Н.Новгород-Москва, ибо к поезду в Нижний мы бы не успевали ни при каких раскладах. В лучшем случае, нам предстояли увлекательные походы по судам, чтобы доказать, что мы не дятлы, чтобы вернуть свои деньги.
Ну откуда берутся такие уроды? Я помню пару лет назад люди у нас тут жаловались, что какая-то авиакомпания отменила рейсы на Соловки, но те оказались приличными людьми, предупредили. У всех случаются отмены, это не криминал, только "Декстер" плювать хотел на своих клиентов с высокой колокольни.
 
K

kiiiba

Местный
Вот это подстава. За такое могут и из агрегаторов выкинуть, будут потом билеты только на бумажных бланках продавать.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Товарищ kiiiba, я думаю, надо выкинуть, чтоб, в том числе, другим неповадно было. Я думаю, это сборище кидал, надо приземлять как можно скорее, пока никто не пострадал. Но пока они ещё летают, всё-таки, предприму ещё одну попытку через месяцок. Где ещё слетаешь на "тёзке"? Только за бугром, где-нибудь в таких глухих местах, куда макар телят не гонял. Неохота.
 
B

brab

Старожил
Товарищ kiiiba, я думаю, надо выкинуть, чтоб, в том числе, другим неповадно было. Я думаю, это сборище кидал, надо приземлять как можно скорее, пока никто не пострадал. Но пока они ещё летают, всё-таки, предприму ещё одну попытку через месяцок. Где ещё слетаешь на "тёзке"? Только за бугром, где-нибудь в таких глухих местах, куда макар телят не гонял. Неохота.
Угу. Причем заметьте - сначала пропали билеты без всяких новостей, но при этом на сайте расписание было еще полным. И только через несколько дней оно сначала поменялось и потом прошла новость
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Всерьёз думаю о том, чтобы закатить на них телегу в Росавиацию.
 
Реклама
Мавр

Мавр

Старожил
прокуратор понтий пилат, Росавиация этот момент не регулирует. Пришлют отписку, что авиакомпания вам вернёт деньги.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Покупая билеты в Пензу, мы вовсе не собирались осуществить давнее и горячее желание побывать в этом городе. Потому что такого желания у нас не было. Единственной причиной, которая побудила меня с супругой туда собраться, было намерение одним махом освоить два новых, и притом редких, типа самолётов – Ан-148 и «Пилатус РС-12».
Довольно типичный, хотя и хитрый, авиаманьячный план – сначала на Ан-148 из Домодедово в Пензу, там ночевка, а на следующий день после полудня – на РС-12 до Нижнего Новгорода. В Нижнем нам предстояло сразу ехать из аэропорта Стригино на Московский вокзал, а оттуда на «Стриже» в Москву.
В общем, интересно. Вот только над нашими мечтами цинично надругалась авиакомпания «Декстер», которая взяла и отменила рейс Пенза - Нижний Новгород. Причём, никого не поставив об этом в известность. Если бы не товарищ А. Копцев, который, узнав, что мы собираемся лететь таким маршрутом, предупредил нас об отмене рейса, то мы, как последние идиоты, приехали бы в пензенский аэропорт только для того, чтобы там узнать об отмене и тут же очутиться в очень глубокой и грязной заднице.
Допустим, что «Декстер» потом всё же вернул бы нам стоимость своих билетов. А вот кто бы вернул деньги за билеты на «Стриж», на который мы гарантированно не успевали, ибо не существовало других способов добраться из Пензы в Нижний за шесть часов? Это большой вопрос, потому что пришлось бы доказывать, возможно, даже в суде, что на поезд мы опоздали по милости какого-то мудрилы из "Авиа Манагемент Груб", а не по своей глупости.
Кроме того, ещё неизвестно, как бы мы добрались из Пензы домой, ведь достать недорогие билеты на день покупки на поезд или автобус в выходные, да ещё летом, очень непросто. Наверняка пришлось бы брать за большие деньги купе или лететь самолётом.
Правда, была у нас мысль доехать-таки до Нижнего, но это оказалось намного дороже, чем просто вернуться домой сразу из Пензы. Пришлось бы всё равно сдавать билеты на «Стриж», теряя на этом деньги за штраф, покупать новые, бронировать ещё на одну ночь гостиницу в Пензе, и, наконец, покупать какие-то билеты оттуда до Нижнего.
В общем, «Декстер» очень жёстко нас подставил. И с «Пилатусом» обломал, и со «Стрижом», на котором мы ещё не ездили, тоже. Их билеты мы, конечно, сдали, как и билеты на «Стриж», и вместо этого купили два билета в плацкарт на поезд Пенза – Москва, благо, за месяц до поездки они ещё были.
В день вылета, в пятницу, 16 июня, погода в Москве была не очень. Впрочем, она такая с самого начала весны. Едва я вышел из метро на Домодедовской, как влупил сильнейший ливень. К счастью, в аэропорту он уже перестал, и из-за тяжёлых туч даже начало проглядывать солнышко. Правда, было нежарко. Специально обученные предсказанию погоды люди, называемые также синоптиками, наванговали, что и в пятницу, и в субботу, как в Москве, так и в Пензе будет дождливо и холодно, не выше +16.
Хорошо, что предупредили. Мы надели на себя свитера и куртки, взяли зонт. А заодно и нашу новую игрушку. Старая мыльница Panasonic, верой и правдой прослужившая во всех поездках 8 лет, окончательно сломалась, и теперь с нами ехала зеркалка Canon, купленная за несколько дней до этого. У нас на неё были большие планы и надежды и, надо сразу сказать, что они полностью оправдались.
Старая камера совершенно не годилась для съёмок в сумерках и ночью, из-за чего я потерял немало ночных изображений самолётов, на которых мы летали. Изображение выходило сильно размазанным и зернистым, ведь для того, чтобы оно было более-менее качественным, нужно было жёстко и довольно долго фиксировать камеру, а кто ж вам позволит это делать на лётном поле аэродрома?
Canon, оснащённый объективом со стабилизацией изображения, в этом вопросе сразу показал себя с наилучшей стороны. Домодедовские снимки Ан-148, сделанные мной в сумерках, а затем серия в пензенском аэропорту уже в почти полной темноте, вышли почти такими же чёткими и яркими, как если бы я делал их днём. И это в автоматическом режиме! Дайте мне только разобраться с ручными настройками!..
Помимо этого, новая камера давала возможность более четкой съёмки с использованием оптического зума, FullHD видео, имела более широкий угол обзора, возможность ведения макросъёмки, а также всякие дешёвые понты вроде встроенного Wi-Fi.
Пройдя регистрацию и предполётный контроль, мы очутились в хорошо знакомой зоне вылета аэропорта Домодедово, в правом крыле аэровокзала, и, от нечего делать, как обычно, стали глазеть на перрон в поиске интересных типов. Сразу бросился в глаза элегантный силуэт Ту-154 в не менее элегантной новой «ледяной» ливрее «Алросы». RA-85684! Лайнер стоял примерно в полукилометре, у склада ГСМ. Двери были открыты, к средней пристыкован трап. Явно ждёт пассажиров и куда-то собрался. Интересно, куда?
Тогда я решил, что, скорее всего, куда-то на юг, в Краснодар или Сочи, но позже выяснилось, что полетел он совсем в другую сторону – в Мирный, с промежуточной в Екатеринбурге. А что, можно было бы сгонять в наш любимый уральский город.
Пока я его снимал, приземлился наш Ан-148 и зарулил на самую дальнюю стоянку, но в своей ярко-жёлтой ливрее «Саратовских авиалиний» хорошо видимый даже оттуда.
Рядом, у одного из ближних телетрапов, стоял ещё один саратовский гость – Як-42.
Вскоре объявили посадку на наш рейс 6В 709, и автобус провёз нас мимо обоих «пережитков советского прошлого». К сожалению, снять вблизи ни один не удалось – стекло «Неоплана» было заклеено рекламной плёнкой, мешавшей не только фоткать, но и смотреть, а Як-42 ещё и закрыл какой-то «аэробус».
«Ослик», как ласково называют Ан-148, стоял в одном ряду с несколькими «Суперджетами» авиакомпании «ИрАэро», резко выделяясь силуэтом и яркой окраской. Почему его назвали «осликом»? По-моему, маленький и пузатый, на коротких чёрных ножках, он больше похож на жирную оранжевую гусеницу, припавшую к земле толстым брюшком.

Пенза. И где тут ослик?

Наш Ан-148 в Пензе. Рейс 6В 709 завершён (2).JPG


Ан-148 – одноклассник «Суперджета», поэтому, полетав на обоих типах, есть возможность и желание сравнить их друг с другом с точки зрения потребителя.
Расстояние между фюзеляжем и землёй у него совсем маленькое, поэтому достаточно сделать всего несколько шагов по короткой, в шесть ступенек, встроенной в трап лесенке, и вы уже в салоне. Особенно ценным такое преимущество будет иметь на плохо оборудованных аэродромах, где может не быть вообще никаких внешних трапов. Естественно, благодаря этому, посадка и высадка происходят просто молниеносно. В Пензе мы очутились на земле всего через три минуты после того, как самолёт замер у терминала. Понятно, что это не только удобно для пассажира, но и прямая материальная выгода для авиакомпании. Меньше простой в аэропорту – меньше накладные расходы, с этим связанные, и больше времени можно потратить на пребывание в воздухе, а не на земле.
Детище КБ Сухого здесь сильно уступает конкуренту. Своего трапа у него нет, а расстояние от выхода до земли настолько велико, что сильно удлиняет процесс посадки-высадки.
Впрочем, на этом все плюсы «ослика», пожалуй, и заканчиваются.
Чисто внешне SSJ100 значительно технологичнее – всякого рода стыки, узлы креплений кажутся сделанными более гладко и качественно. Во время короткого разбега в салоне нашего Ан-148 безбожно дребезжали, несколько раз сами собой открывались и никак не желали закрываться дверцы багажных полок, что тоже говорит о качестве сборки.
Туалет у российско-украинского самолёта тоже меньше, как и вместимость салона. При одинаковой компоновке 3+2 в саратовском Ан-148 было 83 кресла, в то время как «Суперджет» берёт минимум 98 пассажиров.
Шум в салоне у «Ана» немного сильнее, видимо, исключительно из-за высоко расположенных двигателей. Зато благодаря им же любое место у окна гарантирует прекрасный обзор. Одним словом, лично мне SSJ понравился больше, чем «ослик».
Полёт до Терновки длился ровно час, и, когда самолёт пробил плотные облака над окрестностями аэропорта, внизу открылась прекрасная панорама. Мы летели над огромным озером – Сурским водохранилищем, окружённым со всех сторон зелёными полями и лесами. Самолёт заложил вираж над этим рукотворным морем, мы снова пролетели над мощной плотиной и через пару минут сели в аэропорту Терновка.
Аэровокзал в пензенском аэропорту совсем маленький и старый, явно ещё советского времени, хотя его происхождение и попытались не очень успешно замаскировать при помощи современных облицовочных материалов.

Местный аэропорт. Симпатичное место.

Аэропорт Пенза. Аэровокзал (3).JPG


Несмотря на то, что терминал был совсем рядом, пассажиров любезно подбросили к нему на современном автобусе, правда, сам терминал разглядеть изнутри как следует не удалось. Сделав пару снимков, мы поспешили на автобусную остановку метрах в 200 от аэровокзала.
Время было позднее, но мы рассчитывали успеть добраться до города на общественном транспорте, что, по данным 2ГИС, было вполне возможно. Правда, мы не знали, до какого времени он курсирует, поэтому ещё дома предусмотрительно запаслись кучей телефонов местных таксомоторов. Как выяснилось, не зря.
Едва мы вышли из здания аэропорта, как увидели, что от остановки отъезжает какой-то большой, похожий на городской, автобус. Он даже не сделал попытки дождаться толпу людей, шедших в его сторону. Правда, почти все эти люди разъехались на машинах и такси, и мы оказались на остановке в компании всего лишь ещё одной молодой парочки.
Судя по расписанию, висевшему на остановке, в аэропорт ходят из города три маршрута – два автобуса (№54 и 66) и троллейбус №7. Троллейбус, правда, делает последний рейс отсюда в город что-то около 6 часов вечера, а у автобусов было ещё несколько ходок.
Нужный нам 66-й, на котором мы могли доехать почти до самой гостиницы, так и не приехал больше, хотя по расписанию был ещё один рейс. Видимо, тот, который показал нам хвост, им и был. Зато приехал 54-й, на котором и укатила другая парочка. Мы гордо не поехали, так как потом пришлось бы идти от остановки до цели километра полтора по незнакомому городу, да ещё, как потом оказалось, через довольно мрачные и глухие переулки.
Бестолково прождав автозак ещё минут двадцать, мы вызвали такси. Такси в Пензе приличное. Машина подъехала всего через пять минут, а водитель был русский и вежливый. За полчаса мы услышали от него всего три фразы: «Такси вызывали?», «Если можно, без сдачи.» и «Спасибо!». За всё это мы отдали всего 225 рублей.
Хотя уже стемнело, и мало что было видно, мне почему-то сразу показалось, что Пенза – хороший город. Широкие, ярко освещённые улицы центра, неплохое качество дорог сразу создали благоприятное впечатление. Правда, район, куда мы приехали, оказался далеко от центра, и такого пошиба, что, как бы лучше сформулировать… Короче, ночью тут как в названии старого советского фильма – «Чужие здесь не ходят». Не знаю, может, я клевещу на хороший город, и местные гопники там тоже боятся ходить по ночам, но, не имея информации и парочки выкидух с кастетом, лучше покататься на такси.
Гостиница находилась на самом отшибе отдалённого спального района на проспекте Победы, в тёмной низине. Утром выяснилось, что она стоит на берегу неширокой речки, сразу за которой начинается обширный лесопарк.
Здание представляло собой мешанину различных заведений – от бара до кружка физкультуры (пардон, фитнес-клуба) и переживало масштабный ремонт. Но гостиничный блок оказался очень даже неплохим. Нас поселили в отдельном номере, чистеньком и очень просторном, со всеми удобствами, а узнав, что мы голодны и хотим есть, ещё и оперативно принесли прямо в номер весьма внушительный ужин всего за 200 р., какового таким едокам, как мы, вполне хватило на двоих.
Утром, позавтракав (100 р. с человека), мы без раскачки побежали смотреть город. Времени было мало, ибо поезд до Москвы отправлялся в половине пятого вечера.
По улице Ульяновской мы дошли до проспекта Победы и вышли на автобусную остановку с намерением добраться до центра города. Затхлая атмосфера ближайших окрестностей гостиницы резко контрастировала с продвинутым урбанистическим пейзажем вокруг остановки с загадочным названием ЦНТИ. Рядом возвышались современные корпуса горроддома и госпиталя ветеранов войн, а чуть подальше – разноцветные кубики строящегося жилого и делового кластера.
Примерно в полукилометре, в перспективе широкого проспекта Победы был хорошо виден высокий монумент «Орден Победы». Жаль, но нам нужно было в другую сторону. А зря, всё-таки, мы туда не сходили, ведь ещё в полукилометре за стелой есть любопытный памятник – самолёт Су-9. Так что, с самолётом вышел прокол.
Мимо ездило много маршруток, троллейбусов и автобусов, коими и представлен здешний городской транспорт, в том числе и треклятый 66-й, и мы уже совсем собрались было сесть на что-нибудь в сторону центра, как я вдруг приметил на таком же расстоянии, что и «Орден Победы», только в противоположном направлении, интересный объект. Это были две высокие полые каланчи с конусовидными шапками, торчавшие над верхушками деревьев. Сначала я подумал, что это какой-то аттракцион наподобие «Гравитации» в местном парке культуры. Однако, приглядевшись, увидел, как мне показалось, что-то вроде полумесяцев на вершинах конусов. Мечеть! В Пензе живёт немало мусульман, так что это вполне возможно. Юля подтвердила, что это действительно полумесяцы, только почему минареты полые? Мечеть в стиле авангарда? Чего только не бывает в этом безумном мире!
Забыв про автобус, мы пошли туда пешком, и загадка авангардистских минаретов скоро открылась. Это действительно была мечеть, только недостроенная. Минареты представляли собой просто полые каркасы из четырёх стальных балок, ждущие, когда их закроют какой-нибудь облицовкой. Зато полумесяцы уже водрузили. Главный купол тоже наличествовал, но, в целом, работы там ещё навалом, в том числе и на прилегающей территории, так как стройплощадка находилась на краю большого, неухоженного лесопарка.
Большой рекламный щит у дороги гласил, что это будущая главная соборная мечеть Пензы. Несомненно, завершение её строительства принесёт большую пользу не только местным мусульманам, но и всем пензенцам, так как всю прилегающую к ней территорию обязательно приведут в порядок, приукрасят и облагородят. Она станет ещё одной, как теперь принято говорить, точкой роста для этого, отсталого прежде, района, да и всего города тоже.
Осмотрев контуры будущей точки роста, мы сели на автобус №77 и поехали к площади Победы, которая находится на одноимённом проспекте дальше в сторону центра. Правда, немного ошиблись, потому что этот автобус до площади-то нас довёз, но не прямо, а сделав большую петлю. Ну и ладно, зато по городу покатались. Кстати, в Пензе проезд на общественном транспорте бесплатный – автобус и троллейбус стоят 18 р., маршрутка всего на пару рублей дороже.
Площадь Победы – большая, красивая и просторная. В Пензе вообще много простору, в том числе, благодаря таким большим площадям и прямым, широким улицам и проспектам, о которых я уже говорил. Город очень открытый, в нём как-то легко дышится. Вообще, первое впечатление о городе меня не обмануло. Не зря он ещё накануне вечером вызвал к себе симпатию, которая на следующий день только окрепла.
Город привольно раскинулся вдоль реки Суры на зелёных, живописных холмах, которые ещё добавляют ему шарма. Здесь много парков и скверов, вообще всяческой зелени. Особенно бросается в глаза обилие цветов, в первую очередь, пионов. Они в Пензе повсюду. Их здесь столько, что этот город можно смело назвать пионовым царством. Даже Юля, которая не очень жалует этот цветок, была просто восхищена таким их обилием, настолько, что даже, по её словам, в корне изменила своё отношение к этому растению.
К тому же, Пенза совсем не похожа на затхлую, сонную провинцию. Жизнь здесь кипит. Строятся новые микрорайоны, на улицах полно людей, притом среди них очень много молодёжи. А значит, молодые люди не уезжают отсюда, чтобы пополнить собой биомассу московского офисного планктона, а остаются здесь, связывают своё будущее с родным краем, что не может не радовать. Это уже само по себе достаточный признак того, что Пенза – динамичный, растущий город. И, между прочим, девушки здесь очень красивые, так что на месте здешних парней я бы тоже никуда не поехал.
Но вернусь к Площади Победы. Посередине её насыпан невысокий курган, на вершине которого стоит монумент, изображающий мать с ребёнком на руках и солдата, у чьих ног горит Вечный огонь. Это место популярно у молодожёнов. Как раз, когда мы там были, у монумента веселился свадебный кортеж.
Рядом с площадью находится Пионерский парк, составляющий с ней единое композиционное и смысловое пространство. У входа в него есть небольшой бассейн с фонтанами и стена с фотографиями солдат Великой Отечественной, а дальше, под сенью его могучих деревьев, как зримое эхо войны, спрятались пушки, танки и реактивные миномёты, всего около полутора десятков. Правда, почти все – уже послевоенных образцов.
Тут же, рядом с этим небольшим музеем, к 55-й годовщине Победы и в память обо всех погибших на полях сражений возвели маленький храм-часовню имени святого Архистратига Михаила. Несмотря на близость оживлённой городской магистрали, здесь царит тихое умиротворение и покой, гуляют родители с детьми, пенсионеры и молодёжь, словно и нет здесь никакого большого города.
Отдав дань памяти героям войны, мы вышли к остановке на проспекте Победы и тут увидели чудо – роскошное мозаичное панно на тему ратных и трудовых побед советского народа во всю торцевую стену обычной панельной пятиэтажки. Не знаю, как кто, а я бы за одну такую пятиэтажку легко отдал бы все шедевры любимого ваятеля одного бывшего московского мэра.

Советский лозунг "Искусство - в массы!" на практике. Такое панно и в Третьяковке смотрелось бы не хило.

Проспект Победы.JPG


Теперь нас уже ничто не задерживало и на первой попавшейся попутной маршрутке мы добрались, наконец-то, до центра города, выйдя на остановке у Центрального рынка. Пройдя по улице Чехова, мимо ЦУМа и Пензенского драмтеатра имени Луначарского, одного из старейших в России, мы повернули направо и оказались на обширной площади. Слева её замыкало здание драмтеатра, справа – сквер имени Белинского с памятником великому литератору и трибуну. И пионы на площади, много пионов.
Позади было великолепное здание Гостиного двора, ныне торгового центра, а в прежние времена фешенебельной гостиницы «Гранд-отель», построенной в 1880 г. на средства скромного крестьянина-мигранта из Калужской губернии.

Бывший "Гранд-отель". Построено на скромные сбережения бывшего крепостного.

Ул. Московская. Гостиный двор (Гранд-отель), 1880 (3).JPG


Здание театра им. Луначарского тоже примечательно в своём роде, но не в смысле архитектуры – довольно безвкусная современная псевдоклассика с дорогущими гранитными плитами и стеклопакетом вместо фасада. Примечательно оно тем, что старое здание этого очага культуры, построенное в 1916 г., так и не увидело свой вековой юбилей. Оно сгорело дотла 2 января 2008 года. Учитывая дату и всем известную пагубную страсть артистической публики к пьянству, первое и самое простое, что приходит на ум в этой связи – они сами и спалили свою alma mater. Похоже, что стрелочника так и не нашли, а может, и не особо искали, а жаль. За поджог здания эпохи модерна четвертование было бы самым гуманным возмездием.
Ясное дело, такой город, как Пенза, не может обходиться без своего театра, и новое здание, надо отдать должное местным властям, было построено меньше, чем за два года. Умеем работать, когда захотим!
Вот отсюда и начинается местный Арбат – пешеходная зона улицы Московской, тянущаяся с севера на юг почти на два километра. Прямой, как стрела, он упирается в строящийся Спасский кафедральный собор, золотые купола которого возвышаются в конце сужающейся перспективы улицы на высоком холме. Кажется, что они парят в небе.

Местный Арбат - улица Московская. Московская улица отдыхает, без шуток.

Ул. Московская (4).JPG


Мы шли по этой улице, залитой щедрым июньским солнцем, и я проклинал синоптиков, из-за которых мы оделись, как на Северный полюс, да ещё и с зонтом в руках. А люди вокруг ходили в рубашечках и платьях. Я тут попытался разобраться в этимологии слова «синоптик», и вот что вышло. Получились два варианта: 1) испанско-греческий – sin (исп. «без») и ὀπτική (греч. «видение»); 2) латинско-греческий – Sina ( лат. Китай) и ὀπτική. Получается, что синоптик – это либо «слепой», либо «видящий по-китайски», ну, то есть, как ни крути, а по-любому придурок.
На каждом шагу торчали киоски с местным мягким мороженым со смешным названием «Морожики». Устоять было невозможно. Взяв по порции, мы побрели дальше, глазея по сторонам, как какая-нибудь деревенщина, впервые попавшая в большой город. А на кого ещё мы были похожи в такую жару в своих плащах и куртках, с сумками да ещё с зонтом?
Заслуживают упоминания три здания. Это бывший Мясной пассаж в узнаваемом псевдорусском стиле, и замыкающие с двух сторон площадь Ленина Дом Советов и массивный Рыбный пассаж, обезображенный идиотской надписью McDonalds.
Здесь мы свернули налево и, пройдя через площадь и улицу Кирова, вышли на широкий, зелёный бульвар. Это сквер Славы, украшенный памятными камнями с вехами истории Пензы, а в самом его конце лежат три массивных глыбы красивого красноватого камня таганаит, с приветом от губернатора Бочкарёва, в правление которого их установили.
Если пройти ещё немного вперёд, попадаешь на набережную реки Суры. Здесь находится ещё один военный мемориал, включающий монумент Славы, называемый в народе просто «Росток» (он действительно похож на росток какого-то цветка) и стеклянная стела, с именами пензенцев-героев и полных кавалеров ордена Славы.
Кстати, с местной топографией здесь полная каша. Набережная, судя по всем картам, почему-то называется реки Пензы, хотя идёт она вдоль берега Суры. Река Пенза, являющаяся притоком Суры, здесь, как бы, и не рядом. Что за географ тут начудил? Не иначе тот, что глобус пропил. Отсюда хорошо видны два моста через Суру (именно через неё, не через Пензу, это я для пьяных географов говорю!) – четырёхпролётный Бакунинский и подвесной мост Дружбы. Сура в этом месте довольно широка, никак не меньше ста метров.

Набережная реки Суры, мост Дружбы. Для пьяных географов ещё раз - Суры! Не Пензы!

Набережная р. Суры. Мост Дружбы.JPG


Помимо этого в поле моего зрения попало ещё одно сооружение. По соседству с фермами Бакунинского моста, чуть левее, торчал характерный шпиль, который я сразу опознал как минарет. До него было метров триста. Мы тут же пошли туда, и вскоре нам предстала действующая Пензенская соборная мечеть. Это довольно скромное, двухэтажное здание голубого цвета с маленьким куполом и невысоким минаретом. Причём последний, в отличие от всего здания, построен из неоштукатуренного кирпича и стилистически тоже выглядит так, словно его пристроили много позже.
Для соборной мечети такой крупной татарской диаспоры, как пензенская, это здание выглядит слабовато, неудивительно, что город затеял постройку новой, более статусной. Тут же, прямо напротив мечети, находится Центральный рынок, что вполне гармонично, ибо, как известно, торговля у мусульман считается весьма богоугодным занятием.
От мечети мы вернулись тем же путём до площади Ленина, но до Московской уже не дошли, а свернули на улицу Кирова, которая также много чем примечательна. Чуть не забыл. Проходя снова по улице Славы, мы наткнулись на невиданный прежде гриб, облюбовавший себе ствол дерева. Видал я всякие чаги, но такую увидел впервые. Не знаю, что это, но точно не чага.

Такой гриб.

Необычный гриб на ул. Славы.JPG


Улица Кирова идёт параллельно Московской. Недалеко от площади Ленина они обрамляют другую, очень красивую, Фонтанную площадь. Помимо фонтанов на ней немало разного рода скульптур, в основном авангардистского характера. Моё внимание привлекла одна. Надеюсь, что ошибся, но мне показалось, что она изображала человека, спаривающегося с птицей. Я попытался вспомнить что-нибудь похожее из мифологии, но не смог.

Фонтанная площадь.

Фонтанная пл. между ул. Московской и Кирова (2).JPG


Дальше на Кирова нельзя пройти мимо бюста Сталину. Сначала его поставили в другом месте, но пару лет назад перенесли сюда, к зданию местной ячейки КПРФ, где находится также Сталинский центр. Бюст в очень хорошем состоянии и украшен живыми цветами. Фото не буду выкладывать, дабы не провоцировать неизбежные дискуссии, явно лишние на данном форуме.
Он очень гармонично смотрится на фоне находящегося через дорогу Троицкого женского монастыря с двумя церквями – Троицкой и Сошествия Святого Духа. Если кто-то захочет найти в этой фразе юмор, сатиру или, пуще того, стёб, то совершенно напрасно. Именно Сталин в годы войны потихоньку начал новое возрождение веры на Руси, разгромленной в 30-е троцкистско-зиновьевскими изуверами. Ну, понятное дело, в тех масштабах, какие ему тогда позволяли текущий момент и классовое самосознание.
По улице Кирова мы дошли до видовой площадки у остановки «Библиотека им. Лермонтова», с которой открывается прекрасный вид на Суру и её цветущую долину. Здесь же, на видовой площадке, есть ещё два примечательных объекта. Один – памятник первопоселенцу, второй – уникальный музей. Это так называемый музей одной картины, являющийся, если не ошибаюсь, филиалом местного краеведческого музея.

Лепота. Долина Суры от памятника первопоселенцу.

Вид на город от памятника первопоселенцу (4).JPG


Не стоит, однако, думать, как и мы поначалу, что, кроме одной картины, в нём ничего больше нет. Во-первых, картина там действительно одна, да не одна и та же. Их периодически меняют, и в день нашего приезда там висела «Княжна Тараканова» Флавицкого. Что само по себе очень достойно внимания и уважения. А, во-вторых, помимо картины, посетители могут посмотреть интерактивную экспозицию, в которой рассказывается о самой картине и её авторе, о других его работах и о времени, когда она создавалась. Цена полного билета 100 р.

Музей одной картины.

Музей одной картины на ул. Кирова.JPG


Увы, наш паровоз уже стоял под парами, и мы никак не успевали туда попасть. В следующий раз непременно. Единственное, что мы ещё успели сделать, это подняться по склону холма наверх, к скверу имени Лермонтова. Именно здесь стоит будущий главный храм Пензы – Спасский кафедральный собор, купола которого мы видели, стоя у драмтеатра.
Здесь же находится монумент «Слава героям» - ещё один пункт обязательной программы для всех пензенских новобрачных, и здание бывшего кинотеатра «Родина» в строгих формах сталинского ампира. Сейчас там, по слухам, местные жульманы оборудовали штаб-квартиру какого-то ЧОПа.
Здесь дождик, вяло накрапывавший уже с полчаса, припустил сильнее, и, хотя очень скоро ветер разогнал тучи, и снова выглянуло солнышко, как следует пофотографировать не удалось. Пришлось ограничиться снимками на телефон.
По улице К. Маркса мы вновь спустились к первопоселенцу, сели на остановке на маршрутку и через 15 минут уже были на железнодорожном вокзале Пенза-1.
Вокзал очень большой, настолько, что мне даже не удалось целиком втиснуть его в кадр, хотя мы отошли довольно далеко. По размерам он, пожалуй, не меньше Курского в Москве и примерно похож внешне – такой же длинный и низкий. Но у него есть своя изюминка – часы.
Посредине терминала торчит высокая стеклянная башня административного блока, на её лицевой стене они и висят. Что же в них особенного? А то, что вы не сразу догадаетесь, что это такое. Просто две чёрные палки на высоте девятиэтажного дома. Ни циферблата, ни цифр, ни хотя бы чёрточек. Ничего нет. А это не палки, это стрелки. Иногда их можно принять за птичку, иногда – за какую-то абстрактную декорацию. Мы допёрли, что это часы, только когда поняли, что палки движутся, да ещё и синхронно с нашими часами.
Тут же, прямо у вокзала, примостился очень неплохой и недорогой магазинчик местных сувениров, что для нас оказалось очень кстати, так как, очарованные Пензой, мы забыли про то, что должны купить дежурный магнит. А тут вспомнили и купили, всего за 30 р., считай даром, учитывая, что это вокзал.
От вокзала мы ещё успели прогуляться до находящегося поблизости, на улице Суворова, торгового центра «СаниМарт», где набрали еды в дорогу в тамошнем «Перекрёстке». Нагрузившись пакетами с едой, переполненные положительными впечатлениями, мы заскочили в вагон поезда Пенза - Москва и скоро уже грустно смотрели, как за окном медленно уплывает вдаль полюбившийся нам город. Но музей одной картины стучит в наших сердцах. Когда-нибудь мы вернёмся.
 
Последнее редактирование:
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Мне постоянно или ВС меняют или вообще рейс отменяют( Шайтанизьм!:mad:
 
Alena_

Alena_

Старожил
прокуратор понтий пилат, расскажите про отмены, плиз.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
прокуратор понтий пилат, расскажите про отмены, плиз.
Отмены было две - в мае в честь Дня Победы Костромское АП перенесло воскресный рейс на понедельник и вместо Костромы на Ан-26 пришлось лететь из СПб в Ярославль, где, в свою очередь, С7 тоже не подкачала и подсунула А319 вместо обещанного Е-175. На вторую отмену мы с Вами вместе нарвались - я про "Метеор" Рыбинск-Ярославль.
Ха, совсем забыл! Ещё с "Пилатусом" нас "Декстер" кинул совсем недавно. Отменили рейс Пенза-Нижний.
Плюс Белавиа кинула в октябре (Б-737 вместо Е-175 из ЗИА в Минск) и в апреле Алроса прордала билеты на Ту-154 до Краснодара, но полетел я почему-то туда на "Боинге".
Ну, что, я чемпион по кидкам? Или есть ещё бедолаги с более внушительным списком обломов? :)
 
Последнее редактирование:
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Возвращаешься из очередной поездки и сразу начинаешь думать: «А куда же податься в следующий раз?» Вроде бы, не проблема – на фантазию не жалуюсь, наша страна обширна и разнообразна, не говоря о том, что она занимает всего 1/7 часть обитаемой суши и, стало быть, есть ещё 6/7. Но авиаманьяку мало просто отправиться из точки А в точку Б, очень желательно при этом туда долететь, да ещё на каком-нибудь редком типе воздушного судна.
Конечно, за границей тоже летают редкие самолёты, но туда ещё добраться надо, так что тут ещё вылазят проклятые экономические вопросы. Короче, давно мне не давала покоя обида, нанесённая авиакомпанией «Костромское авиапредприятие», когда пару-тройку месяцев назад оно совершенно расстроило мою уже почти готовую поездку в этот древний северный город. Взяли и перенесли в честь праздника свой рейс из Пулково с воскресенья на понедельник. Лететь туда только для того, чтобы из аэропорта сразу отправиться на железнодорожный или автовокзал, совсем не хотелось, и от поездки пришлось тогда отказаться.
Однако, мысль об Ан-26 грозила превратиться в idée fixe. К тому же, оказывается, из совсем близкого к Костроме Ярославля в Рыбинск всё ещё, как в старые, добрые советские времена, можно доплыть не на чём-нибудь, а на крылатом судне «Метеор». Когда-то, в баснословные времена проклятой совковой эпохи, они с быстротой ветра рассекали наши водные просторы, позволяя отсталым совкам за каких-нибудь несколько часов с комфортом преодолевать сотни километров. Сейчас эффективная рука свободного рынка избавила нас от этого бесполезного железного барахла, что особенно приятно для жителей всяких медвежьих углов на Северах и в Сибири. Теперь у них в жизни гораздо меньше дурацких хлопот, чем прежде. Сиди себе в своей таёжной избушке, дави клопов и радуйся.
Я всего раз путешествовал на этом чудо-корабле, когда летом 1985-го нам с мамой нужно было быстро добраться из села Кожевниково под Томском до Колпашево. Около шести утра мы запрыгнули на проходящий из Новосибирска СПК (не помню его названия) и часов через восемь уже были в Колпашево, а это вёрст 450.
Из моего родного Владивостока тогда аналогично ходили «Кометы» и «Колхиды» в Находку, Славянку, кажется, в Тавричанку тоже, но тогда так и не довелось на них поплавать. А сейчас и там всё, амба!
В общем, составился очень шикарный и ностальгический план – сначала поездом до Рыбинска, потом «Метеором» до Ярославля, дальше на автобусе до Костромы, оттуда на Ан-26 в Петербург и, наконец, возращение в Москву снова поездом. К сожалению, формат двухдневной поездки позволял только в Костроме более-менее задержаться. Но в Питере и Ярославле мы уже были, а Рыбинск не такой большой город, и была надежда за три часа успеть осмотреть большую часть его основных достоинств.
У рыбинского поезда удобное расписание – отправление примерно в 9 вечера, в семь утра прибытие, и как раз остаётся три часа на прогулку до отправления «Метеора» в Ярославль. Ночью спишь (если, конечно, забыть, что это поезд), весь день потом в твоём распоряжении.
Вечером в пятницу мы прибыли на Белорусский вокзал. Было пасмурно, накрапывал мелкий дождичек. Народу на поезд набралось прилично. Но самом деле так только казалось, потому что почти все скучковались в одном месте. Скоро стало ясно почему. Паровоз притащил за собой всего пять вагонов. Прямо какая-то детская железная дорога!
Ну понятно, пассажиропоток маленький, но кто мне объяснит, почему в поезде, состоящем из пяти вагонов, мы едем в вагоне с порядковым номером 31? Возможно, я не знаю чего-то важного, но мне сразу вспомнилось, как однажды я чуть не уехал из Воронежа в Москву вместо Сочи на поезде, на котором было написано Москва - Адлер.
Вагон моментально забился битком, залезла даже целая команда велосипедистов в комбезах и попёрла свои велики по узкому проходу. Народ тут же повытаскивал свои узелки с чифаном (кто служил в КДВО, знает, что это такое), чтобы успеть похавать перед сном. Диетологи бы нас убили, а что делать, если другого времени экономно поужинать не было? Ну, и мы тоже достали.
Скоро совсем стемнело, глядеть в окно стало не на что, чифан был съеден, и пассажиры, кряхтя и поскрипывая костями, полезли на свои полки. Отбой.
Проснулся часов в шесть утра и не узнал вагон. Больше половины людей куда-то пропала, осталась едва треть, даже велосипедисты исчезли. Рыбинск, похоже, вообще мало кому интересен кроме тех, кто там живёт.
Незадолго до семи поезд остановился на перроне вокзала Рыбинск-Пассажирский. Рыбинск встретил такой же погодой, что была накануне в Москве – низкие серые тучи обложили всё небо, начало моросить. Забрав свои нехитрые пожитки, мы вышли в новый, незнакомый город.
Первое, что видит человек, приехавший в Рыбинск по железной дороге – огромное и великолепное для такого небольшого города здание вокзала в стиле модерн постройки начала прошлого века. Увы, времени в Рыбинске у нас было совсем мало и внутрь него мы не пошли, а сразу отправились осматривать окрестности Вокзальной площади.

Парадные ворота Рыбинска - железнодорожный вокзал.

Рыбинск. Ж.д. вокзал, 1905 г..JPG


А посмотреть есть на что. Прямо напротив вокзала находится довольно скромное, похожее на сельский ДК, здание Кукольного театра. За вокзалом виден ансамбль Вознесенской церкви начала позапрошлого века, а там, где от площади отходит улица Пушкина, смотрятся друг на дружку, словно соперничая в красоте, два прекрасных памятника архитектуры рубежа XIX-XX веков. Первое – польский католический костёл в узнаваемых формах неоготики из красного кирпича с двумя высоченными колокольнями. Второе – так называемый Дом художников в русском стиле с высокими, затейливыми башенками и резными наличниками.

Дом художников.

Рыбинск. Дом художников (1900) на ул. Пушкина.JPG



Бывший костёл.



Рыбинск. Бывш. костёл Сердца Иисуса (1910) на ул. Пушкина.JPG


Что сейчас в Доме художников, понятия не имею, а вот костёл местным католикам так и не вернули. А надо бы, только с условием, чтобы ксёндз первым делом анафематствовал тех, кто сейчас сносит памятники нашим воинам на польской земле.
Отсюда мы пересекли площадь справа налево и, пройдя по ул. Плеханова, очутились там, куда специально собирались попасть ещё до поездки. Всего в полуверсте от вокзала, в районе с очень аутентично-русским названием Скоморохова Гора, находится объект, мимо которого не имеет права пройти ни один уважающий себя любитель авиации.
В этом месте влево от Плеханова идёт улица Моторостроителей. Если просто тупо идти, не зная, что к чему, легко пройти мимо, так и не поняв ничего. Однако, мы-то знали! Остановившись, мы увидели в перспективе улицы, зажатой с обеих сторон многоэтажками и торговым центром то, что искали. Прямо посредине этого проёма торчит обклеенная бумажками голубенькая остановка, а прямо сверху, словно присев на её крышу, примостилась крылатая, серебристая машина. До самолёта всего пара сотен метров, но он стоит носом к зрителю, к тому же слева его частично закрывают деревья, да и на фоне жилых домов его силуэт тоже выделяется плохо.
Мы подошли к птице и долго любовались её гордым, стремительным силуэтом. Ту-104А с бортовым СССР-42460 прежде двадцать лет верой и правдой трудился в нескольких авиапредприятиях Союза, в последние годы лётной службы – в Ленинграде. В начале 80-х его доставили в Рыбинск и водрузили здесь, на высоком постаменте на улице Моторостроителей, как символ авиационного призвания города.

Рыбинский Ту-104. Спасибо, что живой!

Рыбинск. Скоморохова Гора. Самолёт Ту-104А (9).JPG


Сначала мне понравилось, как городские власти привели в порядок и сам самолёт, и постамент под ним. Но, должен признаться, что, посмотрев позже в интернете старые фото, мой энтузиазм немного поубавился. Вот вроде бы всё сделали, как надо, а всё равно получилось что-то не совсем то.
Не совсем так выглядели Ту-104, когда они летали на наших воздушных трассах, это я точно помню. Да, всё чисто, аккуратно, комар носа не подточит, но самолёт похож на старую даму, которая, чтобы скрыть свои годы, облепила себя килограммами грима. Кажется, что и краску взяли, какая под руку подвернулась, и покрасили таким толстым слоем, что детали просто теряются. Те же заглушки двигателей в пылу рвения зачем-то тоже покрасили в тот же серый цвет, что и всю нижнюю часть машины. Не нашлось банки красной краски? Или фантазии?
С пьедесталом такая же неувязочка вышла. На первый взгляд, вроде всё тоже чинно-благородно, да вот только современные плитки из мраморной крошки смотрятся бедновато по сравнению с оригинальной облицовкой из ракушечника.
Человек вечно всем недоволен, вот и я разбрюзжался, вместо того, чтобы радоваться. Сколько других самолётов могут только мечтать о таком ремонте! Но, по-моему, если уж делать что-то, то надо стремиться к совершенству.
Кому интересно, вот история этой замечательной машины, найденная в интернете: Подлинная история самолёта ТУ-104А на Скомороховой горе
С полчаса мы лазили вокруг лайнера, пока не вспомнили, что через два с половиной часа уже должны быть на пристани, а нам ещё надо добраться до центра и там тоже выполнить какую-никакую культурную программу. Мы вышли к остановке и стали соображать, как попасть в центр.
- Не подскажете, в какую сторону до Красной площади? – обратился я к молодой даме.
Та сделала квадратные глаза:
- До какой площади?
- Красной…
- Это где такая?
Я слегка призадумался. Да нет же, всё верно. Перед поездкой мы специально изучали несколько карт Рыбинска – все единогласно показывали в самом его центре, как и в Москве, Красную площадь.
- Ну, там ещё Речной вокзал рядом, - вспомнили мы.
- А, так это Соборная площадь! Вам вон туда. – Дама махнула на остановку на другой стороне Плеханова.
Завидев приближающийся троллейбус, мы побежали с ним наперегонки и, добежав до остановки первыми, ещё успели спросить у другой дамы, тыча пальцем в приближающееся транспортное средство:
- Он до Красной площади идёт? – задал я сдуру всё тот же идиотский вопрос.
Женщина смутилась:
- До Красной? – неуверенно переспросила она.
Теперь до меня дошло, что в Рыбинске, похоже, своя география, и местные вообще не слышали ни о какой такой Красной площади, которая отмечена на всех картах.
- До Соборной, - поправился я.
- Да-да, идёт! – сразу оживилась почтенная матрона, и мы сходу запрыгнули в троллейбус 5-го маршрута, на котором за 10 минут доехали до Соборной площади. Загадка площади-призрака под названием Красная так и осталась нами не разгадана, а ведь есть такая в Рыбинске! Рядом с Соборной, дедушка Ленин там стоит, всё чин-чинарём, и таблички на домах соответствующие тоже имеются. В общем, всё есть, а площади – нет!
Чтоб немного посмеяться, стоимость проезда на рыбинском общественном транспорте аж 18 целковых. Хороший сюжет для передачи «Очевидное-невероятное». Интересно, откуда здесь такие экономически совершенно необоснованные, абсурдные цены? Наверное, рыбинцы едят и пьют втрое меньше москвичей, а заодно и зимы у них совсем нет, могут позволить себе покупать только лёгкую летнюю одежду.
Остановка «Соборная площадь» находится как раз у главного городского храма – кафедрального Спасо-Преображенского собора, построенного на берегу Волги в строгих пропорциях поздней классики. Помимо огромного центрального купола, собор выделяется своей колокольней, высота которой, по слухам, достигает 116 метров. Почему по слухам? Потому что по другим данным, её высота «всего» 94 метра.

Кафедральный собор. 94 или 116? Это смотря откуда!

Рыбинск. Спасо-Преображенский собор, 1851 (1).JPG


XXI век на дворе, неужели так трудно измерить высоту здания? Как будто это какая-то отдалённая и труднодоступная горная вершина в Гималаях или Антарктиде. Если хотите знать моё мнение, мне показалось, что 94 всё-таки ближе к истине, чем 116.
Но, так или иначе, даже при 94 метрах, она является самой высокой колокольней России после колокольни Петропавловского собора в Ленинграде.
Возле собора мы заметили группу молодёжи, с которой ехали в поезде. Они только что вышли оттуда на улицу и, судя по их поведению и экипировке, тоже приехали в Рыбинск с познавательными целями. Хорошо, что у нас ещё есть молодёжь, которая едет куда-то не только для того, чтобы попить пива и нажарить шашлыков, но и духовной пищи вкусить.
Мы с Юлей тоже вошли в храм, чтобы вкусить.
Обстановка внутри была под стать любому кафедральному собору, а роскошь убранства ещё усилила пышная служба, которая была а самом разгаре. Был как раз День любви, семьи и верности (если я верно воспроизвёл его полное название), и по этому случаю в храме шла праздничная литургия, на которой присутствовали, похоже, все местные церковные иерархи. Оттого всё действо выглядело вдвойне торжественно и великолепно.

Торжественная литургия в Спасо-Преображенском соборе. Не часто удаётся попасть на такое.

Рыбинск. Спасо-Преображенский собор, 1851 (4).JPG


Особенность этого храма в том, что он каким-то образом связан с историей русского флота. У входа расположилась небольшая экспозиция, где можно было увидеть различные морские награды и документы. Возможно, это дань тому, что именно Рыбинск (точнее его ближайшие окрестности) является родиной выдающегося русского флотоводца адмирала Фёдора Ушакова, причисленного, к тому же, к лику святых.
Выйдя из храма, очищенные и одухотворённые, мы решили, что пора сделать разведку в сторону пристани, чтобы узнать обстановку и вообще понюхать, чем там пахнет.
Местный житель, которого мы поймали на остановке у храма, на вопрос, где находится речной вокзал (обозначенный таковым на Яндекс.Картах), немного замешкался, а потом сказал, что речного вокзала в городе нет, но, как бы, есть пристань, которую можно считать таковым и показал в сторону той самой площади, которой нет:
- Там, за музеем.
Это нам было на руку, так как мы собирались самолично убедиться в существовании таинственной площади, а заодно и посмотреть многочисленные достопримечательности, находящиеся рядом с ней, такие как Старая и Новая биржи.
Мы обогнули собор, и из-за расступившихся домов возникла величественная река, спокойно несущая свои воды от этих гиперборейских берегов к благодатным землям Дельты и, через Каспий, дальше, до самого Ирана. Волга здесь, как впрочем, и везде, где мне приходилось её видеть, очень красива. Противоположный берег утонул в зелени, а вдоль этого шла живописная, хотя местами и недоделанная, набережная, которая очень скоро привела нас прямиком к так называемой новой Хлебной бирже начала прошлого века. Здание выстроено из светло-серого кирпича и радует глаз характерным для русского стиля богатством наружного декора. Теперь здесь находится местный историко-культурный музей-заповедник, но мы, несмотря на горячее желание там побывать, не смогли этого сделать – время сильно поджимало.

Новая Хлебная биржа. Теперь здесь торгуют другой пищей - духовной.

Рыбинск. Новая хлебная биржа (музей-заповедник), 1912.JPG


Сразу за Новой биржей стоит, построенное ровно на век раньше, угадайте что? Конечно, Старая биржа, тоже хлебная. Надо полагать, что чего-чего, а хлеба в то время в Рыбинске было навалом. Её легко отличить от более позднего здания – это типичный образец русского неоклассицизма.

Старая Хлебная биржа.

Рыбинск. Волжская наб. Старая хлебная биржа (1811).JPG



Никольская часовня на Волжской набережной.

Рыбинск. Волжская наб. Никольская часовня (1867).JPG


После старой биржи мы бегло осмотрели два памятника. Первый – бурлаку, был поставлен ещё в советские годы, и служит напоминанием всем потомкам о том, как тяжек был этот труд, и что Рыбинск в те суровые времена был настоящей бурлацкой столицей. Второй посвящён рыбакам и установлен не так давно, на что указывает его довольно-таки странноватый облик, а за ним – маленькая и нарядная Никольская часовенка.
Тут же, у берега, мы увидели и пристань, но никаких признаков жизни там не просматривалось. Не нашли мы их и спустившись туда. Ни кассы, ни людей, ни расписания, ни объявлений. Ничего.
- Ладно, говорю, - трафик тут совсем слабенький, может быть они открываются только непосредственно перед прибытием теплохода.
Успокоив себя этой мыслью, мы снова поднялись на набережную, как тут дождичек, время от времени накрапывавший с самого нашего прибытия в бывшую бурлацкую столицу, припустил со всей силы.
Решив, что настало время для завтрака, мы побежали дальше по улицам в поисках ближайшей харчевни, и вынуждены были побегать, так как не было ещё девяти, и открываться в сонном городе никто особо не спешил. Наконец, нам повезло, и на улице Стоялой (Стоялой она стала, так как когда-то здесь собирались и стояли в ожидании работы бурлаки) мы обнаружили искомый буфет с загадочным тюркским названием «Караколь». Ничем таким уж тюркским там, правда, и не пахло, но еда там водилась, и нам удалось очень даже плотно и недорого позавтракать, заплатив за две яичницы, две порции сырников и блинов, чай и кофе 360 монет.
Там же, от официантки, мы узнали, что искать пристань для «Метеора» там, где мы только что были, дело пропащее, ибо «Метеор» останавливается у совсем другой пристани, за мостом, ниже по течению. Интересно, для чего она вообще там стоит? А ещё речной вокзал называется!
К этому времени дождь закончился, и мы отправились прямиком к этой, другой, пристани – времени до отправления в Ярославль оставалось уже меньше часа. Ходу там было минут пятнадцать, не больше, поэтому, напоследок, мы ещё раз прошли мимо исторического центра города, чтобы как следует пофотографировать.
Кстати, видели мы и загадочную Красную площадь. Вся она была перекопана, рабочие укладывали последние метры тротуарной плитки, наполовину в лесах стояло также здание Гостиного двора, подпирающее Красную площадь со стороны Соборной. Жаль, конечно, что именно в момент нашего приезда здесь был ремонт, зато грела мысль о том, что вся эта красота не пропадёт, а обновлённой предстанет взорам людей.

Красный Гостиный двор. Без песка и кирпичей было бы вообще сказочно.

Рыбинск. Красный Гостиный двор (1875).JPG


Ещё одну достопримечательность, пожарную каланчу, мы видели невдалеке от кафе, но она нас что-то не очень впечатлила, и мы поленились туда идти, ограничившись парой снимков с расстояния.
Вообще, видно, что Рыбинск город бедноватый, но местные власти не жалеют своих скромных ресурсов на то, чтобы сохранить его историческое и культурное наследие. Да, центр города, застроенный домами преимущественно XIX - начала XX веков, сильно обветшал и потихоньку сыпется, но основные местные красОты – церкви, биржи, вокзал, Гостиный двор, Красная площадь, набережная, пожарная каланча и другие, либо уже отреставрированы, либо находятся в процессе.
Мы прошли мимо соединяющего берега Волги и две противоположные части города моста и уже видели невдалеке ту самую пристань, как грянула катастрофа.
Навстречу нам попалась молодая семья с детьми, у которой мы решили ещё раз спросить, точно ли отсюда отправляется «Метеор». Их ответ поверг нас в ступор:
- Сегодня рейса не будет, отменили по погодным условиям. Сами вот хотели в Ярославль на «Метеоре»… Там объявление висит.
Мы схватились за головы:
- Шайтан! – и, не веря своим ушам, прибежали на пристань где увидели жестокую бумагу, на которой чья-то безжалостная рука накарябала то, что мы только что услышали.
Какие такие погодные условия?! Дождь? Так его скорее нет, чем есть, ну покапал минут двадцать, пока мы в кафе сидели, вот и весь дождь. Мы и зонт-то открывали только для того, чтобы не намочить камеру. Ветра вообще нет, почти полный штиль. Река тоже абсолютно спокойная и гладкая, ни малейших признаков волны. Мутят, поди, гады. Сломали наш кораблик, а стрелки хотят перевести на непогоду! Да чего уж теперь, какая разница?
Как и на речном вокзале, ни одной живой души и здесь не было, и мы понуро побрели назад, прикидывая на ходу, какие ещё варианты у нас есть. Собственно, вариант был один – как можно скорее добраться на чём-нибудь до Костромы, ведь завтра днём нам уже вылетать оттуда в Петербург, а мы ещё и город хотели посмотреть.
Не рассусоливая, прыгнули в первый попутный троллейбус (им оказалась та же самая машина, на которой мы приехали в центр) и, добравшись до вокзала, сразу побежали в кассы за билетами на костромской автобус. К нашему огорчению, прямых рейсов из Рыбинска в Кострому не было. Благо, до областного центра автобусы отправлялись каждые полчаса, так что, заплатив по 222 р. за билет, через пять минут мы уже ехали.
Дорога от Рыбинска не очень, до самого Тутаева пришлось стучать зубами, зато потом автобус пошёл как по рельсам, и примерно через час и сорок минут после отправления из Рыбинска мы приехали в Ярославль. Неожиданным, правда, оказалось то, что конечная остановка автобуса была у ж. д. вокзала, а мы-то собирались ехать в Кострому тоже автобусом! Мы засуетились было в поисках маршруток, идущих на автовокзал и, как пить дать, уехали бы, да тут, на наше счастье, случайно увидели прямо напротив входа в вокзал большой «Хёндэ» с табличкой «Ярославль - Кострома».
Пришлось подождать полчаса до отправления, но, в любом случае, и деньги, и время мы сэкономили. Особенно забавно было то, что этот автобус шёл в Кострому через ярославский автовокзал. Мы были бы последними глупцами, если бы пропёрлись через полгорода до автовокзала, чтобы в итоге сесть на этот самый автобус.
Расстояние до Костромы от Ярославля примерно такое же, как и до Рыбинска, а дорога значительно лучше, но ехали чуть дольше, часа два, из-за того что сначала лишних 10 минут простояли на ярославском автовокзале, а потом ещё угодили в пробки, выезжая из города, и на въезде в Кострому.
 
Последнее редактирование:
Alena_

Alena_

Старожил
Спасибо за рассказ. А мы из-за этого дождя совсем не погуляли по Рыбинску. Пришлось до поезда сидеть в гостинице пос Судоверфь.
 
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Не доезжая до местного автовокзала, мы выскочили из автобуса, едва он, проехав мост через Волгу, повернул направо и остановился на Октябрьской площади, откуда мы всего за четверть часа дошли до нашего хостела «Little». Хостел, небольшой двухэтажный домик, стоял на пересечении Воскресенского переулка и улицы Лагерной, и последняя называется так отнюдь не благодаря какому-нибудь пионерскому лагерю. По соседству примостилось неприметное здание с решётками на окнах, сторожевой вышкой, высоким глухим забором и колючей проволокой. Тюрьма. Вплотную – здание областного УВД. Так что зеков в Костроме на допросы далеко не возят – по коридору можно дойти. Всем очень удобно и хорошо – и зекам, и тем, кто их ловит.
Номер в хостеле нам достался довольно спартанский. Двухъярусная кровать и древний телевизор без пульта и дыркой вместо кнопок переключения программ. На вопрос, как же нам их переключать, дежурный администратор ответила, что надо засунуть палец в эту самую дырку! Сразу вспомнились садистские детские стишки:

Дочка спросила у мамы конфетку.
Мама сказала: "Сунь пальчик в розетку".
Быстро обуглились детские кости...
Долго смеялись над шуткою гости.

Ну, и мы посмеялись, конечно, но пальцами рисковать не решились. Быстро разобрались с обустройством и поспешили на улицу.
Погода, по сравнению с Рыбинском, значительно улучшилась. Сплошное серое одеяло из туч разорвалось и в широкие промежутки мощных кучевых облаков весело засияло июльское солнышко. Правда, тут и там эти облака снова сбивались в тяжёлые тучи, грозившие в любой момент разразиться дождём, так что зонтик не слишком отягощал руки.
Пройдя по Воскресенскому переулку мимо гостиницы «Снегурочка», рядом с которой стоял автобус ярославского футбольного клуба «Шинник», всего через пару сотен метров мы вышли к ансамблю двух церквей 2-ой половины XVII века – Знаменской и Воскресения-на-Дебре. Первая, очень простая, скромная и аскетичная, отличается высокой барочной колокольней, а вторая – нарядный многокупольный храм в лучших традициях русского стиля.

Русская старина. Церкви Знаменская и Воскресения-на-Дебре.

Кострома. Знаменская ц. и ц. Воскресения на Дебре.JPG


Полюбовавшись этой красотой, мы пошли по улице Нижняя Дебря вдоль правого берега Волги, которая здесь уже примерно вдвое шире, чем в Рыбинске. Сразу за Волжским мостом путник попадает в спокойную, умиротворённую атмосферу российского провинциального города позапрошлого века. Тихие улочки застроены старинными деревянными и каменными домами в тени величавых дерев, и только проносящиеся мимо машины напоминают, что на дворе совсем другой век.
Пройдя совсем немного, мы очутились у отходящего влево короткого переулка, в перспективе которого открылся вид на совсем близкую реку. Переулок так и назывался – Короткий. Мы свернули в него и всего через двести метров очутились на набережной Волги.
Красота здесь просто неописуемая! Величавая река неспешно катит свои воды среди утопающих в зелени холмистых берегов, вдоль которых протянулись прекрасные пляжи. Кострома славится своими пляжами, и мы имели возможность сами в этом убедиться. Между берегом и набережной идёт широкая полоса чистейшего, мягкого песка. Всё очень удобно и благоустроено – везде кабинки для переодевания (похожие на доты, может двойного назначения?), лавочки, урны, спортивные снаряды. А какая чистота! Ни одного, мать твою, окурка, ни одной бумажки! Я и в Европе не видел большей чистоты. Кто тут сказал: «Прощай, немытая Россия!», Лермонтов, что ли? Вот именно, прощай!

Пляж на берегу Волги. При необходимости можно легко превратить в линию обороны - доты уже есть!

Кострома. На берегу Волги. Волжский мост (1).JPG


Тем же Коротким переулком мы вернулись на Нижнюю Дебрю, пересекли её и поднялись по широкой лестнице, проложенной по зелёному склону высокого волжского берега на прекрасно обустроенную видовую площадку, откуда открывался ещё более живописный вид на великую реку. Однако, тут мы обратили внимание, что половину неба закрыла огромная чёрная туча. Дождь был неизбежен, и мы чуть не бегом побежали прочь от Волги, в сторону центра, чтобы успеть добежать до какой-нибудь закусочной или кафе и там переждать ненастье, к тому же и пообедать уже давно не мешало бы.
Не успели. Едва мы свернули с улицы Дзержинского на Крестьянскую, как хлынул ливень. Спрятавшись под зонтом, мы добежали до улицы Советской и стали метаться в поисках подходящего, недорогого общепита. В попавшийся прямо по курсу в старинном особняке «Инь-Ян» даже не стали заглядывать, сочтя его слишком дорогим, из «Шеш-Беша» бежали, едва увидев цены меню, и помчались дальше, пока на наткнулись на столовую с детским названием «Лимпопо». Заведение оказалось очень приличным.
Массивная, лакированная деревянная мебель, стены, сплошь покрытые росписью с изображениями экзотических животных и густых джунглей, диковинные растения и цветы в зале и на окнах – всё создавало романтическую и уютную атмосферу. Радовали также богатый выбор, качество и цена блюд – хороший обед из салата, первого и второго плюс напиток обошёлся на двоих всего в 380 рублей.
Эта столовая пользуется большой популярностью у гостей города. Только мы собрались уходить, как в помещение ввалилась толпа туристов человек из двадцати или больше, выстроившись в длинную очередь от кассы до самого входа.
- Это мы удачно зашли, - заметил я, прикидывая в уме, сколько бы нам пришлось простоять в очереди, попади мы сюда минут на двадцать позже.
Пока мы обедали, дождь закончился, из-за рваных туч выглянуло солнышко. Пройдя всего несколько шагов от столовой, мимо относительно нового памятника Юрию Долгорукому, мы очутились на прекрасной и обширной Сусанинской площади, которая является географическим, историческим и культурным центром города. Отсюда, как лучи звезды, веером разбегаются радиальные улицы, которые, через примерно равные промежутки, пересекают другие улицы, волнами расходящиеся от центра. Они полукольцами охватывают Сусанинскую площадь с северо-востока, так что, в целом, планировка Костромы хотя и похожа на московскую своей радиально-кольцевой структурой, лишена бессмысленной мешанины столичных переулков и тупиков и гораздо больше радует глаз своей правильной симметрией.

Сусанинская площадь. По-моему, одна из красивейших в России.

Кострома. Сусанинская пл (3).JPG


Первое кольцо вокруг площади образует замыкающий её великолепный в своей цельности ансамбль первой четверти XIX века из нескольких зданий в стиле классицизма. По часовой стрелке – пожарная каланча, гауптвахта, дом Рогаткина и Ботникова, дом генерала Борщова, дом причта Благовещенской церкви, губернские присутственные места. Центральная часть площади – это один большой цветущий сад. С юга к ней примыкает сквер с памятником простому костромскому крестьянину Ивану Сусанину, подвиг которого благодарная Отчизна помнит до сих пор. С обеих сторон от него расположились, каждое на целый квартал, здания двух больших рынков – Красные и Большие Мучные ряды.

Красные ряды (Гостиный двор). Такие и в любой столице смотрелись бы не убого.

Кострома. Советская пл. Красные ряды (Гостиный двор).JPG


Кострома. Красные ряды (2).JPG


Людей на площади, да и вообще в Костроме, довольно много, тут и там постоянно попадаются организованные группы туристов и большие экскурсионные автобусы. В общем, город очень популярен у любителей попутешествовать.
Нашей целью был Богоявленско-Анастасиин монастырь, к которому от Сусанинской площади шла прямая дорога по улице Симановского, застроенной, как почти весь центр города, деревянными и каменными зданиями, среди которых выделяются двухэтажный особняк купца Сапожникова и доходные дома Третьякова. Они привлекают внимание своим богатым наружным декором, первый – деревянным, вторые – каменным.
Сразу за главным корпусом доходных домов за белокаменной стеной открывается вид на упомянутый выше монастырь. Как и стена, все здания монастыря – белокаменные, и поэтому золотые купола Богоявленско-Анастасиина собора на этом фоне сияют как солнце и просто ослепляют своим блеском. Ближний угол стены, словно сторожевая башня, занимает массивная Смоленская церковь, за которой стоит звонница, через которую внутрь ограды ведёт вход. Мы вошли без проблем, однако, ничего сфотографировать там не удалось. Здешние монашки оказались жадноватыми. Обклеив изнутри стены звонницы просьбами жертвовать на богоугодные дела, они не позволяют и шага сделать за её пределы. Такое негостеприимство меня покоробило:
- Хотят, чтобы люди им помогали своей денежкой, а в благодарность дальше сеней не пускают! В других монастырях гостям всегда рады и везде позволяют ходить, а тут какой-то пропускной режим устроили. Пойдём отсюда!

Богоявленско-Анастасиин монастырь.

Кострома. Богоявленско-Анастасиин монастырь (1).JPG


Выйдя на улицу, мы прошли ещё немного дальше и на ближайшем перекрёстке увидели небольшой парк, у входа в который стоит бюст ещё одного знатного уроженца Костромского края Маршала авиации и дважды Героя Советского Союза А. Новикова.
Однако, тут снова небо обложили чёрные тучи и заморосило, да и время плавно шло к ужину, и мы решили, что пора уже двигаться в обратный путь. Вернулись к центральной площади тем же маршрутом, задержавшись по пути у находящегося напротив монастыря здания камерного драмтеатра, которое несколько выделяется из окружающего архитектурного пейзажа своим обликом в стиле модерн.
Следующей нашей остановкой стал памятник Ивану Сусанину, стоящий прямо напротив площади, носящей его имя. У этого памятника, который по праву стал одним из символов города, интересная, непростая судьба.
Нынешний был воздвигнут в 1960-е годы, но веком раньше на этом же месте стоял другой, сломанный в угаре революционной горячки в первые годы Советской власти. Сейчас в Костроме пошли разговоры о том, что надо бы, дескать, восстановить «историческую справедливость» и вернуть на это место старый памятник, вернее, конечно же, его копию. Затея эта, на мой взгляд, ненужная и даже, более того, вредная. Это ясно любому, кто видел фотографии старого памятника и может сравнить его с новым.
Нынешний Иван Сусанин гордо стоит на мощном, высоком постаменте, на котором выбиты простые, но сильные слова: «Ивану Сусанину – патриоту земли Русской». От фигуры героя, несмотря на его скромную одежду и простой крестьянский облик, веет непреодолимой силой и стойкостью, готовностью совершить подвиг во имя Родины. Это действительно памятник Патриоту и Человеку с большой буквы.
Что же мы видим при взгляде на его дореволюционного предшественника? Мы видим удивительную, непристойную картину. Первым делом бросается в глаза огромный бюст царя Михаила Романова, стоящий на верху высокой колонны. Всё вместе это сооружение сильно напоминает некий языческий идол. Если хорошо присмотреться, замечаешь, что у подножия этого идола униженно ползает коленопреклонённый карлик – Иван Сусанин, фигурка которого кажется крошечной на фоне исполинского истукана. Надпись на постаменте соответствовала духу всей композиции: «Ивану Сусанину, за Царя, — спасителя веры и царства, живот свой положившему. Благодарное потомство». Не Сусанин, «живот свой положивший», спаситель веры и царства – царь! Царь, прятавшийся в глухих лесах от своих врагов! От памятника несёт нехороший душок дворянского пренебрежения и снисходительности к олицетворяющему простой народ Сусанину.
Что имеем в итоге? С одной стороны – личность, батыр, с другой – ничтожное насекомое, пресмыкающееся во прахе.
Ясное дело, война против памятников – дело неблагодарное, и снос старорежимного монумента был ошибкой. Но раз уж его угораздило отправиться на свалку, ещё большей ошибкой будет тащить его обратно. И лично я могу понять мотивы тех, кто его сносил. Непонятно только мне, чем руководствовался скульптор, В. Демут-Малиновский, создавая этот сомнительный шедевр. Вдвойне непонятно, поскольку мастер он был великолепный, и весь русский народ с благодарностью помнит его лучшие произведения, вроде скульптур Триумфальной арки на Нарвской заставе в Петербурге.

Памятник И. Сусанину. Новый, разумеется.

Кострома. Памятник И. Сусанину на Сусанинской пл..JPG


Ладно, пойдём дальше. На другой стороне Сусанинского сквера есть ещё один памятник, совсем маленький, котам и собакам, пострадавшим от машин. Мультяшный кот, изображённый автором, честно говоря, мало похож на настоящего, но такой милый и трогательный, что Юля, большой любитель всех котов, конечно, не могла пройти мимо и сфотографировалась с ним в обнимку. Положили и несколько монет в бронзовую копилку в виде шляпы рядом с котиком. Такие вот простые, не претендующие на шедевральность памятнички, тоже украшают любой город, создавая особую, добрую атмосферу.
От памятника Сусанину вниз, к Волге, идет широкий бульвар со смешным названием улица Молочная Гора. Мы хотели пойти по ней к реке, но дождь усилился, и мы спрятались от него в торговых рядах соседнего Гостиного двора, как и соседние Большие Мучные ряды – памятника архитектуры рубежа XVIII - XIX веков.
Гостиный двор (он же – Красные ряды) примечателен не только своей классической архитектурой и галереей с колоннами, которая опоясывает все здание по периметру, но и тем, что в его ансамбль вписан ещё и храм – Спаса-в-Рядах с церковью в русском стиле и пристроенной несколько позже барочной колокольней. Внутри Гостиного двора, как и полагается, обширный двор, где прежде выставляли свои лавки различные торговцы.

Церковь Спаса-в-Рядах. Не идёт торговля - молись! Грамотно.

Кострома. Церковь Спаса в Рядах, 1766 (1).JPG


Дождик снова стих, и мы воспользовались этим, чтобы ещё немного продлить нашу экскурсию.
Рядом с Гостиным двором находится Центральный городской парк, в котором моё внимание сразу привлекло очень странное сооружение. Казалось бы, что тут странного – памятник вождю мирового пролетариата, в каждом русском городе можно и не один такой найти, да не тут-то было!
Нет, Ленин как Ленин, а вот постамент! Такого, наверное, больше нигде и не сыщешь. Четырёхярусный, с разными рюшечками и завитушечками, ложной аркой, он явно не вязался с типичной стилистикой статуи. Хвала интернету, он дал ответы на все вопросы. Оказывается, постамент действительно «неродной». В начале прошлого века местные власти задумали соорудить монумент в честь 300-летия дома Романовых. Однако, до революции успели построить только этот постамент, на который потом шустро запрыгнул Ильич! Ну а чего добру пропадать? С тех пор и стоит здесь этот «двуликий Янус» – с одной стороны памятник свергнутой династии, а с другой – тому, кто её свергал.

Вообще-то, там должен был стоять кто-то из Романовых. Пожалуй, самый нетривиальный Ленин, из всех, мною виденных.

Кострома. Центральный парк, памятник Ленину.JPG


Мы немного погуляли по парку, а потом по соседнему, очень симпатичному скверику на Советской площади, а оттуда на троллейбусе доехали до площади Конституции. Кстати, стоимость проезда в костромском общественном транспорте вообще смешная – 17 рублей, то есть даже дешевле, чем в менее прогрессивном Рыбинске.
На площади Конституции пришлось зайти в ближайшую «Пятёрочку» за продуктами, однако, благодаря этому, мы узнали, что в Костроме есть и довольно большая, хотя и без изысков, мечеть – зримый символ истинного мультикультурализма.
Оттуда за 15 минут мы неспешно прогулялись до гостиницы, поднялись в номер, поужинали и уселись у экрана нашего бескнопочного, однопрограммного телевизора.
Наутро, после скудного и отвратительного завтрака (60 р. с человека), включавшего, помимо варёного яйца, бутербродов с сыром и чая, пару сосисок в стадии полураспада, мы покинули наше пристанище. Наш самолёт вылетал из Костромы в Пулково в четыре часа дня, так что мы имели в запасе часа три, чтобы ещё погулять по этому славному городу.
На этот раз мы, как и накануне, проделали путь до центра пешком, только теперь пошли несколько иначе – не вдоль набережной, а выше, по улице Советской. Но сперва завернули к соседней гостинице «Снегурочка» с находящимся на её территории тематическим парком «Терем Снегурочки», тоже считающимся одним из примечательных мест города. На деле, ничего примечательного там нет. Терем – обычный рубленый дом из фабричного бруса, сквер, сказочный валун с надписью в стиле «налево пойдёшь…, направо пойдёшь…», кафе и прочее, в общем, больше для детей и семейного отдыха. До всемирного наследия ЮНЕСКО немного не дотягивает.
Гораздо интереснее центр города, который начинается от широкой Октябрьской площади. Её украшают два современных здания – универмаг «Кострома» и филармония, а дальше уже идёт старинная застройка, представленная одно- двухэтажными деревянными и каменными особняками дореволюционной постройки, образующие гармоничный, целостный ансамбль. Здесь обращают на себя внимание два здания в классическом стиле – бывший кинотеатр «Дружба», а ныне банк, образец сталинского ампира, и так называемый Старый двор – трёхэтажная громада, занятая различными кафе и магазинами. Забавная деталь – на стене этого дома я заметил небольшую табличку и быстро подошёл посмотреть, какой исторический факт, связанный с этим местом, на ней запечатлён. Каково было моё удивление, когда оказалось, что на самом деле абсолютно ничего на этом месте 3 апреля 1863 года не случилось, о чём эта табличка невозмутимо и сообщала опешившим туристам вроде нас!

Старая Кострома. Почти такая же, как и 200 лет назад.

Кострома. Ул. Советская (2).JPG


На этом месте Советская улица заканчивалась, упираясь в одноимённую площадь. Раньше улица называлась Кинешемской, а ещё прежде – Ру́синой. Это название произошло от отряда русинов (этнографическая группа русских в Волыни и Закарпатье), которые в XIV веке прибыли сюда на службу.
Мы вошли через главный вход (тоже в стиле сталинского ампира) в Центральный парк, снова прошли мимо памятника Ленину, ещё раз изумляясь его диковинному виду, и оказались у Гостиного двора. На этот раз мы сходили на его внутренний двор, откуда можно было вблизи полюбоваться совершенством форм Спасской церкви и представить, как выглядело это место лет двести назад, когда здесь стояли лавки купцов, меж которых сновал разночинный народ – аристократы в сюртуках и цилиндрах, мещане, крестьяне в зипунах, монахи в чёрных рясах. Интересно!
Затем мы дошли до Ивана Сусанина и повернули вниз, на улицу Молочная Гора. Вначале улицы, слева, стоит крохотная старинная часовня Николая Чудотворца и рядом с ней – типичный для Костромы деревянный дом с музеем природы внутри.
Времени на музеи у нас не было, поэтому мы пошли дальше и скоро короткий бульвар привёл нас к двум совершенно одинаковым зданиям-близнецам начала XIX в., образующим своего рода ворота к реке – Московская застава, за которыми идёт набережная Волги, а дальше – плавучая Старая пристань, где сейчас разместился ресторан с тем же названием.
Вдруг начался сильный дождь, который загнал нас на пристань. В ресторан мы не попали, зато оттуда открывался прекрасный вид на Волгу и правый берег, так что мы сделали оттуда много отличных снимков.
Гроза быстро промчалась мимо, и мы покинули наше плавучее убежище, направив стопы к другой благодатной реке – «Лимпопо». В нашем распоряжении был ещё примерно час, как раз, чтобы не спеша пообедать. На этот раз стол обошёлся нам почему-то рублей на 40 дороже.
После обеда мы ещё минут десять погуляли по Сусанинской площади в ожидании автобуса. Сначала хотели ехать в аэропорт на такси, но потом, убедившись, что автобусы туда ходят часто, решили не тратить лишних денег. И не прогадали. 99-й автобус по совершенно свободной от пробок дороге довёз нас до нужной остановки всего за четверть часа. Почти все пассажиры вышли ещё в городе, так что, когда мы выходили из автобуса, там оставалась всего пара человек.
 
Последнее редактирование:
прокуратор понтий пилат

прокуратор понтий пилат

Местный
Остановка «Аэропорт» находится уже за пределами городских кварталов, и обозначена только дорожным знаком, от которого метров сто пятьдесят до поворота к аэропорту. Однако, прежде мы вернулись на пару сотен метров назад, чтобы посмотреть на лётное поле. Дорога здесь идёт через обширный луг, заросший высокой, сочной травой, а справа, сразу за обочиной, вдоль неё идёт забор из бетонных столбов и колючей проволоки, за которым прекрасно просматривается аэродром, где были видны три летательных аппарата – Ми-2 и Ан-2 в синих ливреях, а также Ан-26. Чуть левее – здание аэровокзала, а рядом с ним словно парил в воздухе, поставленный на стальную опору, четвёртый аппарат – ещё один Ми-2, явно памятник.

Аэропорт Кострома. Неплохое место для авиапятнания.

Кострома. Аэропорт (1).JPG


Мы дошли до поворота, а оттуда до аэровокзала вела асфальтированная, не очень ровная дорога, длиной метров сто. Кругом царила полнейшая нирвана. Ни одной живой души, только рядом с терминалом стояло несколько машин. Ми-2, поставленный здесь на вечную стоянку, был жёлто-лазоревого цвета, без бортового номера. Внизу, среди травы стоял камень-обелиск, на котором, видимо, было что-то сказано про эту машину, но мы тогда его не заметили.
Мы обогнули закрытый шлагбаум. Аэровокзал в Костроме – небольшое двухэтажное здание бледно-мятного (не мятого!) цвета со стеклянным стаканом КДП на крыше. Такое эхо ушедшей советской эпохи.

Нет, это не 80-е, это я снимал 2 месяца назад. Воздушные ворота Костромы.

Кострома. Аэропорт (3).JPG


Немного смущённый таким мёртвым штилем, я робко потянул на себя входную дверь. Больше всего в тот момент я боялся, что такое затишье – следствие того, что рейс по каким-нибудь причинам отменили. После печальной истории с «Метеором» я бы второй такой удар не перенёс.
Сразу у входа, рядом с рамкой металлоискателя и рентгеновским аппаратом, сидел полусонный охранник, который на наше приветствие и вопрос, ставить ли на ленту наши скромные пожитки – две сумки, Юлину и с фотокамерой, только вяло махнул рукой:
- Проходите так.
Тут я успокоился, так как в случае отмены охранник наверняка поинтересовался бы, какого, собственно, мы сюда припёрлись. Кроме него и нас, больше здесь никого не было. Впрочем, до вылета оставалось ещё больше двух часов, а всех рейсов у Костромского авиапредприятия – раз-два и обчёлся, что было ясно по расписанию, висевшему как раз напротив входа.
Благодаря отсутствию других пассажиров мы получили отличную возможность изучить терминал вдоль и поперёк и без помех. Несмотря на очень преклонный возраст и статус, местная воздушная гавань мне пришлась по душе. Довольно скромно, но очень чисто, аж до блеска, аккуратно и функционально. Подвесной потолок, мраморный пол с ковровой дорожкой и жёлтой навигацией для инвалидов, обои. Всё новое. Никакого жиру, но есть всё, что может потребоваться вменяемому пассажиру (Линдси Лохан в расчёт не берём), ожидающему свой рейс – зал ожидания с металлическими стульями, туалеты М и Ж, весы, касса, медпункт, комната матери и ребёнка, камера хранения, справочное бюро, пара телевизоров. Правда, ни справочное, ни телевизоры, ни касса пока не работали. Не нашёл я также никакого буфета или столовой. Буфета, может, и нет, зато есть часовня, так что с духовной пищей здесь всё в порядке.

Внутри здешний аэровокзал гораздо симпатичнее, чем снаружи.

Кострома. Аэропорт. Зал ожидания (4).JPG


Кроме того, чтобы не скучать, пассажир может почитать плакаты, рассказывающие об истории авиапредприятия и достопримечательностях области, либо поглазеть на лётное поле через окно зала ожидания. Вид очень даже пасторальный – скверик с молодыми ёлочками и деревянными скульптурами на тему русских сказок, а дальше – самолёт и вертолёт.

Вид на лётное поле из аэровокзала.

Кострома. Аэропорт. Вид на лётное поле (1).JPG


Прошло минут пятнадцать, и нашего полку прибыло – потихоньку начали подтягиваться другие пассажиры. Этих уже досматривали по всей строгости. Появились и представители авиакомпании. Сначала девушка в форме, похожая на стюардессу, а затем пара лётчиков. Чтобы народ не скучал, включили один из телеков. В общем, колёсики завертелись.
«Стюардесса», правда, почему-то заняла место в окошке кассы, однако, позже мы увидели её на борту нашего самолёта. Она, всё-таки, была бортпроводницей, просто Костромское авиапредприятие, видимо, решило, что при существующей нагрузке на кабинный экипаж, можно подкинуть им ещё кое-какой непыльной работёнки в кассе. Для оптимизации расходов, очевидно.
За полтора часа до вылета, минута в минуту, началась регистрация. Засветился номером рейса экран второго телевизора, динамики пригласили пассажиров на регистрацию, и нам гостеприимно распахнули двери в зону досмотра.
Там всё серьёзно, всё чин-чинарём – карманы наизнанку, включить телефоны и камеру, всю ручную кладь и верхнюю одежду на флюорографию. Полицейский ещё просветил наши паспорта, а Юле, которую угораздило надеть ботильоны на высокой платформе, вдобавок пришлось ещё и разуться. Девушка на стойке нам, как и здесь первым, выдала посадочные с местами 2А и Б, после чего мы очутились в зале ожидания – светлой и довольно просторной пристройке, явно недавней, похожей на летний павильон какого-нибудь ресторана, с такими же чёрными металлическими стульями, как и в терминале. Отсюда очень хорошо просматривалось всё лётное поле. И обнаружилось, что помимо упомянутых выше самолётов, видимых с дороги, на стоянке перед аэровокзалом находился ещё один Ан-26-100 с бортовым RA-27210 и нанесённым на борту собственным именем «Маршал Новиков». Похоже было, что именно на этой машине нам предстояло лететь, ибо рядом стояли какие-то бочки, тележки, баллоны, жёлтый аэродромный ЗиЛ-131, у самолёта суетились техники, а к открытой двери был приставлен трап-лесенка.

Зал вылета.

Кострома. Аэропорт. Зал вылета (1).JPG



А должны были лететь на ём!

Кострома. Аэропорт. Ан-26-100 RA-27210 (1).JPG


Постепенно зал заполнился людьми, и я насчитал вместе с нами 31 человека. Иными словами, загрузка очень даже неплохая, ведь в салоне Ан-26-100 всего 43 кресла. Я невольно подслушал разговор одного парня по телефону, так он на все лады нахваливал своему собеседнику преимущества перелёта по этому маршруту по сравнению с поездом. Короче, спрос на авиаперевозки из Костромы есть.
Тем временем движуха в совсем ещё недавно сонном царстве нарастала. Сначала через зал ожидания прошагала стюардесса-кассир и, пройдя через лётное поле, скрылась в салоне Ан-26, а затем туда же прошёл местный грузчик, толкая перед собой тележку, загруженную багажом нашего рейса. Пассажиры приготовились было к посадке, но её почему-то не объявляли, хотя до вылета оставалось уже всего полчаса. Пошли разговоры, вроде бы со ссылкой на работников аэропорта, что вылет откладывается из-за непогоды. Действительно, с северо-востока на небо наползла жирная, чёрная туча и, судя по её скорости, раньше чем через час-два уходить она не собиралась.
Однако, прошло ещё минут десять и стало ясно, что туча к задержке вряд ли имеет какое-то отношение. Сначала я увидел, как из «Маршала Новикова» вышла и проследовала обратно стюардесса, потом туда же мимо нас снова прогрохотал с пустой тележкой грузчик. В неё выкинули багаж и увезли в недра аэровокзала. Одновременно к самолёту подогнали ЗиЛ-буксировщик, который увёз его в неизвестном направлении. Тут же нам официально объявили, что рейс задерживается до 17.00, то есть на час, правда, не сказали по какой причине. Желающим подышать свежим воздухом или никотином даже разрешили пройти обратно через зону досмотра, чтобы выйти на улицу у входа в здание терминала. Остальные продолжили смотреть телек в зале ожидания. За время вынужденного безделья мы успели досмотреть «Белые росы», а вот «Белое солнце пустыни» не успели.
В южной части неба на фоне чёрной тучи, всё ещё висевшей над аэропортом, появилась маленькая точка, вскоре превратившаяся в двухмоторный самолёт, идущий на посадку. Через пару минут он уже катился по перрону и гудел на всю округу, как большой толстый шмель. Это был тоже Ан-26-100 с бортовым номером RA-26133, но окрашенный, в отличие от своих костромских собратьев, в совсем другую ливрею – с тремя полосами синих оттенков и надписью «Кострома» на борту.

Здоро́во, "Кострома"!

Кострома. Аэропорт. Наш Ан-26Б-100 RA-26133 (4).JPG


Самолёт зарулил на то же самое место, где чуть менее часа назад стоял «Маршал Новиков». Я так и не понял, откуда он прилетел, поскольку никакой информации не было, наверное, откуда-то с юга, потому что было много семей с детьми и людей в шортах. В Таиланд или Турцию отсюда рейсов нет, видимо, народ прибыл из Анапы или Симферополя.
К прилетевшему борту подогнали две машины и начали его обслуживание, а место старого экипажа заняли лётчики, которых мы видели в аэропорту, а также уже знакомая нам стюардесса-кассир. Тяжёлые времена наступили для мальчика-грузчика. Технология погрузки-выгрузки багажа в Костромском аэропорту находится на примитивном этапе эволюции, и весь процесс держится исключительно на его худеньких плечах. Сначала тележка под его управлением, гружёная багажом с прибывшего рейса, промчалась в сторону аэровокзала следом за владельцами этих чемоданов, а затем с той же пугающей скоростью он, в который уже раз, пролетел мимо нас уже с нашим шмутьём.

В Костроме всё делается быстро. Современная техника здесь только мешает.

Кострома. Аэропорт. Выгрузка багажа с RA-26133.JPG


В общем, стало ясно, что из Костромы на «Костроме» же и полетим. Похоже, что борт заменили из-за неисправности «Маршала Новикова» и точно не из-за погоды, ведь туча хоть и выглядела угрожающе, всё ограничилось небольшим коротким дождиком, да и «Костроме» она сесть не помешала. Интересно, если бы не этот борт, на чём бы мы тогда летели?
Где-то в пять нас, наконец, пригласили на посадку. Никаких автобусов в здешнем аэропорту, конечно, нет, да и к чему они, если до самолёта 50 метров?
Поднимаемся по низенькой приставной лесенке в салон, где нас уже встречает очень симпатичная и приветливая бортпроводница: «Здрасьте-здрасьте, вот ваши места» и показывает почему-то на два места по разные стороны прохода.
- Позвольте, - говорю, - вот это наши места!
Пришлось согнать с насиженного места дядю, который перепутал английскую B с русской Б. Попривыкали, понимаешь, ко всяким «аэробусам» с их басурманским алфавитом!
Салон «Костромы» производил приятное впечатление. Чистенький, сиденья довольно новые, из синего кожзама, не советское старьё, как на Ан-24, с фирменными салфетками на подголовниках, на больших винтажно-круглых иллюминаторах – голубенькие занавесочки. Всё хорошо, вот только иллюминаторы расположены низковато, всё время приходилось нагибаться, чтобы посмотреть в окошко. И в целом, конечно, с головой выдавались эргономика и дизайн 1960-х с круглыми, лупатыми плафонами по бортам, старомодными тумблерами для их включения и отсутствием багажных полок.
Входная дверь, в отличие от двойника и «старшего брата» Ан-24 – по правому, а не по левому борту, и спереди, а не в хвосте. Соответственно, спереди же, а не сзади, расположены и «удобства» – буфет и туалет. В корме обращает на себя внимание интересная деталь, наследие транспортного прошлого самолёта – ширма-тент, отделяющая салон от хвостовой части с грузовой рампой. Кстати, техники долго возились с этим механизмом на «Маршале Новикове», может быть, как раз её неисправность и стала причиной замены ВС.

Салон нашего «Ана». Не бизнес-класс, но всё равно прилично.

Салон RA-26133. Рейс КБ17 Кострома-СПб завершён.JPG


Бортпроводница Анастасия прочитала свою обычную предполётную мантру, «Ан» загудел моторами и порулил по ухабистой полосе на взлёт. Мы проехали всю ВПП от начала до конца и, развернувшись, самолёт замер, нацелив свой нос на север. Время 17.15, так что задержка с вылетом составила час с четвертью.
Разбег, отрыв и мы неспешно набираем высоту. Внизу плавно плывут изумрудные поля и дремучие леса русского Севера, а через несколько минут открылся прекрасный вид на зеркальную гладь большого рукотворного озера, испещрённую плоскими зелёными пятнами больших и малых островов – Костромское водохранилище. Моторы гудят на взлётном режиме, но монотонно и не так надсадно, как на «двадцать четвёртом». Это хорошо, ибо я ещё помню, как у меня гудела башка, словно туда запустили целый рой пчёл, после двухчасового полёта на Ан-24 из Москвы в Псков.
Примерно через полчаса после взлёта, на эшелоне, когда уже погасли табло «Застегнуть ремни» и «Не курить» (какой анахронизм в наше время!) «Кострома» влетела в густую, как вата, облачность, и мы целый час так и неслись сквозь неё совершенно вслепую.
Впрочем, пассажиры скучали недолго, ибо ещё через полчасика Анастасия начала нас кормить. Конечно, разносолов никаких не было, но сам факт кормёжки на таком рейсе был чрезвычайно приятен. Нам дали чайку с пакетиком сахара и по две печеньки.

Что слабовато? От некоторых и этого не дождёшься!

Рейс КБ17 Кострома-СПб. Лёгкий ужин (1).JPG


Чтобы люди не скучали в полёте, в кармашке каждого кресла, помимо штатной инструкции по безопасности, был ещё и журнальчик «Линия полёта», иными словами, руководство авиакомпании следит за тем, чтобы сервис на их воздушных судах соответствовал минимальным стандартам качества. Мне кажется, что два часа при сопоставимых ценах на Ан-26 с двумя печеньками лучше, чем на суперсовременном «Боинге» со слюной во рту. А таких примеров ныне – полно.
Пресловутые «удобства» я тоже посетил (скорее из любопытства, нежели по необходимости). Ну, туалет, как туалет, по-моему, такой же, как на Ан-24.
Незадолго до начала снижения облака стали редеть и внизу показалась земля. Снова зажглись табло, люди заёрзали, пристёгивая свои тела к креслам, а под нами уже виднелись окрестности северной столицы – Нева, Отрадное, Колпино, Пулковское шоссе, ещё несколько секунд, и Ан-26 уже резво бежал по полосе 28L аэропорта Пулково под заслуженные овации почтеннейшей публики. Люди радовались завершению долгого рейса, а я грустил, что он так быстро подошёл к концу, и скоро мы покинем этот замечательный самолёт.
Едва винты перестали вращаться, как Анастасия открыла входную дверь, и мы вышли на прогретый ярким солнцем бетон. В ленинградском аэропорту с автобусами всё в порядке, к тому же и стоянка совсем не так близко к терминалу, как в Костроме. Все мы загрузились в один автобус и скоро навсегда разбежались кто куда по своим питерским делам. Эх, жаль, что речники так подкачали с «Метеором», но я всё равно был доволен – полёт на Ан-26 всё окупил сторицей!
 
Последнее редактирование:
Реклама